airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home Реформа образования О реформе образования, ее итогах и перспективах

О реформе образования, ее итогах и перспективах

О реформе образования, ее итогах и перспективах
Заявление Ученого совета
филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова


1. Школа1. Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщест-
ва предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании
вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности(1). Ситуация измени-
лась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература
более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса.
2. Это произошло не потому, что власть обнаружила свою некомпетентность,
а потому, что она сознательно и целенаправленно конструировала это «каче-
ственное обновление образовательной ситуации». Об адекватности данной
оценки красноречиво свидетельствует, в частности, недавно утвержденная
правительством РФ Программа развития образования до 2020 г., из текста
которой следует, что правительство РФ полностью удовлетворено сделанным
до сих пор в указанной области и не собирается корректировать образова-
тельную политику. Единственный качественный показатель оценки уровня
образования, фигурирующий в этой программе, базируется на результатах
ЕГЭ и рассчитывается как «Отношение среднего балла ЕГЭ (в расчете на
1 предмет) в 10% школ с лучшими результатами ЕГЭ к среднему баллу ЕГЭ
(в расчете на 1 предмет) в 10% школ с худшими результатами ЕГЭ»; по мне-
нию авторов программы, данный показатель «характеризует равенство дос-
тупа к качественным образовательным услугам»(2).
3. Политика российских властей в области образования обусловлена сово-
купностью причин; назовем некоторые, наиболее очевидные. А) Стремление
власти окончательно уничтожить «советскую» составляющую «постсовет-
ского» образования, в случае с русской классической литературой – резко ог-
раничить обсуждение и, тем более, усвоение ее ценностей, чуждых совре-
менной политической и экономической элите, а также той части «среднего
класса», которая ориентирована на обслуживание этой элиты. Б) Понимание
того, что управление общественным сознанием осуществляется тем легче,
чем ниже уровень образования. В) Стремление власти снять с себя возможно
большую часть обязательств по финансированию образования,
а в перспективе сделать его частично или полностью платным. Г) Давление
извне, сопровождавшееся, судя по ряду публикаций в СМИ, выделением зна-
чительных денежных средств(3).
4. Основные средства, которыми воспользовалась власть. А) Создание под-
контрольных и хорошо финансируемых вузов, которые должны были выдви-
нуть программу образовательных реформ; эту роль, в основном, сыграла
ВШЭ(4). Б) Информационная поддержка СМИ. В) Конструирование подкон-
трольной группы «инновационно мыслящих» педагогов, представителей об-
щественности, деятелей культуры, которой был предоставлен режим наи-
большего благоприятствования как в СМИ, так и в структурах, подконтроль-
ных Министерству образования. Г) На этой основе – активная дискредитация
сложившейся в СССР системы взаимоотношений по линии школа – универ-
ситет как коррупционной и манипулирование реальными фактами коррупции
по двум основным направлениям: а) давление на «старый» ректорский кор-
пус с целью нейтрализации его сопротивления «реформам» и б) «форматиро-
вание» общественного мнения, сопровождавшееся рядом демагогических
подтасовок (например: сочинение, как выпускное, так и вступительное, при-
надлежит к числу наиболее «коррупционноемких» видов экзаменов, следо-
вательно должно быть отменено; при этом никто не объяснял [и почти никто
не спрашивал], почему отменяют экзамен, а не создают новую систему кон-
троля).
5. Основные результаты, достигнутые реформой. А) В результате введения
ЕГЭ, резкого сокращения часов на преподавание литературы в школе, а в по-
следнее время и упразднения самого предмета «русская литература» (со-
гласно стандарту второго поколения, сейчас в средней школе есть предмет
«русский язык и литература») а) резко, на порядок упал уровень преподава-
ния русской литературы, уровень ее знания, уровень ее эмоционального,
ценностного, культурно-психологического воздействия на учащихся, факти-
чески лишенных возможности осмыслить литературную культуру прошлого
как духовную почву для саморазвития; б) с отменой сочинения произошли
иные, качественные изменения в характере преподавания: учащийся более
не рассматривается как самостоятельно мыслящая личность, наделенная ана-
литическими способностями и умеющая реализовать их на практике в форме
связного текста; теперь он должен лишь воспроизводить некоторую часть
полученной информации; естественно предположить, что цель такого сред-
него образования - создание потребителя, «управляемой массы». Б) созданы
условия для деградации учительского корпуса, обреченного на «подготовку
к ЕГЭ» и на работу с сомнительными по качеству учебниками, пособиями,
методическими разработками. В) Резко вырос уровень коррупции(5). Г) «Еди-
ное образовательное пространство» РФ оказалось расколото в региональном(6)
и социальном(7) отношениях.
6. Общественное противостояние разгрому образования в России незначи-
тельно, по крайней мере в том отношении, что власть может себе позволить
его игнорировать. К числу симптомов нарастающего сопротивления относят-
ся а) единичные опыты создания частных школ, работающих по советским
учебникам и учебным программам; б) активное развитие интернет-проектов
по «оцифровке» советских и дореволюционных учебников.
7. Ситуация катастрофического обрушения уровня гуманитарного школьного
образования усугубляется массовым закрытием школ в российской провин-
ции и резким сокращением числа бюджетных мест, выделяемых филологиче-
ским факультетам вузов, а вместе с тем политикой слияния и закрытия самих
вузов. Фактически это означает, что в самое ближайшее время будут аннули-
рованы достижения советской образовательной системы, а вместе с тем бу-
дут окончательно преданы забвению традиции русской дореволюционной
школы. Это национальная катастрофа, чреватая сломом механизмов истори-
ческой преемственности и прерыванием самой национальной культурной
традиции.
2. Вузы
1. Университеты столкнулись с рядом сложностей, связанных с необходимо-
стью повышения гуманитарных знаний студентов, сдавших ЕГЭ и испыты-
вающих огромные трудности с выражением своих мыслей на письме, а под-
час откровенно неграмотных (одна из симптоматических попыток преодоле-
ния продолжающей ухудшаться ситуации – введение в МГУ курса «Русский
язык и культура речи» на негуманитарных факультетах). В ближайшей пер-
спективе, если тенденция сохранится, организация курсов ликвидации не-
грамотности по образцу тех, что создавались в СССР на заре «всеобуча».
2. Неспособность внятно формулировать мысли – внешнее выражение неспо-
собности самостоятельно мыслить: потребитель «информации» в лучшем
случае научится ориентироваться в ней, но не сможет осуществить ее экспер-
тизу, а значит, и оказать сколько-нибудь существенное воздействие на ин-
формационное пространство.
3. В данной ситуации министерство образования развернуло кампанию по
сворачиванию филологического (и, шире, гуманитарного) образования в ву-
зах. По данным УМО филологического факультета МГУ, на протяжении по-
следнего десятилетия бюджетный набор на фундаментальные университет-
ские направления гуманитарной подготовки («Филология», «История», «Фи-
лософия» и др.) сократился как минимум втрое (примерно с 300 до 100 чело-
век в крупных университетах, со 100 до 30 человек в менее крупных; в Нов-
городском, Челябинском и некоторых иных вузах он составляет ныне 10–15
чел.). Подобное сокращение набора привело к изменениям традиционных ву-
зовских структур, реализующих гуманитарную подготовку: вместо ранее са-
мостоятельных факультетов и отделений (филологических, исторических
и т.п.) в целом ряде университетов появились Институты гуманитарных наук
(или иные подразделения с подобными названиями), ведущие обучение по
всей совокупности открытых в вузе гуманитарных образовательных про-
грамм. В составе новых подразделений ранее самостоятельные факультеты
представлены одной-двумя кафедрами филологического, исторического
и т.п. профиля, которые в создавшихся условиях вынуждены обслуживать
в основном смежные направления подготовки и постепенно теряют специа-
лизированный характер, переставая быть выпускающими кафедрами.
4. В последнее время министерство образования перешло к политике прямой
дискредитации гуманитарных вузов и объявило «неэффективными» РГГУ,
Литературный институт, Московский педагогический государственный уни-
верситет, МАРХИ, опираясь на анекдотически неадекватные «критерии»
оценки «эффективности» вузов, разработанные ВШЭ8. В самое последнее
время, согласно сообщениям СМИ, два вуза исключены из списка – Литин-
ститут и МАРХИ, но, во-первых, их репутации нанесен серьезный урон, во-
вторых же вновь неизбежно возникает вопрос о качестве «экспертизы»: если
признается, что она дает неверные результаты в одних случаях, то откуда
уверенность в том, что в других случаях она адекватна?
5. При этом из сферы общественного сознания постепенно, но последова-
тельно вытесняется представление о культурообразующей роли филологии,
которая все чаще третируется как нечто незначительное и необязательное.
Один из ярких симптомов этого процесса – скандальная ситуация на филоло-
гическом факультете СПбГУ, где количество бюджетных мест на русском
отделении бакалавриата ныне ограничено двадцатью пятью9.
Позволим себе напомнить о том, что еще недавно казалось самоочевидным.
Во-первых, филология - это не только и не просто обучение родному и «ино-
странным» языкам, это система знаний о принципах возникновения и разви-
тия языков, о механизмах их воздействия на культуру; без этих знаний не-
возможно само обучение языкам, т.к. любые серьезные учебники, пособия,
методические разработки создаются на основе понимания системных процес-
сов в области языковой деятельности.
Во-вторых, филология – это критика текста и герменевтика, предоставляю-
щие человеку и обществу возможность интеллектуальной независимости,
т. е. позволяющие установить правильный текст памятника и дать его адек-
ватную интерпретацию; при этом разработанные филологами принципы
и приемы критики текста позволяют осуществить экспертизу любого пись-
менного или устного сообщения на предмет установления его подлинности
или подложности, явных и скрытых информационных возможностей, дати-
ровать его (т.е. включить в культурную историю, а также в историю науки:
ведь все без исключения науки имеют дело с текстами) и установить его ав-
тора, а вместе с тем и цели, которые он преследовал, создавая данное сооб-
щение.
В-третьих, филология – это история литературы, которая объясняет, как
и почему оказались связаны друг с другом тексты, разнесенные в простран-
стве и времени: без этих знаний вся национальная культурная традиция
(в конечно счете – и вся мировая культура) неизбежно предстанет хаотиче-
ским нагромождением случайных письменных памятников, что может уст-
роить только тех «креативно мыслящих» «деятелей культуры», которые соз-
нательно работают на ее разгром.
Понимая свою ответственность перед обществом, нижеподписавшиеся заяв-
ляют:
1) о неприятии политики разгрома российского гуманитарного образования,
которую проводит министерство образования;
2) о недоверии тем чиновникам всех уровней, которые эту политику разраба-
тывают и реализуют;
3) о целесообразности предания гласности всех данных, которые позволят
обществу оценить эффективность деятельности министерства образования за
последние двадцать лет и уровень нанесенного им ущерба, в т. ч.:
а) о количестве закрытых школ по регионам и об общей динамике в этой об-
ласти; б) о размерах государственного и иного (включая зарубежные фонды)
финансирования программ министерства образования; в) о результатах ЕГЭ
по всем регионам России и по всем образовательным дисциплинам с момента
его внедрения и о необходимости профессионального анализа этих результа-
тов.
4) о необходимости развертывания широкой профессиональной дискуссии о
путях выхода из создавшегося положения.
Принято единогласно на заседании Ученого совета филологического факуль-
тета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова
22 ноября 2012.
Члены Ученого совета филологического факультета Московского государст-
венного университета имени М. В. Ломоносова:
Авраменко А. П., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой русской литературы ХХ–ХХI вв.;
Александрова О. В., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой английского языкознания;
Ананьева Н. Е., доктор филологических наук, профессор, зав. ка-
федрой славянской филологии;
Архангельская А. В., кандидат филологических наук, доцент,
зав. учебной частью;
Братчикова Н. С., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой финно-угорской филологии;
Волков А. А., доктор филологических наук, профессор, зав. ка-
федрой общего и сравнительно-исторического языкознания;
Всеволодова М. В., доктор филологических наук, профессор, за-
служенный профессор МГУ, почетный профессор Шанхайского
университета;
Гвишиани Н. Б., доктор филологических наук, профессор;
Голубков М. М., доктор филологических наук, профессор;
Жданова Л. А., кандидат филологических наук, доцент;
Ивинский Д. П., доктор филологических наук, профессор;
Катаев В. Б., доктор филологических наук, профессор, зав. ка-
федрой истории русской литературы;
Кедрова Г. Е., кандидат филологических наук;
Клинг О. А., доктор филологических наук, профессор, зав. ка-
федрой теории литературы;
Клобукова Л. П., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой русского языка для иностранных учащихся гума-
нитарных факультетов, вице-президент РОПРЯЛ;
Кобозева И. М., доктор филологических наук, профессор;
Ковтун Е. Н., доктор филологических наук, профессор,
зам. Председателя Совета по филологии УМО по классическому
университетскому образованию;
Короткова О. Н., кандидат филологических наук, доцент;
Красильникова Л. В., доктор филологических наук, доцент,
зав. кафедрой русского языка для иностранных учащихся фило-
логического университета;
Кузнецова И. Н., доктор филологических наук, профессор, зав.
кафедрой французского языкознания;
Кузьменкова В. А., кандидат филологических наук, доцент;
Машкова А. Г., доктор филологических наук, профессор;
Михайлова М. В., доктор филологических наук, профессор, ака-
демик РАЕН, член Союза писателей Москвы;
Назарова Т. Б., доктор филологических наук, профессор;
Носова Е. Г., кандидат филологических наук, доцент, зав. кафед-
рой немецкого языкознания;
Панина И. В., зав. аспирантурой;
Ремнева М. Л., доктор филологических наук, профессор, зав. ка-
федрой русского языка, декан филологического факультета;
Самойлов С. М., заместитель декана филологического факульте-
та;
Сидорова М. Ю., доктор филологических наук, доцент;
Соловьева Н. А., доктор филологических наук, профессор;
Солопов А. И., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой классической филологии;
Сутугина И. А., заслуженный преподаватель МГУ, ученый секре-
тарь филологического факультета;
Толмачев В. М., доктор филологических наук, профессор,
зав. кафедрой истории зарубежной литературы;
Шешкен А. Г., доктор филологических наук, профессор.
1 ЕГЭ и судьба российского образования: Белая книга. М., 2009.
2 Ср. отзыв эксперта об этом бюрократическом шедевре: Привалов А. О под-
ражателях Прокруста // http://expert.ru/expert/2012/41/o-podrazhatelyahprokrusta/
.
3 См., например: Коняев Н. Почему Фурсенко сбежал с Русского собора //
http://ruskline.ru/news_rl/2010/05/28/pochemu_fursenko_sbezhal_s_xiv_vsemirno
go_russkogo_narodnogo_sobora/; Всемирный банк как инструмент колониза-
ции // http://www.rusrand.ru/mission/result/result_600.html ; некоторые цифры,
фигурирующие в нескольких сетевых источниках, требующих проверки, но
никем, насколько известно, не отрицавшиеся:
http://prostomutter.livejournal.com/61815.html;
http://www.kommersant.ru/pda/money.html?id=1124805;
http://ispu.ru/files/JurVusa5_c24-26.pdf.
4 См., в частности: ЕГЭ на сегодняшний день фактически незаконен: Интер-
вью С.К. Комкова // http://azerros.ru/intervju/7141-ege-na-segodnyashniy-denfakticheski-
ne-zakonen.html; см. еще: http://kprf.ru/crisis/edros/89888.html;
http://www.novopol.ru/-sergey-mironov-ministr-livanov-samyiy-nastoyaschiy-vrtext136478.
html.
5 Найман Софья. ЕГЭ – преступление против России //
http://www.prezidentpress.ru/news/prezident/2168-ege-prestuplenie-protivrossii.
html; некоторые расценки за ЕГЭ: http://www.ng.ru/education/2012-06-
26/8_ege.html; http://public.ru/corruption_ege2012 и мн. др.
6 См., напр.: Цыганкова М. Петербургские школьники проигрывают даге-
станским // http://www.fontanka.ru/2012/10/11/092/.
7 Ср. мнение независимого эксперта: «Фактически общественная система об-
разования развивается таким образом, что обеспечивает воспроизводство
и даже усиление социальных диспропорций в обществе. Это неравенство воз-
никает на уровне дошкольного образования и в дальнейшем сохраняется
и усиливается на всех дальнейших стадиях получения образования»
(http://www.hse.ru/data/2011/08/08/1268222728/NO2007-10-Davidova.doc).
Не говорим уже о том, что «элитные» школьники получают образование за
рубежом, см. хотя бы: http://pasmi.ru/archive/48674.
8http://минобрнауки.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1
%82%D0%B8/2775; краткий, но точный анализ этих «критериев»
О. Н. Смолиным см.: http://kprf.ru/dep/gosduma/activities/112475.html .
Ср. результаты и основания другого, более объективного рейтинга
9 См.: http://www.philol.msu.ru/faculty/v-zaschitu-gumanitarnogo-obrazovanija-vrossii/.

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv