Авторский коллектив:
Алексей АНТОШИН (УрГУ)

Геннадий БОРДЮГОВ, руководитель (НИЦ «АИРО-XXI»)

Зоя БОЧАРОВА (МГУ им. М.В. Ломоносова)

Алан КАСАЕВ, руководитель (РИА «Новости»)

Марина МОСЕЙКИНА (РУДН)

 

Научно-вспомогательная работа:

Ирина ДАВИДЯН

Сергей ЩЕРБИНА

 

 

© Фонд «Русский мир», 2009
© Авторы, 2009

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕРИОДА.. 4

2. ОТНОШЕНИЕ РОССИИ К ЭМИГРАНТАМ  И ЭМИГРАЦИИ,
ЮРИДИЧЕСКОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ЯВЛЕНИЯ 
И РАЗНЫХ ЕГО ПРОЯВЛЕНИЙ.. 7

Законодательство первой половины XIX века.  Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.. 7

Русское законодательство и эмиграция.  Из статьи С.Я. Яновского.. 9

О деятельности Еврейского колонизационного общества (ЕКО)  (из архивных материалов)  19

Из материалов Ковенского Информационного бюро  для эмигрантов-евреев.. 20

Из ответов на вопросный лист. 22

Из «Отчетов Министерства иностранных дел Российской империи».. 23

Эмиграция и высылка иностранцев Из «Отчетов Министерства иностранных дел  Российской империи».. 24

Русская дипломатическая служба за рубежом.  Из воспоминаний А.А. Игнатьева. 26

Из книги В.Л. Бурцева  «В погоне за провокаторами».. 29

3. ГЕОГРАФИЯ РАЗМЕЩЕНИЯ ЭМИГРАНТОВ ПО МИРУ, 
ПРИМЕРНАЯ ЧИСЛЕННОСТЬ, СФЕРА ЗАНЯТИЙ.. 31

Из статьи Александра Ахиезера  «Эмиграция из России: культурно-исторический  аспект»   31

Основные эмиграционные потоки из России (из монографии Е.И. Пивовара «Российское зарубежье.  Социально-исторический феномен, роль и место  в культурно-историческом наследии»)  34

Таблица. Иммиграция в страны Нового Света из России  в 20‑х годах ХIХ – начале ХХ вв. (тыс. чел.). 40

США... 42

Русские религиозные сектанты и староверы в США  По материалам статьи Э. Нитобурга  «Русские религиозные сектанты и староверы в США».. 42

Русские трудовые эмигранты в США (по материалам статьи Э.Л. Нитобурга). 45

Бразилия... 49

Из книги А.С. Ионина  «По Южной Америке».. 49

КАНАДА... 51

Об условиях поселения духоборцев в Канаде Из книги В. Бонч-Бруевича  «Духоборцы в канадских прериях».. 51

Об иммиграции в Канаду из статьи И.В. Окунцова в газете  «Русское слово» (Нью-Йорк)  54

АВСТРАЛИЯ... 55

Из книги Г.И. Каневской  «Очерк русской иммиграции в Австралии  (1923–1947 гг.»   55

4. ДОКУМЕНТЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СТАТУС  ЭМИГРАНТОВ
В РАЗНЫХ СТРАНАХ, ИХ ПРАВА.. 59

США (по материалам книги В.А. Тена  «Иммиграционная политика США в ХVII–ХХ вв. / Краткий исторический очерк».). 59

ФРАНЦИЯ... 64

Русские революционные эмигранты в Париже.  Из архивных материалов.. 64

О положении русской политической эмиграции в Западной Европе  По материалам книги В.Я. Гросула  «Международные связи российской политической эмиграции  во 2‑ой половине ХIХ века».. 65

Бегство В.И. Засулич в Англию в 1894 г. (из воспоминаний Н.К. Гернет). 67

Жизнь Л.Д. Троцкого в эмиграции Выдержка из дневника Л.Д. Троцкого (1935 г.). 69

ШВЕЙЦАРИЯ... 69

Конвенция о водворении и торговле,  заключенная между Россией и Швейцарией  14(26) декабря 1872 года. 69

ГЕРМАНИЯ... 72

Справка об узаконениях и правилах действующих для иностранцев  в Германии для въезда в страну, проживания в ней и выезда из нее. 72

БРАЗИЛИЯ... 73

Перевод текстов постановлений  бразильского закона о подданстве. 73

АРГЕНТИНА... 75

О правовом статусе иностранцев в Аргентине  Из книги Е. Лапина  «Настоящее и будущее еврейской колонизации в Аргентине».. 75

БОЛИВИЯ... 77

Выдержка из закона, принятого Национальным  Конгрессом Боливии 18 января 1911 г. 77

5. СТЕПЕНЬ СВЯЗАННОСТИ «РУССКОГО МИРА» 
В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ СТРАНЕ: 
ОРГАНИЗАЦИИ, ПЕЧАТЬ, ПРАЗДНИКИ,
АКЦИИ, ЛИДЕРЫ И Т. Д. 77

Из воспоминаний П.Д. Боборыкина. 77

Стихотворение Н.П. Огарева «Прощанье с краем, откуда я не уезжал».. 81

Русские революционные эмигранты в Париже (по материалам французских архивов)  82

Парижская эмигрантская касса Из отчета за 1913 год  (Париж, 1914). 85

Об издании во время Первой мировой войны  интернационалистских газет в Париже Из воспоминаний А. Лозовского.. 87

США... 90

Организации российской эмиграции в США... 90

Русский рабочий Клуб в Нью-Йорке По материалам газеты «Прогресс»  (Чикаго-Нью-Йорк, 1893)  91

Какая организация нужна русским рабочим в Америке? (из материалов печатного органа «Голос Труда», 1911). 92

Обзор деятельности рабочих организаций Нью-Йорка По материалам газеты «Голос труда» (1911 г.)  93

Из анкеты Русской Рабочей Группы  (Нью-Йорк). 93

Из автобиографии редактора первой русской газеты в Америке А. Гончаренко (по материалам газеты «Прогресс» (Чикаго-Нью-Йорк, 1893 г.). 94

ШВЕЙЦАРИЯ... 96

Русские в Цюрихе По воспоминаниям М.П. Сажина. 96

ИТАЛИЯ... 98

Русская эмиграция в Италии.. 98

Общество Герцена в Риме Из письма членов Общества  В. Лункевича, Вл. Рихтера,  Гр. Шрейдера (1915). 100

ЯПОНИЯ... 101

Клуб русских политических эмигрантов в Нагасаки Из протокола Чрезвычайного Собрания Нагасакской группы  Союза помощи народному освобождению от 2 августа 1907 г. 101

Из письма члена Клуба русских политических эмигрантов  в г. Нагасаки П.И. Кларка общему собранию (1907). 102

КИТАЙ... 102

Харбинский Женский Патриотический Кружок* Из письма вице-председателя  Харбинского Женского Патриотического Кружка В.Д. Лачиновой  Управляющему Китайской Восточной железной дорогой  (1906). 102

Л.Д. Троцкий в эмиграции Из книги И. Дойчера  «Троцкий. Вооруженный пророк. 1879–1921 гг.»   104

Выдержки из статьи Л. Троцкого  «Ленин и старая “Искра”».. 108

Из Устава Заграничного  «Союза русских социал-демократов».. 112

Пропагандистская деятельность российских социал-демократов за рубежом (из воспоминаний В.Д. Бонч-Бруевича). 113

Адъютант генерал-майора Г. Маннергейма  Игнатий Кондратьевич Карпачев. 1896–1943 (Из книги «Густав Маннергейм и белая эмиграция.  История в письмах»). 116

6. МЕРЫ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ РУССКОГО ЯЗЫКА, 
ОБРАЗОВАНИЯ, РАЗВИТИЮ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ 
ИЛИ ПРИОБЩЁННОСТИ К НЕЙ. 119

ФРАНЦИЯ... 119

Русская Общественная Библиотека в Париже (Из очерка С.Г. Сватикова  «Русская Общественная библиотека имени И.С. Тургенева в Париже»). 119

Из «Устава Общества Тургеневской Библиотеки в Париже».. 121

Pусские в Парижской академии наук в 1881–1888 гг. (по «Справке» М.П. Венюкова)  122

Русская высшая школа общественных наук в Париже По письмам М.М. Ковалевского А.И. Чупрову (1901–1905 гг.). 125

Новая русская школа в Париже Фонд газеты «Две жизни».. 127

Из записок Зинаиды Гиппиус  (1906–1914). 127

Стихотворение Дм. Мережковского «Венеция».. 129

О «Русских сезонах» в Париже (из воспоминаний Александра Бенуа). 130

Из воспоминаний Б.К. Зайцева. 131

ГЕРМАНИЯ... 132

Русские в Германии.. 132

Михаил Глинка в Берлине. 132

В гейдельбергском университете (из воспоминаний Ю. Кашкина). 133

ИТАЛИЯ... 135

Общество русской библиотеки-читальни имени Л.Н. Толстого в Риме Из письма председателя правления Общества русской библиотеки-читальни  имени Л.Н. Толстого Г.И. Шнейдера  135

КИТАЙ... 136

Культурная жизнь русской эмиграции в Китае. 136

Из воспоминаний журналиста С.Р. Чернявского.. 136

Из воспоминаний антрепренера И.М. Арнольдова. 137

Харбинский ипподром.. 138

Харбинские коммерческие училища КВЖД Из воспоминаний В. Шуйского.. 139

Хроника основных событий культурной жизни Русского Харбина (1900–1913). 140

7. РОЛЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 
В ОБЪЕДИНЕНИИ ЭМИГРАНТОВ.. 146

Русские православные церкви за рубежом.  Правовое положение  (Из собрания узаконений)  146

Русские православные миссии за границей Из статьи Л.С. Чернявской  «Документы архива Министерства иностранных дел  по истории русских православных миссий за границей»   148

Русские православные храмы за рубежом.. 150

Германия. 150

Канны (Франция). 151

г. Вэвэ (Швейцария). 152

О русских курортных церквах в Западной Европе По материалам газеты «Церковная правда» (Берлин, 1914). 153

Миссионерская деятельность Русской Православной церкви По материалам «Очерков по истории миссионерства  Русской Православной церкви» А.Б. Ефимова. 154

Русские православные приходы в Северной Америке Из монографии А.Б. Ручкина  «Русская диаспора в Соединенных Штатах Америки  в первой половине ХХ века». 163

Православная церковь в Аргентине Из публикации протоиерея К. Изразцова. 164

Из донесения Обер-прокурора  Святейшего Синода В. Саблера. 167

8. ОТНОШЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ «РУССКОГО МИРА» 
К СОБЫТИЯМ, ПРОИСХОДИВШИМ НА РОДНОЙ ЗЕМЛЕ, 
ОРГАНИЗАЦИИ АКЦИЙ ПОМОЩИ И ДР. 168

ШВЕЙЦАРИЯ... 168

Центральный Комитет помощи российским гражданам в Швейцарии Из отчета о деятельности Центрального Комитета помощи российским гражданам  в Швейцарии (ноябрь 1916 г. – 20 марта 1916 г.). 168

Комитет помощи российским гражданам в Берне Расписки (дубликаты) председателя Комитета помощи российским гражданам в Берне профессора Н.М. Рейхсберга в получении денежного пособия для Комитета от Императорской Российской миссии в Берне. 170

Из письма С. Лорье К.М. Оберучеву.. 170

Пленные русские в Германии Из записки на имя министра внутренних дел  от некоего Алексея Ельшина. 172

Из писем русских военнопленных в Германии в редакцию  «Русского вестника» (Берлин, 1916 г.)  173

АНГЛИЯ... 176

О деятельности Лондонского комитета  для помощи русским анархистам в тюрьмах и в ссылке По материалам издания Федерации Анархических  Красных Крестов Европы и Америки  «В помощь» (Лондон, 1912). 176

ИТАЛИЯ... 177

Из переписки И.В. Цветаева и художника Н.Н. Лохова. 177

Н. Н Лохов – кн. Абамелек-Лазаревой.. 178

9. Список источников и литературы.. 179

I. Библиографические пособия. 179

II. Справочные материалы... 180

III. Периодическая печать. 181

IV. Документальные публикации.. 183

V. Мемуары... 185

VI. Исследования. 187

VII. Литература на иностранных языках.. 200

VIII. Диссертационные исследования. 202

 

Перечень иллюстраций

Образец «Вопросного листа» Еврейского колонизационного общества.. 19

Закладка храма 4/16 октября 1896 г. в Бад-Гомбурге  (Германия) в присутствии Государя и Государыни,  Германской вдовств. Императрицы Виктории,  Вел. кн. Елизаветы Федоровны и др. лиц.. 150

Лопатка и перо, употребленные  Государем Императором Николаем II  при закладке храма   150 Храм свв. Равноапп. Царей Константина  и Елены в Тегеле, около Берлина.. 151

Храм Св. Архистратига Михаила в Каннах. 151

.Храм Св. Влмуч. Варвары в Вэвэ (Швейцария). 152

Храм Вознесения на Елеоне с восточной стороны... 154

Архимандрит Антонин (Капустин), Начальник Миссии 1865–1894 г.г. 156

Архимандрит Леонид,  Начальник Миссии в 1914 г. 156

Храм Св. Марии Магдалины в Гефсимании.. 157

Святитель Тихон – епископ Алеутский и Северо-Американский.. 162

 

 

 

 


1. Общая характеристика периода

История российской эмиграции насчитывает несколько столетий, если учитывать вынужденное бегство за рубеж политических деятелей еще в период средневековья и раннего нового времени (А. Курбский (1564 г.), Г. Катошихин). С установлением постоянных границ фактически вводился запрет на свободный выезд из России без ведома государя. В результате многовековых миграционных процессов за пределами России оказалось 20–30 млн. россиян. Однако до середины ХIХ в. эмиграция была явлением редким, и за пределами России не существовало большой русской диаспоры со своей инфраструктурой.

История российской эмиграции как массового явления начинается с середины ХIХ в. До 70‑х гг. ХIХ в. эмиграция из России численно уступала иммиграции, а затем баланс миграций устойчиво становился отрицательным, причем постоянно увеличивался в абсолютных цифрах до начала Первой мировой войны. Лишь позднее, когда границы России уже не претерпевали существенных изменений, и заселение и освоение наиболее благоприятных для земледелия районов вступило в свою завершающую стадию, эмиграция начала выступать как самостоятельный фактор миграционного движения населения страны. Отток населения происходил преимущественно из западных окраинных районов страны и, главным образом, в страны Нового Света, в отличие от предыдущего периода, когда ехали в основном в соседние европейские страны.

В этот период различают следующие крупные группы российской эмиграции: трудовая (рабочая, экономическая), религиозная, этно-национальная, политическая. Можно выделить также группу деятелей культуры и науки, студентов, которые выезжали в целях своей профессиональной реализации, учебы. В Галле, Йене и других городах Германии еще в середине 18 в. начала оседать русская дворянская молодежь; в университетских городах – Лондоне, Цюрихе, Лейпциге, Вюнцбурге обучались десятки молодых русских дворян. Со второй половины 19 в. – особенно с начала 20 в. получать высшее образование за границей отправлялись не государственные стипендиаты и просители, а частные лица. И, наконец, своеобразную группу русских поселенцев в европейских странах составили семьи аристократов и иных состоятельных эмигрантов (представители мира искусства и литературы), подолгу проживавшие в курортных местах. Так возникли русские колонии в Ницце (Франция), Баден-Бадене, Висбадене (Германия), Сан-Ремо, Лидо (Италия) и др. (в их числе были Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, К.П. Брюллов, И.И. Мечников и др.). Сюда же устремились политэмигранты, прибегнувшие к невозвращенчеству как акту протеста против репрессий правительства после 14 декабря 1825 г. Особенность «дворянской» эмиграции заключалась в сравнительно высоком уровне жизни выезжавших и в добровольности выезда.

Первыми численно большими группами российских эмигрантов были религиозные меньшинства, которые уезжали за рубеж от преследований православной церкви и притеснений царской администрации. Церковный раскол 17 в., а точнее указ 1685 г., спровоцировал бегство старообрядцев. Группы старообрядцев поселились на территории Австро-Венгрии – 17–18 вв.; Османской империи (тогда же); в Пруссии (1831 г.); в устье Дуная (1828–1856 гг.). В 1890‑х годах усилилось движение духоборов с целью переселения в Америку. Часть духоборов была выслана в Якутию, но многие добились разрешения на переселение в США, Канаду. В первое десятилетие ХХ в. выехало в США более 3,5 тыс. молокан.

С конца 18 в. усилился отток за границу представителей отдельных этносов, национальные и культурные интересы которых ущемлялись царским правительством. Особую группу уехавших составили так называемые «мухаджиры», покинувшие преимущественно Западный Кавказ в ходе русско-кавказской войны (но собственно подданными империи их считать нельзя). Больше всего переселилось адыгских народов, чеченцев, ингушей, абхазов и ряд других в Османскую империю, Малоазиатский полуостров, где их стали называть черкесами. По официальным данным Российской пограничной службы, Кавказ покинуло около 500 тыс. человек (больше всего в 1864 г.), встречаются цифры и в 1–2,5 млн.

Позднее становится заметной трудовая эмиграция. До начала 80‑х годов ХIХ в. число покинувших Россию по экономическим мотивам не превышало 10 тыс. Пик пришелся на 1891 г. – 109 тыс. чел. Она была вызвана прежде всего тяжелым социально-экономическим положением выезжающих. Ехали преимущественно в страны Северной и Южной Америки и другие регионы. Причиной отъезда являлось не столько «относительное перенаселение», сколько различия в заработной плате за одни и те же виды труда в России и за рубежом. Несмотря на слабую заселенность, исключительные природные богатства, огромные площади неосвоенных земель в стране русская эмиграция возрастала. Выделяются два основных направления движения трудовых эмигрантов: в европейские страны (Германию, Данию, Англию) и в заокеанские (США, Канаду, Аргентину, Бразилию). В Европу ехали в основном холостые и преимущественно малообеспеченные подданные Российской империи, в Америку – чаще выезжали семьями, при этом 99,9 % выезжавших были трудоспособного возраста (от 14 до 44 лет); из них 61,6 % – грамотные.

Достаточно многочисленную группу политических эмигрантов составили шестидесятники, народовольцы, эмигрировавшие, спасаясь от репрессий царского правительства (П.Л. Лавров, М.А. Бакунин, П.Н. Ткачев, П.А. Кропоткин, С.М. Степняк-Кравчинский). Усилился поток эмигрантов после убийства Александра П. Вначале репрессивная политика и упадок революционного движения в стране сделали русскую эмиграцию замкнутой, отрезанной от России, но спустя десятилетие социал-демократическая эмиграция, доминирование которой началось в 1890‑х гг., оторванность от родины преодолела. Более того, РСДРП создала за границей издательства, типографии, библиотеки, склады, кассы. Кстати, эта тенденция была характерна и для других политических партий, например, эсеров. Ни демократы шестидесятники, ни сменившие их народники не успевали создать за границей налаженного быта. Это обусловливалось не только возвращением на родину, но и дороговизной жизни за рубежом, отсутствием постоянного источника доходов. Постепенно расширялся социальный состав российской политической эмиграции. К дворянам прибавились мещане, разночинцы, интеллигенция. С появлением в эмиграции марксистов социальный состав изменился еще больше, особенно после начала революции 1905 г. В ее среде появились рабочие, крестьяне, солдаты. 700 матросов сбежали в Румынию только с броненосца «Потемкин». За счет изменения социального состава политическая эмиграция в последующие годы утроилась.

В первые полтора десятилетия ХХ в., вплоть до Первой мировой войны, миграционные процессы в России усилились. Уехало за это время 2 млн. 575 тыс. человек. Всего с начала массовых внешних миграций Россию покинуло 4,5 млн. человек, из них – 88,9 % (почти 4 млн.) – в Америку, 87,7 % – США; 4,7 % – Канаду; 4,1 % – Аргентину, 2,7 % – Бразилию. Всего же российские эмигранты составили 8 % всех эмигрантов из Европы в США. По абсолютной численности эмиграция дореволюционной России занимала в Европе второе место после Англии, относительно численности населения страны Россия уступала Португалии, Испании, Германии.

Что касается национального состава, то до революции 1917 г. 38 % убывших составляли евреи, затем шли поляки (22–29 %); 13 % (7 %) – финны, 10 % – прибалты (эстонцы, литовцы, латыши), 7 % (5,2 %) – немцы (при 1,4 % населения). По своим масштабам эмиграция русских уступала миграциям других народов из Российской империи. В 1890–1900 гг. русские составили 2 % уехавших. Всего за пределами страны к 1917 г. расселилось менее 200 тыс. русских (плюс 300 тыс. в Царстве Польском). До 1907 г. в год выезжало около 2,6 тыс. русских, в 1907–1914–23 тыс.; 1913–49 тыс.; 1914–40 тыс. Первая мировая война почти прекратила массовый отъезд из России. Вместе с тем многих россиян война застала вне родины (беженцы, военнопленные, иностранный военный легион во Франции, интернированные и др.). При этом эмиграция в дореволюционный период была противозаконной и нелегальной. Российские дипломаты в Англии, Германии, США и др. странах, давно наблюдавшие за жизнью и положением российских эмигрантов за рубежом, осуждали отсутствие в России нормального эмиграционного законодательства и предлагали привести его в соответствие с аналогичными законодательствами большинства европейских стран. В июне 1906 г. при министерстве торговли и промышленности была образована межведомственная комиссия для составления законопроекта об упорядочении эмиграции из России. Комиссия была образована при отделе торгового мореплавания. Это объясняется тем, что с лета 1906 г. открылись прямые рейсы русских мореходных предприятий между Либавой и Нью-Йорком, и с первых же шагов их деятельности обнаружилось, насколько серьезны были препятствия, которые существовавшее законодательство ставило на пути их деятельности. Однако представленный на комиссию отделом торгового мореплавания проект «Положения об эмиграции» так и не был принят из-за возникших разногласий по вопросу о том, в чьем ведомстве должна находиться эмиграция

2. Отношение России к эмигрантам
и эмиграции, юридическое оформление явления
и разных его проявлений

Законодательство первой половины XIX века.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных

<>

Глава вторая

Об отступлении от веры и постановлений церкви

Отделение второе

 

О ересях и расколах

<>

215. За заведение раскольнических скитов или иных сего рода обиталищ и за построение новых и починку старых каких-либо для службы и моления по раскольническим обрядам зданий, под наименованием церквей, часовень или молитвенных домов, и за устройство престолов в существующих уже часовнях, наконец и за обращение крестьянских изб в публичные молельни, виновные приговариваются:

к заключению в тюрьме на время от одного года до двух лет, смотря по мере вины.

Все ими устроенное подвергается сломке и материалы продаются в пользу местного Приказа общественного призрения.

216. Если кто из евреев, высланных по распоряжению правительства из мест, в коих открыта так называемая жидовская ересь, в оное самовольно возвратится, то он за сие подвергается:

наказанию розгами от двадцати до сорока ударов и отдаче в военную службу рядовым без выслуги, или же, в случае неспособности к службе, ссылке на поселение за Кавказ.

<>

341. Приговоренные к высылке за границу иностранцы, а равно и евреи, коим на основании статьи 1188 сего Уложения воспрещается возвращение в пределы империи, за нарушение сего запрещения подвергаются:

заключению в смирительном доме на время от одного года до двух лет и снова высылаются за границу;

в случае вторичного ими нарушения и запрещения возвращаться в Россию, они приговариваются:

к наказаниям, за бродяжничество в статья 1177 определенным.

<>

 

Глава седьмая.

О недозволенном оставлении отечества.

<>

354. Кто, отлучась из отечества, войдет в иностранную службу без позволения правительства, или вступит в подданство иностранной державы, тот за сие нарушение верноподданнического долга и присяги подвергается:

лишению всех прав состояния и вечному из пределов государства изгнанию, или в случае самовольного потом возвращения в Россию, ссылке в Сибирь на поселение.

355. Кто, отлучась из отечества, не явится в оное обратно по вызову правительства, тот за сие ослушание приговаривается также:

к лишению всех прав состояния и к вечному изгнанию из пределов государства, если в назначенный по усмотрению суда срок он не докажет, что сие учинено им по независевшим от него, или по крайней мере, уменьшающим вину его обстоятельствам, а дотоле почитается безвестно отсутствующим, и имение его берется в опекунское управление на основании постановленных для сего Гражданскими законами правил (т. Х., приложение к статье 3890).

356. Оставшийся за границею на жительстве долее определенного на сие по состоянию законами срока, без особенных, признаваемых достаточными для сего, причин и не вследствие также особенного на то разрешения правительства, равномерно считается безвестно отсутствующим и имение его берется в опекунское управление, как сие поставлено в предшедшей 355 статье.

357. Кто будет подговаривать каких-либо подданных империи к переселению за границу, тот за сие подвергается:

лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных ему прав и преимуществ и ссылке на житье в губернии Томскую или Тобольскую, или же, буде он по закону не изъят от наказаний телесных, наказанию розгами в мере, определенной статьею 35 сего Уложения для пятой степени наказаний сего рода, и отдаче в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на время от одного года до двух лет.

Но когда к побегу за границу были подговариваемы военнослужащие или состоящие на рекрутской очереди, то виновные приговариваются:

к лишению всех прав состояния и к ссылке в Сибирь на поселение, а буде они по закону не изъяты от наказаний телесны, и к наказанию плетьми чрез палачей в мере, определенной статью 22 сего Уложения для второй степени наказаний сего рода.

<>

Российское законодательство. Х–ХХ вв. Т.6. М., 1988. С. 220–264.

Русское законодательство и эмиграция.
Из статьи С.Я. Яновского

I

В России до самого последнего времени совершенно не интересовались вопросами эмиграции…. По данным Соединенных Штатов, куда главным образом направлялись и направляются европейские эмигранты, с 1820 по 1870 годы из России приезжало в среднем по несколько десятков человек в год. В 1871 г. эмиграция впервые превысила 1000 человек и стала заметно расти, так что достигла через 10 лет (в 1881 г.) цифры в 10.655. С тех пор эмиграционный поток все усиливался, выбрасывая из России ежегодно несколько десятков тысяч человек. Но до 1900 г. число эмигрантов лишь один раз (в 1892 г.) достигло 81500, вообще же оно колебалось от 20 до 60 тысяч. Таким образом до самого конца XIX века эмиграция составляла незначительную величин по отношению к общему количеству населения России (не более 1/3 или ½ pro millе).

<…>

II.

Эмиграция до настоящего времени неизвестна русскому законодательству. По точному смыслу положений закона, трактующих об оставлении отечества, следует признать, что эмиграция, т. е. оставление отечества на неопределенное время (часто – навсегда) с целью экономически обосноваться в новой стране, – не допускается законом. На эмиграцию должно быть распространено действие ст.325–327 улож. о нак., карающих за недозволенное оставление отечества. Закон предусматривает следующие категории преступных деяний, обнимаемых этим понятием:

1)                    вступление за границей в иностранную службу без позволения правительства;

2)                    вступление – за границей же – в подданство иностранной державы;

3)                    неявка из-за границы на родину по вызову правительства;

4)                    пребывание за границей дольше определенного законами срока без достаточных причин.

Уголовная санкция состоит в лишении всех прав состояния и вечном изгнании из пределов государства (п. п. 1–3) или в объявлении безвестно отсутствующим и отобрании имения в опекунское управление<…>

Таким образом, переселение или эмиграция должна быть отнесена к категории недозволенного оставления отечества[1]

Однако среди перечисленных выше категорий недозволенного оставления отечества – мы не находим эмиграции или переселения<…>

Совершенно отрицательное отношение закона к эмиграции видно из ст. 326, коей устанавливается право государства в любой момент прекратить пребывание подданного за границей: этим самым государство не дает подданному законной возможности обосноваться за границей.

Если переселение за границу законами не допускается, то и всякое содействие кому-либо в совершении этого недозволенного деяния и вообще всякое участие в этом деле подпадает также под действие уголовного закона, на общих основаниях. Но из общего числа могущих быть в этом деянии участников закон особо выделяет подговорщиков и подстрекателей<…>

Эмиграция, несомненно, явление с государственной точки зрения отрицательное. В правовом государстве она вызывается тяжелыми экономическими условиями страны, с которыми населению тяжело бороться. Но трудность переселения, опасность и риск, связанные с ним, природный консерватизм – удерживают это движение в пределах необходимости и в известном соответствии с емкостью тех стран, куда обыкновенно направляется эмиграция. Между тем деятельность агентов, вербовщиков и подговорщиков, может искусственно поднять эмиграцию далеко за пределы необходимости и нарушить естественно создающееся в стране иммиграции соответствие между спросом и предложением труда. Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета, обнародованным 26 апреля 1906 г.[2], ст.328 была изменена в том смысле, что наказанию подвергается лишь тот, «кто будет распространять среди населения заведомо ложный слух о выгодах переселения за границу с целью побудить к оставлению своего постоянного места жительства». Эта новая редакция ст. 328 ограничила ответственность агентов лишь случаями распространения слухов, да к тому же заведомо ложных. Другие же способы агитации в пользу эмиграции призваны таким образом ненаказуемыми<…>

Законом допускается лишь временное оставление родины. Эмиграция, поскольку она является оставлением отечества, подпадает под эти постановления. Вопросу о временных отлучках за границу посвящен раздел второй устава о паспортах (изд. 1903 г.), под названием: «О паспортах заграничных, пропуск через границу и пограничных сообщениях» (ст. 164–244). Этот раздел состоит из пяти глав.

Глава I – «О выдаче паспортов на отлучку за границу» – определяет, кем выдаются заграничные паспорты (генерал-губернаторами или градоначальниками), кому они выдаются («русским подданным обоего пола только по достижении ими двадцатипятилетнего возраста», – ст.170), и в каком порядке (165–169). Установленные законом общие положения ослабляются однако целым рядом отступлений<…>

В гл. II постановляется, что за заграничный паспорт взимается по общему правилу 15 руб. в каждое полугодие; из этой суммы обращается 50 коп. в доход казны за напечатание бланков, 9 руб. 50коп. в состав инвалидного капитала и 5 руб. –временный сбор в пользу Российского Общества Красного Креста<…>

Глава III определяет срок дозволенного пребывания за границей – в пять лет. На пребывание свыше этого срока необходимо испрашивать особое разрешение губернского начальства<…>.

  Для эмиграционного движения некоторое значение имеют лишь первые три главы, трактующие о заграничных паспортах.

Но едва-ли какая либо часть Свода Законов менее пригодна к практическому применению, чем раздел второй устава о паспортах. Едва-ли во всем Своде Законов сохранилось столько архаизмов, неточных определений, противоречий, как здесь. В законе до сих пор сохранены старинные положения, находящиеся в явном противоречии с позднейшими постановлениями<…>.

В виду такого характера законодательных норм и практика по этому вопросу отличается крайним разнообразием. В каждой губернии существует особый порядок получения заграничных паспортов<…>

Согласно ст. 2–7, как выше указано, срок дозволенного пребывания за границей определяется в 5 лет. … Между тем на практике установился порядок, что пребывание за границей не ограничивается каким либо сроком; по возвращении в Россию необходимо лишь уплатить паспортный сбор в размере 15 рублей по числу проведенных за границей полугодий.

 

III.

<…>В Западной Европе законодательство об эмиграции более или менее подробно регулирует следующие моменты в этом явлении… Признавая свободу эмиграции, закон устанавливает известные ограничения в праве эмиграции для определенных категорий граждан. Далее, закон определяет права и обязанности предприятий, занимающихся перевозкой эмигрантов, порядок заключения эмигрантами договора о перевозке, а также права и обязанности посредников при заключении этого договора («агентов»). Центральное место в соответствующих законодательных актах составляют нормы, направленные к защите эмигрантов в пути, особенно во время морского плавания. Наконец, в некоторых странах закон подробно определяет юридические последствия эмиграции, стараясь примирить внешнюю отчужденность эмигрантов от родины и невозможность выполнения всех государственных повинностей со стремлением к поддержанию связи между государственным организмом и отдельными индивидами.

Посмотрим, в каких условиях находится по всем этим вопросам российский эмигрант.

Прежде всего, получить законную возможность выйти за пределы России (мы не говорим эмигрировать – это совершенно невозможно) для российского гражданина представляется делом громадной трудности. Выдача заграничных паспортов, как мы указывали выше, централизована в губернских городах. Поэтому здесь эти затруднения еще мало известны. Но зато их чувствует сельский или городской обыватель в уезде. Получение заграничного паспорта здесь является делом нескольких месяцев, и далеко не дешевым. Напр., жителю местечка, который задумал поехать в Америку, предстоит прежде всего получить для себя внутренний (мещанский) паспорт <…> Далее, ему необходимо получить свидетельство о неимении препятствий для выезда за границу.<…> Казалось бы дело не сложное. Однако в действительности установление отсутствия претензий требует вмешательства трех или четырех инстанций<…> Прежде всего отсутствие препятствий удовлетворяется сословным представителем, напр., мещанским старостой, и лишь после этого дает свое удостоверение полиция. Тут начинаются нескончаемые мытарства эмигранта. Прошение его о выдаче свидетельства о неимении препятствий сначала лежит у полицейского надзирателя, затем направляется к становому приставу и наконец к уездному исправнику<…>Проволочка еще более увеличивается, если проситель живет не в месте сословной приписки. В таком случае полицейское управление, раньше чем выдать удостоверение о неимении препятствий к выезду за границу, осведомляется о том у полицейских властей по месту приписки просителя. Переписка при этом затягивается иногда на многие месяцы<…>

Описанный порядок еще в некоторых отношениях следует считать нормальным; он иногда значительно осложняется. Эмигрирует, напр., женщина с детьми, направляясь к мужу (это весьма обычное явление среди эмигрантов; глава семьи эмигрирует один и, лишь тогда когда устраивается на новом месте, вызывает к себе жену и детей). Кроме обычной процедуры получения паспорта, свидетельства о неимении препятствий, кроме уплаты 15 руб. и прочих расходов, такой эмигрантке необходимо еще разрешение мужа на получение заграничного паспорта. А так как местечковый житель, уезжая в Америку, редко думает о законных требованиях, да и не знает их, то, очевидно, такого документа, да еще надлежащим образом засвидетельствованного, у эмигрантки обычно не оказывается, и создается весьма тяжелое для бедной женщины препятствие к получению паспорта.

Неудивительно, что все эти затруднения, которыми обставлено получение заграничного паспорта, особенно для темного крестьянина или обывателя глухого местечка, вызвали к жизни в западной и южной России особый тип посредников, берущих на себя все эти хлопоты, связанные с переходом границы. И в западной Европе существуют такие посредники – «агенты», которые связывают разбросанных по разным уголкам страны эмигрантов с народными предприятиями<… >В России же деятельность агентов далеко не ограничивается продажей пароходных билетов: главной их функцией является снабжение эмигрантов паспортами<…>

Если паспорт никак невозможно получить, то агент перевозит эмигранта через границу без паспорта. Для этого существуют целые организации агентов, которые подкупают солдат пограничной стражи и при их благосклонном невмешательстве перевозят (обыкновенно ночью) эмигрантов через границу. Иногда агенты пользуются для этой цели так называемыми легитимационными билетами. Это свидетельства для отлучки за границу на короткий срок, выдаваемый жителям пограничных местностей[3]. <…> Эмигранты вписываются в местные книги населения и оказываются постоянными пограничными жителями, а следовательно приобретают право на получение свидетельства (легитимационного билета) для перехода через границу.

<…>Деятельность пароходных предприятий по перевозке эмигрантов законом совершенно не регулируется. Cчастье русского эмигранта, что в странах иммиграции (Англия, Америка) уже издавна установлен правительственный надзор за пребывающими судами в отношении содержания эмигрантов в пути. Лишь в виду угроз английского и американского закона русские суда вынуждены заботиться о здоровье и безопасности эмигрантов в пути и предоставлять им минимум необходимых в дороге удобств<..>

Западно-европейские законодательства считают невозможным приравнивать, как это делает наша практика, эмиграционные предприятия к обычным торговым конторам по купле-продаже разных товаров. Предприятия, имеющие дело с десятками тысяч клиентов, в большинстве случаев бедных и темных людей, вверяющих им свою жизнь и все свое достояние, не могуn вестись без широкого контроля со стороны государства. В разных странах западной Европы правительство, давая разрешение на занятие агентским промыслом, осведомляется предварительно о нравственных качествах будущего агента; деятельность агентов довольно подробно регулируется законом и находится под строгим контролем правительства, которое может в случае надобности взять обратно выданное разрешение. Ничего подобного мы в положении о комиссионерских конторах, конечно, не найдем<…>

Игнорируя эмиграцию, как правовое явление, государство, конечно, совершенно не считает нужным определять свои права или обязанности в отношении тех граждан, которые вынуждены эмигрировать. Государство не знает эмигранта ни в тот момент, когда он тайно или явно (как путешественник) переходит границу, ни тогда, когда он поселяется в новой стране<…>

Русское правительство игнорировало эмиграцию как явление инородческое. Однако, когда движение стало принимать слишком широкие размеры, оно вынуждено было сделать некоторые, правда – слабые, попытки его нормировать. В начале 90‑ых годов, как выше было указано, эмиграционная волна из России впервые поднялась на небывалую высоту (до 100. 000 в год), и правительству момент показался своевременным, чтобы вступить на путь упорядочения этого движения.

Первым актом, в котором правительство так или иначе выразило свое отношение к эмиграционному движению – вернее, лишь к известной части его, – было Высочайше утвержденное 8 мая 1892 положение Комитета Министров о деятельности в России учрежденного в Англии Еврейского Колонизационного Общества.

Еврейский филантроп барон Гирш, желая облегчить положение своих единоверцев в России, решил основать грандиозные поселения евреев за океаном. Первоначальные поселения должны были быть земледельческими. С этой целью барон Гирш приобрел громадные участки земли в Аргентине, где и наметил к образованию целый ряд колоний. Русское правительство охотно пошло навстречу этому проекту, допустив к деятельности в России учрежденное бароном Гиршем Еврейское Колонизационное Общество. В правилах, определяющих деятельность этого общества, мы видим первые попытки русского правительства выяснить свое отношение к эмиграции. Сюда относятся следующие стать «Правил»:

15) Разрешается на основании настоящих правил переселять евреев: а) целыми семьями, при чем семьей считается: отец, мать, неженатые сыновья и незамужние дочери всех возрастов, и б) одиночками (не имеющие ни отца, ни матери) обоего пола и всякого возраста.

16) Евреям, выезжающим из России на основании настоящих правил, выдаются местными губернаторами бесплатные выходные свидетельства.

17) Евреи, выехавшие по означенным выходным свидетельствам, признаются покинувшими навсегда пределы России.

18) Упомянутые в предыдущем пункте евреи освобождаются от воинской и иных повинностей и исключаются совершенно из призывных списков<…>.

Таким образом, в полном соответствии с западно-европейскими законодательствами, «Правила» определяют прежде всего, кто может эмигрировать. Но пределы этой возможности оказываются очень ограниченными. Правила разрешают эмиграцию лишь целыми семьями, или же круглым сиротам, которые в данном случае рассматриваются как обособленные единицы в обществе. Не разрешая раздроблять семейства, правительство имело в виду оградить интересы таких членов семьи, которые остались бы в России. Может возникнуть опасение, что ранее уехавшие члены семьи, устроившись на новом месте, забудут об оставшихся в России родных, и таким образом последние, без поддержки их кормильцев, могут пасть бременем на общественную благотворительность <…> Иные законодательства, напр., венгерское, воспрещают эмиграцию в том случае, если эмигрирующий оставляет на родине членов семьи, не обеспечив их средствами к существованию<…>

Редакция «Правил» не оставляет сомнения, что правительство признает за эмигрантами право на переход в иностранное подданство (ст. 20 и 25). Этим с эмигрантов-евреев снимается запрет, лежащий на всех русских подданных; их права, можно сказать, расширены. Но, давая еврейским эмигрантам эту «свободу», «Правила» в ст. 17, по-видимому, желают это право выхода из подданства превратить в обязанность. Эмигрирующие евреи должны выйти из русского подданства, ибо они, во всяком случае, «признаются покинувшими навсегда пределы России».

Эмигрантами, как бы в наказание за какое-то преступление, запрещается возвращение в Россию.

<…>Известное влияние на решение правительства приняться за эмиграционный вопрос оказало, надо думать, также и то обстоятельство, что движение стало принимать грандиозные размеры, и параллельно с этим стал усиливаться участие в эмиграции лиц русской национальности, главным образом крестьян. Отныне уже не одни инородцы – евреи, поляки, немцы – составляют исключительный контингент эмигрантов: эмиграционный поток захватывает довольно значительное число русских (в 1906/7 г. в С. Штаты – 16.085). Все эти причины привели к образованию междуведомственного совещания из представителей министерств: Торговли и Промышленности, Внутренних Дел, Иностранных дел, Финансов, Военного, Морского и Путей Сообщения. В совещание были приглашены также представители русских пароходных предприятий и общественных организаций, ставящих себе задачей защиту эмигрантов<…>

Результатом ее работы остался напечатанный проект, составленный на основании суждений, высказанных в заседаниях комиссии 1906 г. <…>Проект весьма близок r германскому закону об эмиграции 1897 года и касается всех вопросов, обыкновенно затрагиваемых эмиграционными законами Западной Европы.<…>Он построен на тех же принципах, из коих исходят новейшие эмиграционные законы Западной Европы. За всяким гражданином признается право «переселятся на неопределенное время в иностранное государство». Государство принимает на себя обязанность специальной защиты интересов эмигрантов, как таковых. С другой стороны, подобно германскому закону 1897 г., законопроект комбинирует заботы о благе широких масс, переселяющихся в чужие страны, с охраной интересов и поощрением отечественных мореходных предприятий. Нескрываемой тенденцией проекта является желание направить по возможности всех эмигрантов к русским портам и на суда, плавающие под русским флагом. В какой мере это стремление осуществимо в настоящее время или в ближайшие года, это вопрос, требующий серьезного рассмотрения<…> Однако в настоящее время, по-видимому, нет надежды на скорое его превращение в законодательную норму.

Яновский С.Я. Русское законодательство и эмиграция // Журнал министерства юстиции. 1909. № 4(апрель). СПб., 1909. С. 86–114

 

 

 

Образец «Вопросного листа» Еврейского колонизационного общества

 

О деятельности Еврейского колонизационного общества (ЕКО)
(из архивных материалов)

Центральному Комитету Е.К. О.

Информационному бюро эмигрантов

Петербург

9 января 1908 г.

г. Гродна

М. Г.

Подтверждая получение В. почт. письма от 1‑го…., честь имею препроводить при сем подробные ответы по вопросному листу. Общее число лиц обратившихся за сведениями и справками 196.

Приблизительное количество евреев эмигрировавших из Гродненской губ. за истекший год не могу знать, потому что многие едут посредственно разных агентов и окольными путями. в случае надобности вам для статистики с заграничными паспортами количество эмигрантов, то смогу навести справку в губернаторской канцелярии.

Прошу обратить внимание на 18 ответ (18) особые примечания: в пароходных сообщениях обозначить и цены в классных помещениях III и II класса и по возможности прислать этих сведений, а также бланки для выходных свидетельств и укажите, возможно ли будет совершить их в каждом отдельном случае в Гродно, или требуется переслать таковых непосредственно к Вам.

В последнее время некоторые местечковые эмигранты имеют намерение выехать с семействами в Аргентину заниматься земледелием, вот они спрашивают, что именно дается какие льготы, наделы, колонии и т. п. и наконец какую материальную поддержку могут получать; одним словом просят давать им подробные сведения, к сожалению у нас их не имеется. Прошу немедленно уведомить об этом.

С совершенным почтением

А. Фрумкин

 

Российская Национальная Библиотека (РНБ). Рукописный отдел. Ф. 97. № 1. Кн. 1. Л. 20–21(документ публикуются с сохранением стилистики оригинала и орфографии)

Из материалов Ковенского Информационного бюро
для эмигрантов-евреев

Ковна. 6 февраля 1908 г.

Дополнения к вопросному листу за 1907 год

<…>

5. Мы намерены поместить в главных синагогах, наиболее посещаемых и в заезжих домах постоянные вывески, излагающие цель бюро, местонахождение его и время открытия. Сим приемом мы будем избавлены от необходимости прибегать к газетным объявлениям, дорогостоящим и не совсем целесообразным.

6. Присылаемые нам материалы не совсем соответствуют нуждам. Следует внести в них больше систематичности, целесообразнее было бы каждому предмету, интересующему эмигранта посвятить отдельный листок или брошюру, как это должно быть и по отношению к странам эмиграции. В таких отдельных листках можно более исчерпывать трактующий предмет и можно выпускать их более часто новыми изданиями<…>Так например листок о багаже должен быть бы включен в сеть тарифов всех скоростей, внутреннего и заграничного сообщения, длительность пути всех скоростей до всех существующих портов и т. п. сведений, касающихся отправки багажа.

Необходимо иметь в отдельных листках сведения о портах, о каждом в отдельности… Эти листки должны содержать в себе сведения самые подробные о том, что интересует эмигранта с момента вступления в портовый город до отъезда. Описание всех пароходов и устройства их, время отхода скорость совершаемых каждым из них рейсов, описание заезжих домов и адрес их, описание наиболее солидных магазинов, правил для пассажиров во время плавания, как равно и обязанностей пароходной администрации перед пассажирами- планы устройства кают на пароходах и т. п.

Необходимы также отдельные листки о болезнях, о каждой в отдельности.

<…>

10. Эмигрантов удовлетворяли сообщаемые нами им сведения лишь тогда, когда нам приходилось оказывать им также и содействие фактически, как представление скидки на шифскарту, выдача рекомендательной карточки т. п. Следует стремиться к тому, чтобы деятельность Информ. бюро не ограничивалась исключительно выдачею справок, а чтобы они принимали деятельное участие во всем том, что приходится делать пассажиру. Так следует сопровождать их на вокзал, выбрать железнодорожные билеты, посадить в вагоны, отправлять багаж и т. д. Только тогда можно будет в значительной степени парализовать деятельность агентов, клиентура которых состоит не из одних только безспортных, а также и из таких, которым нужна их помощь в дороге помимо паспортов.<…>Эта мера же будет иметь самое большое влияние на увеличение числа эмигрантов, обращающихся в бюро.

11. Занятия лиц, зарегистрированных нами таковы: портные, портнихи и белошвейки 29, – столяры 3, – маляры 3, – переплетчики 2, – заготовщики 2, – стекольщики 4, – сапожники, обойщики 2?, –наборщики 3, – кузнецы 1, кухарки 3, – ювелиры 5<…>, – мелкоторговцы 6, – прикащики 10<…>земледельцы 1,<.>- учителя 4, – раввины 2<…>

14. В Нью-Йорк направлялось 89 лиц, в Филадельфию 10, в Балтимору 8, в Чикаго 18‑в Бостон 13, – в Лондон 6‑в Монреаль 10, в Иоганесбург 6, в Палестину 10, в Бунос-Айрес 4 <..>

Шифскартами присланными из Америки располагало 90 человек из обратившихся к нам.

Мужчин было 210, а женщин 140<…>.

 

РНБ. Рукописный отдел. Ф. 97. № 1. Кн. 1. Л.6–9.(документ публикуется с сохранением стилистики оригинала и орфографии)

Из ответов на вопросный лист

Минск. 10 января 1908

 «Ответы на вопросный лист по пунктам»

<…>

2. Справочное Бюро для эмигрантов открылось 1 марта 1907 и открыто ежедневно от 12 до 5 час.

3. Зарегистрировано за 10 мес. существования бюро 1040 записей, по которым общее число лиц составляет 1881: из них – мужчин 669 (35,6 %), женщин 532 (28,3 %) и детей 680 (36,1 %) семейств насчитывается 333, состоящих из 511 взрослых и 680 детей, остальные одиночки, из них холостых мужчин (277) и девиц (140) 417, женатых мужчин 235 замужних женщин и вдов 38. По возрасту: от 15 до 45 лет (87 %). 1041 свыше 45 лет 160 (13 %)

Из 1040 зарегистрированных номеров обратились за материальной помощью на переселение в 71 случаях (6,8 %)

Сверх того получено от желающих эмигрировать около 200 писем из разных городов<…>

11. Из 1040 регистрации отмечены:

разного рода ремесленники и ремесленницы

456

43,8 %

занимающихся торговлей

140

13,4 %

чернорабочих и прислуг

58

5,6 %

учителей

63

6

учащихся

37

3,5

земледельцев

10

0,9

без определенных занятий

118

11,3

вовсе не указано занятий

158

15.2

<…>

12. Из 1040 записей указаны

причины экономические: крайняя нужда и безработица

355 случ

32,2 %

желание лучше устроиться

105

10

семейные: к мужьям

248

23,8

к родителям, детям, близким род.

95

9,1

политические и ради образования

44

4,2

вследствие возраста

26

2,5

Не указано по нежеланию

187

18

<…>

13. На этот вопрос трудно ответить точно

а) по отметкам за последние 4 мес по 20 зап. имелись шифскарты II клас. Из полученных писем также видно, что только самая незначительная часть справлялась о ценах на шифскарты II класса и об удобствах в пути. Указан один случай когда эмигрант имел 3000 рублей, еще несколько случаев когда было до 1000 рублей. Некоторые семейства, справлявшиеся об условиях приобретения земли в других странах, указывали на состояние от 500 до 2000 р. По некоторым данным можно отнести к состоятельным еще небольшое число, но в общем количество эмигрантов, обладающих некоторым достатком не превышает 10 % общего числа эмигрантов

в) Около 70 % эмигрантов имели средства только на проезд

с) Количество обращавшихся за материальной помощью за все время выражается цифрой 71 зап., но если прибавить всех тех, которые просили уступок на шифскарты устно и письменно, то приблизительно можно исчислить до 20 % эмигрантов, нуждавшихся в материальной поддержке для совершения пути.

14. Из 1040 записей указано

 

%

на отправлявшихся

в Нью-Йорк

606

(58,24)

 

в другие города соед. Штатов

229

(22)

 

? Канаду и Аргентину

46

(4,4)

 

Палестину

35

(3,36)

 

разные города Европы

45

(4,4)

 

Африку

3

 

 

не указано

76

(7,3)

<…>

Интересно отметить что за последний месяц тяготение к Нью-Йорку значительно ослабло и выражается только в 30 % (12 случ из 40 зап.) тогда как раньше оно составляло 60 %. Объясняется это кризисом, наиболее тяжело отразившемся именно на населении этого крупного еврейского центра

При выборе стран и городов эмигранты больше всего руководствовались имеющимися там родственниками, которые часто и выписывали их к себе.

15) Писем с жалобами получали мало (4) но в письмах к своим родным эмигранты довольно часто выражали недовольство на пароходные общества: на скверное обращение с ними на пароходах при переезде, на игнорирование их нужд и потребностей. Особенно недовольны эмигранты переездом через Либаву: путь продолжается долго ездить приходится на плохо устроенных пароходах (за исключением «Москва» и «Смоленск»), где они терпят всякие лишения и испытывают неудобства. Через Гамбург также избегают ездить; там и осмотр строже и отношение грубое.

На деятельность миграц. об-в никаких жалоб не поступало и выражалось желание расширения сферы деятельности

<…>

РНБ. Рукописный отдел. Ф. 97. № 1. Кн. 1. Л.70–78. (документ публикуется с сохранением стилистики оригинала и орфографии)

Из «Отчетов Министерства иностранных дел Российской империи»

1887 г.

Миссии и консульства никогда не были обязаны представлять Министерству внутренних дел ежегодные отчеты о своей деятельности по отношению к охране и защите интересов русских подданных, находящихся за границей. Консульский устав предписывает Консулам составлять в конце года обзоры ежегодные о торговле и мореплавании в вверенном им консульском Округе, но при этом внутренняя жизнь консульства, отношение консулов к русским подданным, временно посещающими или постоянно пребывающими в Консульском округе остаются незатронутыми.

Таким образом, во вверенное мне Министерство не поступало почти никаких сведений о русских, находящихся за границей, о их занятиях, о сношениях, бывающих между ними и нашими Консульскими дипломатическими представителями.

Чтобы исправить сложившееся положение были разосланы циркуляры…в 5 Посольств, 14 Миссий, 15 Генеральных Консульств и 198 нештатных Вице-Консульств…. Нельзя сказать, чтобы этот первый опыт увенчался успехом. Сведения, по большей части, поступили неполные или обрывочные. Связь между дипломатическими и Консульскими представителями нашими и русскими за границей оказывается в большинстве случаев весьма слабою, а во многих местностях и вовсе не существующей…

…Из числа 232 лиц, занимающих штатные должности за границей: находятся в Западной Европе – 122, Северной и Южной Америке – 7, нештатных генеральных консулов, вице-консулов и консульских агентов – 296, из них русских подданных – 14, иностранных – 282.

…В ведении Министерства иностранных дел состоят Православных церквей – 23 (22—за границей, 1- в Санкт-Петербурге). Причты этих церквей подчинены в иерархическом отношении духовному начальству, а во всех других – Министерству иностранных дел и состояли к 31 декабря 1887 г. из 5 архимандритов, 2 иеромонахов, 13 протоиереев, 5 священников, 10 диаконов, 38 псаломщиков, всего –73 лица…

 

Архив внешней политики Российской Империи (АВП РИ). Ф.137. Оп. 475. Д.100. (1887). Л.137–138

Эмиграция и высылка иностранцев
Из «Отчетов Министерства иностранных дел
Российской империи»

1890 г.

…До минувшего года большей частью направлялись в Северо-Американские Штаты и лишь в меньшей степени в Англию и Южную Америку, преимущественно выселялись евреи и немцы-колонисты из наших западных окраин.

В прошлом году обнаружилась направленность к эмиграции и в коренном крестьянском населении и с весны 1890 г. значительная партия русских крестьян преимущественно из привислинского и балтийского края стали направляться через Бремен и Гамбург в Америку…Отмечалось значительное усиление эмиграции. Явление это стоит в непосредственной и прямой связи с эмиграционной агитацией необычно возгоревшейся со времени издания новым республиканским Правительством Бразилии закона о льготах по заселению пустопорожних земель иностранными колонистами и о крупных правительственных премиях пароходным кампаниям, занимающимся перевозкой эмигрантов в Южную Америку.

Эмигрантская пропаганда получила на наших западных окраинах быстрое распространение и раскинулась такой обширной сетью, что уже в начале лета 1890 г. пограничные власти наши стали наталкиваться на целые толпы переселенцев, желавших тайно перебраться через нашу границу…

Одновременно к русским консулам стали являться русские эмигранты с просьбой о возврате их на родину. Подобное возвращение хотя и было до сих пор сравнительно редким, но доставляли нашему правительству немало затруднений, почти все они истратили сбережения на дорогу и устройство жизни.. приходили обратно обнищавшими…Министерство внутренних дел вначале не признавало целесообразным выделять денежные пособия возвращающимся на родину, указывая на то, что большинство эмигрантов «оставляли наши пределы тайно».

Впоследствии Министерство внутренних дел согласилось разрешить нашим заграничным представителям оказывать в крайних случаях и при настоятельной необходимости денежную помощь возвращающимся на родину неимущим переселенцам из коренного крестьянского сословия…. выдавать «виды на въезд в Россию»…И только в последнее время стали привлекать отдельных лиц, уличенных в подстрекательстве населения к такому выезду, к уголовной ответственности…

В США выезжают преимущественно евреи.. В Южную Америку –преимущественно переселенцы русской и польской национальности и только в Аргентину привлекают еще незначительное число евреев и менонитов.

…Обладая обширными территориями при весьма слабой населенности, правительства эти (южноамериканских-Авт.) государств, издавна прилагают усилия к привлечению эмигрантов из других стран, рассчитывая увеличить благосостояние края путем более значительной разработки природных богатств. Статистические сведения об общей иммиграции в Аргентину существует с 1857 г…

В конце 80‑х годов финансовое положение Аргентины стабилизировалось, что сказалось на росте привлечения более значительного числа переселенцев. С этой целью в 1889 г. организована в Европе обширная система негласных агентур, имевших во главе правительственных чиновников, которые собственно вели сами вербование эмигрантов для Аргентины.

Кроме того правительство ассигновало значительные средства на выдачу пароходным компаниям премии за каждого взрослого переселенца, привезенного из Европы на Аргентинскую территорию.

Меры эти в скором времени сделались предметом спекуляции со стороны эмигрантских агентств и привлекли в Аргентину множество эмигрантов, совершенно не соответствовавших требованиям и задачам местного правительства.

…Бедственное положение, в котором оказалось большое количество из прибывших переселенцев заставило их оставить Аргентину.

…За первые пять месяцев 1890 г. на 74.000 прибывших было 29.000 выбывших, т. е. почти 40 %… Переселившиеся в Аргентину главным образом евреи и менониты получают поддержку со стороны своих единоверцев…

В минувшем году примеру Аргентины последовала Бразилия. Подобную попытку делала и раньше в 70‑ые годы…Опыт показал неподготовленность страны…

Новое республиканское правительство решило повторить опыт….. В 1890 г. выехало более 10.000 русских подданных, по большей части крестьян-земледельцев привислинского и прибалтийского края. Евреи, наученные опытом прежних лет в Бразилию почти совершенно не эмигрировали…

…В Бразилии в бедственном положении, особенно те, которые попадают в тропические провинции… Немногим удается устроиться в качестве поденщиков на существующих уже кофейных и сахарных плантациях…Непривычные к тропическому климату, незнакомство с почвой, неопытность в борьбе с местными животными и насекомыми…

…Громадное большинство этих агентов вербовали среди нашего местного населения, преимущественно из евреев… Занимаются и тайным проводом русских эмигрантов за границу…в смежных с Пруссией губерниях Царства Польского…

АВП РИ. Ф.137. Оп.475. Д.104 (Фиш № 2).(1890). Л.81–89(об.)

Русская дипломатическая служба за рубежом.
Из воспоминаний А.А. Игнатьева

А.А. Игнатьев (1877–1954)- русский военный дипломат, писатель.

 

…Дипломатическая служба является большим пробным камнем для проверки отношений каждого к своей стране. Человек отрывается от родины с молодых лет надолго, если не навсегда. Живет он в атмосфере интересов тех стран, куда его бросает судьба, и, охраняя свой личный престиж по всем законам дипломатического этикета, невольно суживает свой кругозор до интересов собственной личности, а в лучшем случае – собственного посольства. Его родина представляется ему местом пребывания очень далекого от него начальства и старых друзей. До получения самостоятельного поста секретари посольств являются слепыми канцелярскими работниками, зависящими исключительно от собственного посла…

…Да не посетуют на меня мои бывшие коллеги – военные атташе всех стран, но я находил, что если положить на одну чашку весов ценность какого-нибудь подозрительного документа, а на другую – честь и достоинство представителя своей родины, то вторая чашка перевесит. Существует много других способов проникновения в чужую страну кроме злоупотребления дипломатической неприкосновенностью. Я не отказывался использовать свое пребывание за границей для наиболее полного осведомления своей армии, но перед отправлением к своему посту поставил условием работать негласным путем только в отношении тех стран, где я официально не аккредитован.

Начальство пробовало было оспаривать мою точку зрения, но предъявить ко мне особых претензий не могло: на негласную разведку мне ассигновалось только тысяча рублей в год. О всякой другой затрате сверх этой суммы требовалось всякий раз запрашивать предварительное согласие в Петербурге.

При подобных условиях разворачивать агентурную деятельность было трудновато…

…Дело негласной разведки в соседних странах для военных агентов было делом побочным. Прямой их обязанностью было держать в курсе свай генеральный Штаб о состоянии сил той страны, где они находились, что. кроме очередных донесений о виденных учениях, маневрах, посещениях войсковых частей заключала в себе в конечном итоге пересоставление книги «Вооруженные силы такой-то страны». Книги эти переиздавались главным Управлением генерального штаба как «не подлежащие оглашению». Кроме того, военные агенты должны были доставлять все вновь выходящие уставы и книги военного и технического содержания, а некоторые, более усердные, составляли еще ежемесячные сводки о прессе; это мне казалось особенно важным после уроков, полученных когда-то в Париже от итальянского военного коллеги. Начальство мое не учитывало при этом, что всю эту работу мне приходилось производить для трех стран, то есть, как говорится, в кубе, и что от увеличения числа дивизий и бригад размеры уставов не изменяются.

Трудно вообще поверить, насколько мало заботился Петербург о своих военных представителях за границей.

В отличие от германских военных атташе, которые пользовались услугами не только посольских канцелярий, но имели и по два, по три помощника в лице перелицованных в гражданские атташе офицеров, – русские военные агенты были предоставлены самим себе и переписывали от руки свои донесения. Свой собственный кабинет приходилось обращать в канцелярию…

…Пришлось произвести большую революцию в высоких петербургских сферах, и мои коллеги должны были низко мне поклониться за те кредиты, которые были с великим трудом испрошены на заведение несгораемых сейфов и пишущих машинок. Для печатания бумаг я использовал в каждом городе псаломщиков посольских церквей, благо богослужения в этих церквах совершались не часто.

Впрочем, принцип экономии давно уже проводился царским правительством не только в отношении военных, но и дипломатических представителей. Невольное чувство обиды за Россию охватывало меня при всяком посещении германского посольства в Копенгагене: на первой площадке лестницы высился грандиозный портрет Петра в преображенском мундире. Немцы наняли лучшее помещение в центре города – старинный дворец, где когда-то останавливался Петр и где по традиции размещалось много лет русское посольство. Теперь русский посланник нанимал скромную квартиру в каком-то частном доме.

Свою работу в Копенгагене мне пришлось начать с разбора оставленного моим предшественником наследства в виде тетрадей и бумаг, сваленных без всякого порядка в ящик, хранившийся в посольской канцелярии. Хотя мой недолгий служебный опыт мог бы уже меня приучить, насколько у нас в России не придавали значения одному из важнейших условий работы – преемственности при передаче дел, – все же копенгагенский урок заставил меня на всю жизнь уважать этот принцип, в особенности при сдаче заграничных постов. Предшественник не только может в двух словах обрисовать положение каждого вопроса, над которым он работал, но и передать своему преемнику то, что ни за какие деньги в короткий срок приобрести нельзя: у себя дома – живые характеристики подчиненных, а за границей – связи, знакомства и портреты главных политических и военных деятелей. Можно с уверенностью сказать, что без хорошо обеспеченной преемственности нельзя ожидать от военного агента интересных донесений ранее четырех – шести месяцев.

Собственные коллеги – дипломаты – мало могут в чем помочь: в тех странах, где они языка не понимают, как, например, в скандинавских, знакомства их ограничиваются дипломатическим корпусом, а в больших государствах они вращаются среди того общества, которое стоит далеко от военных вопросов…

…Первой обязанностью военного атташе является возможность говорить на одном языке с той армией, при которой он состоит. Уставы, книги, журналы – все может быть прочтена в России, но они получают особый смысл для человека, живущего в атмосфере, где составляются эти печатные документы.

В определенную эпоху уставы всех стран похожи друг на друга, но объяснить, почему именно некоторые слова написаны жирным шрифтом, некоторые объяснения особенно пространны, может только тот, кто ознакомлен с качествами и недостатками той или другой армии, с ее духом, привычками и традициями. Уже поэтому военный атташе, как и всякий иностранец, живущий вне пределов его страны, обязан одухотворять печатное слово живым наблюдением, общением с населением, знакомством с его бытом, нравами и вкусами. Только при этих условиях он способен и видеть, и, что еще важнее, – предвидеть…

…Будничная жизнь русской дипломатической миссии в Копенгагене нарушалась ежегодным приездом в августе вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Для встречи «ее величества» посланник и оба секретаря облачались в расшитые золотыми позументами придворные мундиры и белые штаны, и только я не должен был страдать от жары, являясь на пристань в походной форме при серебряном шарфе и шашке. Вновь установленную парадную форму с кивером и саблей императрица находила столь уродливой, что просила меня никогда в ней не показываться. Реформа Сухомлинова успеха у нее не имела.

Величественно входила в небольшой копенгагенский порт темно-синяя красавица – яхта «Полярная звезда», окаймленная по борту массивным золотым канатом. Перед ней бледнела ее соперница, стоявшая тут же на рейде, – яхта английской королевы Александры, сестры Марии Федоровны.

Радостно билось каждый раз сердце при виде родных русских людей – гвардейских матросов, таких могучих загорелых ребят с обнаженными шеями и лихо заломленными набекрень фуражками с георгиевскими

ленточками.

– Здорово, братцы! – И в этом русском приветствии и в дружном ответе откликалась родная сторона.

Срок службы во флоте был в ту пору семилетним, и потому каждый год встречались те же лица. Быть может, и этим русским ребятам казалось приятным встречать за границей все того же «своего офицера», и я постепенно стал ощущать при встрече с ними те же чувства, что когда-то в своем уланском эскадроне…

Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. Т. 1. Книги 1–3. М., 1989. С.419–435.

Из книги В.Л. Бурцева
«В погоне за провокаторами»

…Начальник русского заграничного сыска Рачковский мог играть значительную роль заграницей благодаря тому, что французское правительство стремилось во что бы то ни стало заключить союз с Россией и очень дорожило связями с русским правительством. Со своей стороны, русское правительство в общей политике готово было очень многое делать для французского. чтобы оно взамен того помогало ему в борьбе с эмигрантами.

Через своих агентов Рачковский не только освещал эмигрантскую жизнь, но занимался и уголовщиной и провокацией. Им была разграблена типография «Народной Воли» В Женеве в 1886 г. Его агент, Яголоковский, участвовал в бросании бомб в Бельгии, когда это надо было русскому заграничному сыску для компрометирования русских эмигрантов. Через Ландезена Рачковский много сделал для того, чтобы Тихомиров уехал в Россию, и на деньги, данные Рачковским, Ландезен помог Тихомирову печатать его брошюру «Почему я перестал быть революционером».

Когда весной 1890 г. через Ландезена Рачковский узнал, что Рейнштейн в Париже занимается бомбами, то Ландезен с его согласия принял участие в этом деле.

Рачковский рассчитывал арестовать наиболее деятельных эмигрантов, создать против них большой процесс, надолго от них отделаться и разгромить русскую эмигрантскую колонию в Париже. Он надеялся, что французское правительство в данном случае широко пойдет ему навстречу. Было арестовано человек 7–8, принадлежавших к небольшому отдельному кружку, и из них создали процесс. Во всем этом Рачковскому тайно оказывали огромные услуги и французская полиция, и французское министерство внутренних дел.

Однако Рачковскому пришлось отказаться от многого, о чем он мечтал вначале, когда подготовлял аресты. Процесс сразу принял скорее неблагоприятный характер для русского правительства и во всяком случае аресты в Париже вовсе не отразились на общем положении русских эмигрантов во Франции…

Как русское правительство заинтересовалось судом над парижскими эмигрантами, Кашинцевым (Ананьевым) …и другими, это видно из рассказа французского сенатора Э. Додэ в его воспоминаниях.

«В 1890 г. нам, – пишет Додэ, – представился случай оказать русскому правительству очень важные услуги. Министр внутренних дел Констан через русских и французских агентов узнал, что русские революционеры в Париже заняты приготовлением взрывчатых веществ и намерены (?) везти их в Россию. Русский посланник А.П. Моренгейм потребовал, чтобы французское правительство приняло меры и не допустило ввоза динамита в Россию. Рибо, Фрейсинэ и Конетан, которым он сообщал свои опасения, взяли на себя самые формальные обязательства в том, что они помешают революционерам вывезти динамит из Парижа»…

…Александр III, когда узнал обо всем происшедшем в Париже, выразил свою глубокую признательность французскому правительству за его содействие в борьбе с народовольцами.

«Император, – говорит Додэ, – высказал свою благодарность французскому посланнику Лябулэ в таких выражениях, которые ясно говорили об ее искренности и глубине».

Александр III, который готов был в 1886 г. разорвать дипломатические сношения с Францией вследствие того, что французское правительство амнистировало Кропоткина и выпустило его из тюрьмы, почти сразу переменил свою внешнюю политику, и арест русских революционеров в Париже, по словам Додэ, имел большое значение в истории франко-русских сношений…

Бурцев Владимир Львович – активный участник революционного движения; в 80‑е годы народоволец, позднее был близок к эсерам и кадетам, белоэмигрант.

Рачковский П.И. (1853–1910) – охранник, заведовал заграничной агентурой царской полиции с 1985 по 1902. Следил за революционерами мигрантами и всячески добивался их выдачи русскому правительству. Начальник личной охраны Александра III.

Кашинцев А.Н. – народоволец. В 1882 году бежал из-под надзора полиции заграницу. В январе 1884 года принял участие в работе съезда в Париже по вопросам организации партии. Вернулся нелегально в Одессу, где был арестован и сослан на 5 лет в Сибирь.

 

Бурцев В.Л. В погоне за провокаторами. Репринтное издание. М., 1989. С. 16–20.

3. География размещения эмигрантов по миру,
примерная численность, сфера занятий

Из статьи Александра Ахиезера
«Эмиграция из России: культурно-исторический
аспект»

Современные проблемы эмиграции из России невозможно понять в отрыве от исторических условий, их породивших, от специфических особенностей развития страны, где, за исключением кратких периодов, не было нормальных условий для свободного в рамках закона выбора личностью места постоянного или временного проживания… На протяжении значительных исторических этапов личность в России была закрепощена либо непосредственно в первичных сообществах (то есть в патриархальной семье, общине), либо в масштабах государства. Здесь не могло быть и речи о свободной эмиграции по личному решению, и даже не возникало такой правовой проблемы. Напротив: имели место процессы, которые можно лишь приближенно рассматривать как эмиграционные. Сюда прежде всего относятся массовые, не санкционированные властью и, следовательно, рассматриваемые этой властью как подлежащие насильственному прекращению и подавлению, перемещения за рубеж групп населения, массовые и индивидуальные побеги.

К категории предэмиграционных явлений следует отнести систематические посылки по решению или с разрешения царя, высшей администрации людей за границу для приобретения необходимых государству знаний. Эти разрешения предусматривали определенные ограничения и ущемления, и прежде всего – требование возврата в страну или, наоборот, лишение права на возвращение. Поэтому исследование истории эмиграции может быть ориентировано на изучение процессов, которые следует рассматривать лишь как приближающиеся по своей сути к эмиграции, как исторически ей предшествующие. Анализ эмиграции из России осложняется еще и тем, что отсутствие в государстве признания права на нее означало одновременно отсутствие соответствующей статистики.

Первый этап, охватывающий время от возникновения государственности до Великой реформы 1861 года, определяется прежде всего господством традиционализма, преобладанием крестьянского населения, ростом этнического разнообразия, расширением государственных границ до гигантских масштабов. Последнее обстоятельство, с одной стороны, позволяло в значительной степени, хотя и не полностью удовлетворять миграционные потребности населения в рамках собственной территории Российского государства. С другой стороны, эти миграционные процессы могли обгонять расширение государства, идти впереди этого процесса и тем самым его стимулировать. «Север и Сибирь с Аляской были присоединены и освоены не столько государством, сколько народом, крестьянскими семьями…». Государство следовало за этими людьми. На этом этапе выявилась глубокая специфика подвижности населения…Этот процесс имел важное социокультурное значение. “Наш мужик знал, что за Окой на Дону, на низовом Поволжье и т. д. есть места, где ни боярин, ни подьячий его не достанут. В этом обилии пустынных и удобных земель и заключалась коренная разница между Европой и Россией; это обилие и давало возможность массовых переселений”", «самобытность» истории России и в сфере производства, и в сфере распределения больше всего выражалась в конце концов в неограниченном просторе земель и в постепенной их колонизации»… Этот процесс продолжался и в двадцатом веке. Русские постоянно перемещались на обширные территории «от северных областей России до южных районов Средней Азии и Закавказья, от западных границ до районов Дальнего Востока…"…, фактически охватывая все районы, тяготеющие к основной зоне их расселения…

По сравнению с этим гигантским процессом цифры выезда в Новый Свет – 2,7 тысячи человек кажутся мизерными. На этом этапе Россию покидали значительные массы некоторых национальных меньшинств. Например, 200 тысяч калмыков покинули Россию в 1770 году. Большое количество поляков выехало в результате неудачного восстания. Начиная с указа 1685 года началось бегство старообрядцев, которые спасались от преследований в Австро-Венгрии и мусульманской Османской империи. Массовое бегство становилось подчас серьезной проблемой. Например, генерал-прокурор П. Ягужинский после смерти Петра I писал Екатерине I: “И множество бегут за рубеж польский и башкиры, чему и заставы не помогают, и такой после расположения полков на квартиры в душах ущерб является, что в одном вологодском полку, который расположен в Казанской губернии, убыло с лишком 13 тысяч душ… Да в той же губернии бежало… в башкиры 2043 души”…

Предшественниками эмигрантов были люди, покидавшие страну с риском для жизни. В 1584 году немецкий путешественник Шлейзингер отмечал: «Если бы ныне в России нашелся кто-то, имеющий охоту посетить чужие страны, то ему бы этого не позволили, а, пожалуй, еще бы пригрозили кнутом, если бы он настаивал на выезде, желая немного осмотреть мир. Есть даже примеры, что получили кнута и были сосланы в Сибирь те люди, которые настаивали на выезде и не хотели отказаться от своего намерения». Предполагалась, «что того человека совратили, и он стал предателем или хочет отойти от религии»… Таким беглецом, в частности, был князь Курбский, который писал о России, что она «затворена, как в адовой твердыне»…

Но времена менялись. И постепенно стали появляться те, кто получал монаршее дозволение выезжать за границу для получения образования, для лечения и по другим причинам. Никаких законов, регулировавших порядок подобного выезда, не существовало. Все было во власти монарха. Пушкин, например, так и не смог посетить Европу, ибо вся его жизнедеятельность находилась под непосредственным контролем царя. Не было групп, которые вели бы борьбу за принятие законов об эмиграции, хотя были люди, которые пытались бежать из страны.

Следовательно, Россия в течение этого периода мало продвинулась к пониманию эмиграции как определенного права каждого человека. Страна продолжала жить в условиях конфликта между властью, пытающейся подавить всякие несанкционированные перемещения внутри страны и тем более за ее пределы, и «жидким элементом русской истории» (по терминологии историка С. Соловьева), пытающимся вырваться из-под власти этого пресса…

Второй этап. Реформы 1861 года нанесли серьезный удар традиционному обществу. Возникли новые группы меньшинств, стремящиеся покинуть страну. К ним относились меннониты, которые выезжали из Саратовской и Симбирской губерний. Всего на протяжении первого и второго этапов выехало примерно 30 тысяч членов преследуемых религиозных групп… Затем началась эмиграция евреев, существенно усилившаяся после погромов, прозвучавших как несколько странный ответ на убийство террористами царя-реформатора Александра II. Всего с 1871 по 1890 год выехало 176,9 тысячи евреев…. По поводу выезда евреев было издано «Дозволение евреям…» (1880), которое разрешало им покидать пределы империи, но наказывало эмигрантов лишением права вернуться обратно. С 1860 по 1862 год страну покидали ногайцы. Тогда же, после очередного неудачного восстания выехало значительное число поляков. В 1864 году в результате поражения в кавказской войне за рубежи империи бежали 470 тысяч горцев. Началась миграция крестьян юго-запада и запада. Всего на этом этапе эмигрировало около 1,7 миллиона человек…. В основном они отправлялись в Новый Свет…

Третий этап является непосредственным продолжением предыдущего. Начавшись в 90‑е годы, он продолжался вплоть до первой мировой войны. Для него характерно нарастание в обществе дезорганизации, перерастающей в вооруженный конфликт, известный в нашей исторической науке под именем первой русской революции 1905–1907 годов. Две волны погромов резко усилили отъезд евреев. С начала XX века по 1916 год в Америку уехало более 3,3 миллиона человек… Одновременно резко возросла так называемая трудовая миграция, ориентированная на временный выезд работника на заработки без семьи. Если в 1894 году в Германию выехало на заработки около 80 тысяч человек, то в 1902 году их «число увеличилось до 348 тысяч…

Нарастание этого типа миграции свидетельствовало о росте утилитаризма в стране, значимости для выезда чисто экономических причин, не характерных для предшествующих этапов. Тогда же усилилась эмиграция революционеров, которые, воспользовавшись определенной либерализацией, скрывались за границей от преследований полиции. Однако, несмотря на значительное облегчение выезда за границу на учебу, лечение и т. д., возвращение на родину не обрело правового статуса. Проект соответствующего закона, который был разработан еще в 1905 году, так и не был принят. Реальная эмиграция по-прежнему оставалась в значительной степени колеблющимся компромиссом между слабеющей и дезорганизованной властью, с одной стороны, и нарастающим стремлением покинуть страну, – с другой. Эмиграция существовала как противоречие между неприятием обществом эмиграции в качестве права свободно менять страну проживания и свободно в нее возвращаться и стремлением некоторых групп меньшинств свободно это делать. Разумеется, это неустойчивое равновесие в результате тех или иных социально-политических катаклизмов могло быть разрушено, что впоследствии и произошло.

Источник: журнал Свободная мысль, 1993. № 7. С.70–78 // http://www. archipelag. ru/ru_mir/volni/hrono_retro/out-migration/

Основные эмиграционные потоки из России
(из монографии Е.И. Пивовара «Российское зарубежье.
Социально-исторический феномен, роль и место
в культурно-историческом наследии»)

Основными причинами татарской эмиграции следует считать: 1) все возрастающее малоземелье и даже прямое обезземеливание; 2) несправедливая национальная политика царизма (ущемление национального достоинства, далеко не полное возмещение убытков, по- несенных в годы Крымской войны, выселение в глубь Крымского полу острова в 1855 г. без права возвратиться обратно и т. д.); 3) активная турецкая агитация, обещание всевозможных благ на новых местах.                                                                                       

…В 70‑е годы в США из России прибыло 52,4 тыс. человек, в Канаду – 6,5 тыс., в Бразилию – 8,5 тыс., в Аргентину – 0,4 тыс., в Африку – 0,2 тыс. человек. Это составило около 2 % общеевропейской миграции и лишь 18 % российской эмиграции (68 тыс. к 378 тыс. человек). Среди покидающих Россию тогда преобладали лица, временно отправляющиеся в основном в Европу, причем среди них было много поляков.

В 70‑е годы почти 77 % всех российских переселенцев, мигрирующих в страны Нового света, въезжали в США. Около 3/4 их приходилось на долю Европейской России (74,2 %), Царства Польского – 24,8 % и Финляндии – 1 % (0,5 тыс. человек).

Основную массу этих эмигрантов составляли евреи, немцы и поляки. Проследим, как шло выселение их из России.

В 20–60‑х годах XIX в. заметного выезда евреев из России не отмечалось. Тогда шла лишь численно небольшая еврейская эмиграция в США из Германии (оттуда их въехало 50 тыс. при общих размерах эмиграции из страны 2567,7 тыс. человек)…

В 70‑е годы XIX в. происходит быстрое расширение масштабов еврейской эмиграции из Европы в Америку, причем решающую роль в этом начинает играть Россия. Лишь с рубежа 80‑х годов делается заметной еврейская эмиграция в Палестину, однако до 1920‑х годов она была еще невелика.

Уже в 70‑е годы XIX в. среди прибывающих в США российских иммигрантов преобладали евреи (почти 42 %). В США в эти годы прибыло всего 30 тыс. евреев (в том числе из России 75 %, из Австро-Венгрии – 18 %, из Румынии – 4 %)…

В 1874 г. наступает черед немецкой эмиграции из России в США. Она была вызвана привлечением колонистов к отбытию воинской повинности.

Значительной оказалась и польская эмиграция в США. Начало ей было положено еще в ХVII в. Она оказалась самой масштабной среди славянских народов. Поляки въезжали в больших количествах не только в США и Канаду, но и в страны Латинской Америки (в основном в Бразилию и Аргентину)…

Не прекращалась и немецкая эмиграция из России. К 1900 г. «в западной половине США жило более 50 тыс. русских немцев». Значительной оказалась и немецкая эмиграция в Канаду.

Весьма заметной в 80‑е годы оказалась также польская эмиграция в страны Нового света. …В 1881–1890 гг. в США из «русской Польши» выехало почти 52 тыс. поляков. В 90‑е годы XIX в. эмиграция из России в страны Нового света и сезонная миграция российских сельскохозяйственных рабочих в соседние страны Европы сильно выросли…

Переселенцы из России в Новый свет уезжали главным образом в США (642 тыс. человек, в том числе из Европейской России -454,9 тыс., из Царства Польского – 134,7 тыс. и из Финляндии 52,4 тыс. человек). В другие страны Америки выехало гораздо меньше переселенцев: в Канаду – 8,8 тыс., в Бразилию – 15,8 тыс., в Аргентину -17,5 тыс., в Уругвай – 2,9 тыс., в Африку – 5,5 тыс., в Австралию и Новую Зеландию – 0,3 тыс.

В Канаду в 70–90‑х годах иммигрировало 18 тыс. российских уроженцев. Кроме того, сюда шли лица российского происхождения из США. Ценз 1901 г. учел здесь 31 тыс. выходцев из России, включая Царство Польское и Финляндию. В их числе было 2,5 тыс. финнов, 20 тыс. «русских», среди которых были евреи и немцы. Особенно значительным оказался после 1882 г. приток в Канаду евреев. В 1881 г. здесь проживало 2,4 тыс. евреев, в 1891–6,4 тыс., в 1905 г. -16,5 тыс., среди которых было почти 10 тыс. российских евреев.

Только в 1898–1900 гг. в Канаду из России выехало 6,3 тыс. евреев.

В 1874–1879 гг. из России в США и Канаду выехало 7,5 тыс. менонитов.

…В 1891–1892 гг. Комитет министров разрешил функционирование в России отделения колонизационного общества барона М. Гирша, которое обязывалось за свой счет переселять российских евреев в Аргентину. И хотя эта эмиграционная волна оказалась слабой, в 90‑е годы именно в ее составе из России выехала часть еврейского населения.

В Бразилию в 70–90‑е годы мигрировало из России 53 тыс. человек, преимущественно жителей Царства Польского. Именно тогда много поляков России, Германии и Австро-Венгрии въехало в Бразилию. Эмиграционные службы европейских мореходных компаний распространили тогда среди населения слухи о «польском государстве, основанном в южной Бразилии»…

…Западные части России (Правобережная Украина, Литва, Западная Белоруссия и Царство Польское) …приняли активное участие в освоении Нового Света и в сезонной земледельческой миграции преимущественно в соседнюю Германию.

Баланс миграции российских подданных в 60–90‑е годы составил внушительную отрицательную величину – 1,7 млн человек. В страны Нового Света тогда выбыло примерно 1,1 млн человек (в США -964 тыс., в Канаду – 17,5 тыс., в Аргентину – 22,4 тыс., в Бразилию – 52,7 тыс., в Уругвай – 2,9 тыс., в Африку – 6,4 тыс., в Австралию и Новую Зеландию – 0,3 тыс. человек)….

Главным регионом возрастающей российской эмиграции являлись США (90,4 % общего числа). Около 43 % выходцев из России в США составили евреи. Поляки дали почти 22 % (201,5 тыс.), немцы- 5,2 %, финны – 7 %, литовцы – более 7 %. Остальные 16 % пришлись главным образом на долю украинцев, белорусов и русских.

Среди сезонных рабочих доминировали поляки, за которыми следовали немцы.

…В целом же во второй половине XIX в. в России взаимодействовали три различных по силе миграционных потока: 1) выселение жителей Европейской России в Азиатскую Россию и на Кавказ (около 4 млн человек); 2) эмиграция подданных России за рубеж (1,7 млн человек) и 3) приток иностранных подданных в Россию (2,6 млн человек).

 

Межконтинентальная и сезонная миграция в 1897–1917 годах

В начале ХХ в. усилилась эмиграция из России в страны Нового Света и отход на заработки в другие государства Европы, и одновременно с этим вновь увеличился приток в Россию иностранцев. Аграрное перенаселение выталкивало жителей империи не только на окраины, но и в другие государства и страны Света. По сравнению с другими капиталистическими странами, в России были самые низкие цены на рабочую силу…

В целом… в 1898–1920 гг. из России в Канаду переселилось 68,5 тыс. евреев (82,2 % всех въехавших сюда евреев и 40,5 % всех российских иммигрантов в эту страну). Таким образом, удельный вес евреев среди лиц, прибывших в Канаду из России был очень высок.

Еврейская эмиграция из России в Палестину была в конце XIX – начале ХХ в. невелика. В 1882–1914 гг. туда из Европы выехало примерно 70 тыс. еврейских мигрантов, большая часть которых вышла из России. В Латинскую Америку до 1910 г. переселилось только 90 тыс. евреев.

Всего в XIX – начале ХХ в. в США из Европы мигрировало более 2,5 млн евреев, в том числе из России – 1,5 млн (более 60 %), а во все страны Нового света их переселилось около 3 млн человек. Это изменило ареалы их расселения. Если на рубеже XIX в. в Америке проживало только 0,2 % всех евреев земли (около 5 тыс. человек), то в начале ХХ в. – 14 %….

Немецкая иммиграция в США в начале ХХ в. не была значительна. … В конце XIX в. численность российских немцев в США не превышала 50 тыс. человек. В 1899–1920 гг. из России прибыло еще почти 150 тыс. лиц немецкой национальности (в 1901–1910 гг. – 90 тыс., в 1911–1920 гг. – 48,6 тыс. человек). Доля немцев в составе российских иммигрантов в США достигла 5,6 % в 1915 г., в условиях войны иммиграция российских немцев в США упала (было 2,2 тыс. человек) и почти прекратилась в 1916–1920 гг.

Миграционная активность немецкого населения в России была одной из самых высоких в Европе. Составляя в 1920 г. около 3 % всего немецкого населения Земли, российские немцы дали 13,6 % общего числа всех немецких мигрантов, выехавших в США.

…Больших размеров в начале ХХ в. достигла и польская иммиграция в США. По своим размерам она уступала только еврейской. Ценз 1890 г. учел в США 59 тыс. «русских» поляков (всего их там было 147,4 тыс. человек). К 1900 г. число поляков – российских выходцев сильно выросло и достигло 165 тыс. человек (27,4 % всех польских иммигрантов в США)…

… В 1901–1910 гг. поляки выезжали в США уже преимущественно из России (433,4 тыс., или 49,6 % общего числа)…

…Во втором десятилетии ХХ в. польская иммиграция в США продолжалась, и только первая мировая война почти свела ее на нет. В 1911–1920 гг. из России в США переселилось 276,2 тыс. лиц польской национальности (58,2 % их общего числа).

Всего в XIX – начале ХХ в. (по 1920 г.) из Европы в Америку выехало почти 2 млн поляков, в том числе из России 874,6 тыс. (44,8 %)….

В другие страны Нового Света поляков переехало намного меньше. Следует остановиться на Канаде. В 1901 г. там было учтено лишь 6 тыс. поляков, в 1911 г. – 34 тыс. и в 1921 г. – 53 тыс. человек…

Определить масштабы польской иммиграции в страны Латинской Америки затруднительно даже в общем виде. Цифры числа поляков, выехавших в Бразилию и Аргентину, исчисленные украинским исследователем А.А. Стрелко, видимо завышены. Он приводит следующие данные: число поляков в Бразилии к началу ХХ в. достигало 180,3 тыс., а в Аргентине – 68,9 тыс. человек….

Перепись 1914 г. зарегистрировала в Аргентине 94 тыс. выходцев из России и 27 тыс. – из Германии. Вполне вероятно, что большую часть мигрантов (по крайней мере российских) составили поляки. …

…Поляков в Аргентине к 1920 г. могло быть примерно 70 тыс. человек, а в Бразилии – не более 80 тыс. Из них около трети, судя по данным о притоке иммигрантов из России, могло въехать из Российской империи.

…Значительной оказалась литовская (с небольшим числом латышей) иммиграция из России в страны Нового Света…. В 1899–1920 гг. в США прибыло 245,5 тыс. литовцев…

В XIX – начале ХХ в. баланс миграций России с другими государствами по официальным данным составил отрицательную величину примерно 400 тыс. человек. Фактически и приток, и отток были выше, но в целом эти две волны миграций взаимно почти погасили друг друга. Происходил отток населения из Российской империи за рубеж, в основном в страны Нового Света (США, Канаду, Бразилию, Аргентину). Это была, во-первых, преимущественно трудовая и нетрудовая миграция в страны Нового Света (более 4 млн человек), из которых 3,5 млн, или 87,7 % пришлось на долю США. Переселялись в основном жители западной части России: евреи, поляки, литовцы, немцы.

Во-вторых, это была сезонная, временная миграция российских подданных в соседние страны Европы (в основном, в Германию). Началась она в 80‑е годы с относительно небольших цифр (несколько тысяч человек), но в годы войны достигла 500 тыс. человек. Среди сезонных мигрантов преобладали поляки, немцы, отчасти литовцы. Почти все сезонные мигранты к началу зимы возвращались на родину.

В 80‑е годы отток российских подданных за рубеж вырос, причем среди них уже преобладали лица, направляющиеся в Новый Свет….

…Российские трудовые мигранты внесли свой вклад в колонизацию Нового Света (украинская и русская миграция в Соединенные Штаты, Канаду, Бразилию и Аргентину в конце XIX – начале ХХ в.) и Дальнего Востока за пределами России (Китай). Русские мигранты появились в этот период в Австралии, Новой Зеландии, на Гавайских островах. Только в Бразилию в 1880–1890 гг. прибыло 30 тыс. переселенцев из различных губерний Российской империи

…С середины XIX в. становятся заметными сезонные миграции сельскохозяйственных рабочих из западных губерний, правобережной Украины и Царства Польского в Германию и Скандинавские страны. На рубеже ХХ в. в эти перемещения было вовлечено около 200 тыс. человек, а в 1917–1918 гг. – более полумиллиона. В 1880‑е годы начался поток национальной эмиграции из Российской империи… За период 1899–1909 гг. эмиграционный поток в США составили 43,8 % евреев, 27 % поляков, 9,6 % литовцев, 8,5 % финнов, 5,8 % немцев-колонистов и только 4,4 % русских<…>

В течение последней четверти XIX – первого десятилетия ХХ в. наблюдался значительный рост еврейской эмиграции, стремившейся уйти от бедности и бесправия, черты оседлости. Большинство еврейских мигрантов этого времени направлялись в США, а также в Англию, Францию, Канаду, Германию, Египет, Палестину, Южную Африку, Аргентину. В 1900–1910 гг. из всех евреев, прибывших в США, выходцы из России составляли 71,5 %.

В 1912–1915 гг. активизировалась деятельность Партии Бунд, которая активно занималась пропагандой революционной идеологии, в частности, издавая литературу на еврейском языке в Париже, Берлине, Лондоне и Нью- Йорке.

Особый уникальный тип национальной эмиграции из России в конце XIX – начале ХХ в. дало сионистское движение. Если выезд представителей различных народов, в том числе евреев, в Америку и страны Европы имел смешанную мотивацию, сочетавшую эмиграцию по национальным или политическим причинам с экономическими, то в данном случае налицо были принципиально другие мотивы и идеология – создание государства Израиль на территории своей исторической родины. Данный процесс фактически имел черты реэмиграции, отложенной на несколько столетий относительно точки исхода…

В 1892 г. Александр III утвердил Положение Комитета министров относительно условий деятельности Еврейского колонизационного общества (ЕКО), в котором подчеркивалось, что выехавшие по этому положению евреи «признаются покинувшими навсегда пределы Россию», т. е. становились эмигрантами. Первые волны еврейской эмиграции в Палестину (1881–1904 гг. и 1904–1914 гг.) шли из России и Восточной Европы…

Пионерами массового миграционного движения из России в страны Латинской Америки стали меннониты (протестантская секта, сформировавшаяся в среде потомков немецких колонистов), после того как в 1874 г. на них был распространен закон о воинской повинности.

Огромную волну исхода с территории, ставшей в результате российской, дала Кавказская война. Массы беженцев, прежде всего адыгейцев, создали обширный анклав в Турции и частично в Южной Европе. Этот поток явился одним из первых примеров «диаспоры катаклизма», возникшей в результате движения границ страны. Подобные диаспоры рождаются в короткие исторические сроки, вследствие резкой «перетряски» политического устройства, изменения экономической ситуации, порой ведущего к трагическим последствиям для масс населения…

Военные события начала ХХ в. обусловили появление за рубежом новой категории россиян – военнопленных. Так, большое число русских солдат (около 70 тыс.) оказалось в Японии после войны 1904–1905 гг.

К концу Первой мировой войны в лагерях Германии находились значительные массы русских военнопленных, к которым добавились 52 тыс. красноармейцев, оказавшихся на германской территории в период польско-советской войны в августе 1920 г. Данная социальная группа вынужденных мигрантов имела мощный импульс возвращения на родину, который и был реализован в начале 1920‑х годов, но часть обитателей лагерей, в основном представители офицерства, врачи, чиновники, предпочла остаться за границей и слилась с русскими зарубежными диаспорами…

Пивовар Е.И. Российское зарубежье. Социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. М., 2008. С.68- 75.


Таблица. Иммиграция в страны Нового Света из России
в 20‑х годах ХIХ – начале ХХ вв. (тыс. чел.)

Периоды

Страны прибытия

В США из

В Канаду из

Аргентина

Бразилия

Австралия

Уругвай

Африка в целом

Новая Зеландия

Всего

Всего из Европы

России

Русской Польши

Финляндии

Всего

России

Русской Польши

Финляндии

1821–1830

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

377,9

1831–1840

0,2

0,3

-

0,5

-

-

-

-

-

-

-

-

-

0,5

1116,9

1841–1850

0,5

0,1

-

0,6

-

-

-

-

-

-

-

-

-

0,6

1972,1

1851–1860

0,4

1,1

-

1,5

-

-

-

0,1

-

-

-

-

-

1,6

3309,2

1861–1870

2,5

2,0

-

4,5

-

-

-

0,4

-

-

-

-

-

4,9

3045,2

1871–1880

38,9

13.0

0,5

52,4

6,5

-

-

0,4

8,5

-

-

0,2

-

68,0

3356,9

1881–1890

201,4

51,8

11,9

265,1

2,2

-

-

4,1

28,4

-

-

0,7

0,2

300,7

7488,5

1891–1900

454,9

134,7

52,4

642,0

8.8

-

-

17,5

15,8

-

2,9

5,5

0,3

692,8

7063,3

1901–1910

1034,3

433,4

129,6

1597,3

45,8

9,4

13,5

84,5

17,3

2,8

-

7,6

0,2

1778,4

13759,3

1911–1920

602,4

272,6

48,0

926,6

59,9

31,0

9,6

56,8

37,6

7,0

4,5

1,0

0,1

1134,1

9670,4

Всего

2335,5

912,6

242,4

3490,5

123,2

40,4

23,1

163,8

107,6

9,8

7,4

15,0

0,8

3981,6

51161,0

 

Источник: International Migrations. National Bureau of Economic Research. Vol. 1. New York. 1929. P. 261–272.

 

Цит. по: Кабузан В.МРусские в мире=Russians of the World. Динамика численности и расселения (1719–1989). Формирование этнических и политических границ русского народа / В.М. Кабузан. СПб.: Рус-Балт. информ центр «БЛИЦ», 1996. С. 314.


США

Русские религиозные сектанты и староверы в США
По материалам статьи Э. Нитобурга
«Русские религиозные сектанты и староверы в США»

Президент США Джон Ф. Кеннеди назвал американцев «нацией иммигрантов». Регулярный учет приезжавших в США иммигрантов стал вестись и нашел отражение в американской статистике лишь с 1820 г. За последующие полвека, с 1820 по 1870 г., из России туда прибыло всего 7550 человек. Только с 1881 г. иммиграция из Российской империи в США превысила 10 тыс. человек в год. Начало массовой иммиграции в США из России пришлось на 1880‑е годы и связано не только с развитием российского капитализма в условиях сохранения многих феодальных пережитков в сельском хозяйстве, но и с приходом к власти Александра III и наиболее реакционных элементов русского общества. В 1881–1882 гг. в так называемой «черте оседлости» были организованы десятки кровавых еврейских погромов, а затем приняты «майские законы» 1882 г. о лишении евреев ряда гражданских прав, предоставленных им впервые при Александре II, в частности права для ряда категорий еврейского населения жить в крупных городах. В 1886 г. была введена процентная норма для евреев при поступлении в высшие учебные заведения. В эти же годы Святейший синод под руководством К.П. Победоносцева развернул преследования русских религиозных сектантов-духоборов, молокан и субботников, русских и белорусских староверов, украинских штундистов, немцев-меннонитов. Все это привело к массовой эмиграции евреев, поляков и представителей других национальных, а также религиозных меньшинств.

<…> Несмотря на попытки властей оттянуть решение этого вопроса, духоборам при поддержке российской и зарубежной общественности удалось добиться такого разрешения. В 1898–1902 гг. около 7,5 тыс. духоборов выехали в Канаду. Часть их позже переселилась в США. В 1905 г. 200 духоборов прибыли в Канаду из Якутии<…>

<…>С 1890 до 1905 г. большую часть «русских» иммигрантов в США и Канаду составили приверженцы различных религиозных сект, а преобладающую долю среди сектантов – великоросы. По оценке известного исследователя этой проблемы В.Д. Бонч-Бруевича, общее число таких иммигрантов в те годы превысило 10 тыс. Хотя среди иммигрантов сектантов, в большинстве своем крестьян, наряду с зажиточными имелись и бедняки, средний уровень зажиточности сектантов почти всегда был выше, чем у остальных крестьян. Об этом свидетельствовал и повышенный размер наличных средств у русских иммигрантов, прибывших до 1905 г. Объясняется как обязательными среди сектантов трезвенностью, бережливостью, трудолюбием, так и более развитой взаимной поддержкой

Штундисты

Самыми крупными группами религиозных эмигрантов, уехавших на рубеже XIX и. в. из России в США были штундисты и молокане. Причем первые группы крестьян-штундистов из Каневского и Звенигородского уездов Киевской губернии прибыли в США еще в 1889–1893 гг. – в Филадельфию, штат Пенсильвания, и |Луисвиль, штат Кентукки, откуда затем переселились в Виргинию на полученные в (качестве гомстедов (предоставляемых правительством бесплатно) земельные участки <…>С 1898 г. новые группы штундистов из России селились в Южной Дакоте, а затем в Северной Дакоте, где на первых порах им помогли уже жившие там российские немцы. После очень трудных первых лет переселенцы в обеих Дакотах постепенно превратились в зажиточных и богатых фермеров, владевших добротными домами, своими водокачками, грузовыми и легковыми автомобилями, стадами крупного рогатого скота и овец<…>

Молокане

<…> Первая группа молокан-прыгунов из Закавказья – из района Карса – в составе 30 человек через Батум, Одессу, Бремен, Нью-Йорк добралась до Калифорнии и осела там в 1904 г. Некоторые другие группы прибывали в США даже через Панаму, Аргентину и Чили. Большинство прибывших прыгунов поселились в Лос-Анджелесе, а «постоянных» молокан – в Сан-Франциско. В 1906 г. группа молокан приобрела землю в мексиканской Нижней Калифорнии, в 60 милях к югу от границы с США, создав сельскохозяйственную колонию, получившую название Ранчо Гуадалупе. <…>А в 1915 г. часть покинувших колонию в Гуаделупе и вернувшихся в Лос-Анджелес молоканских семей основали колонию Керман в калифорнийском графстве Фресно. Появились маленькие молоканские колонии в районе городков Эльмира и Шеридан близ г. Сакраменто. Общее число молокан, прибывших в США из Закавказья, к началу первой мировой войны не превышало 4,5 тыс. Это были главным образом прыгуны, официально называвшие себя «духовными христианами», но немало было и «постоянных», называвших себя «духовными молоканами».

<…>В небольшом же тогда, хотя и быстро растущем городке Лос-Анджелесе молокане в те годы работали на лесопилках и лесоскладах, в деревообрабатывающей промышленности, на уборке фруктов, занимались рыбным промыслом, извозом<…>. После первой мировой войны русская община здесь стала крупнейшей в Калифорнии.

<…>Когда весной 1917 г. США вступили в войну, молокане отказывались регистрироваться в солдаты. В одной из молоканских колоний 34 человека попали за это в тюрьму, и когда они выходили из здания суда, то вся колония встречала их, стоя на коленях, пением духовного гимна. И в ряде других мест немало молодых молокан попали в тюрьму за отказ идти в армию<… > Правда, еще до конца войны молоканам удалось добиться в Вашингтоне освобождения от призыва в армию. И хотя, по некоторым данным, около 5 % молокан взяли документы, необходимые для оформления натурализации, делалось это, как пишет Окунцов, лишь с целью устроиться на работу.

<…> В 1909–1917 гг. во многих молоканских семьях выписывалась издававшаяся в те годы в Калифорнии русскоязычная газета «Тихий океан». Молодежь же, с детства овладевшая английским языком и говорившая на нем в школе, на улицах и на работе, сравнительно быстро «американизировалась», отвыкала от дедовских обычаев и традиций, переставала участвовать в радениях с трансом, начинала носить американскую одежду и обувь, на головах девушек появились шляпки. Кое-кто из молодых стал тайно посещать кино и театр, некоторые читали американские журналы и книги <…>

Естественно, что все это тревожило стариков и лидеров общины, видевших, что молодое поколение идет «не тем путем». Тем более, что, покидая Россию, молокане мечтали не только о религиозной свободе, но и о земле. Опоздав к раздаче гомстедов, они все еще надеялись, накопив денег, купив землю и уйдя из городов, заняться сельским хозяйством, а заодно «спасти» свою молодежь и сохранить молоканское «духовное братство». Жизнь в городах они считали временной и уже в первом десятилетии XX в. около 2 тыс. их «ушли на землю», переселившись в западную Мексику, север Калифорнии, а также в штаты Аризона, Юта, Нью-Мехико; Вашингтон. Так в 1908 г., как уже отмечалось, в Глендейле расселилась и «прижилась» группа молокан из Лос-Анджелеса и Сан-Франциско, в основном прыгунов. В 30‑х годах там было их уже около 2 тыс. Все долги за покупку земли к этому времени были выплачены.

Однако далеко не везде новым переселенцам удалось осуществить свою мечту о земле. <…>

Староверы

По соседству с молоканами в Калифорнии, Орегоне и в Нью-Йорке осели группы эмигрировавших из Армении, а в 1908–1910 гг. также из Виленской губернии староверов. В Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сан-Диего, Чикаго, Детройте живут потомки отдельных семей и небольших группок переселившихся туда в разное время из Канады духоборов. И те, и другие, подобно молоканам, почти не контактировали с русской православной церковью и не смешивались с ее прихожанами, однако стремились сохранять русское культурное наследие.

<…>Уже в 1695 г. часть раскольников, или староверов, вынуждена была бежать от преследований и казней из России в турецкие владения на Балканах на территорию будущей Румынии. В ХУШ – Х1Х в. они уходили в российские Польшу и Литву, в северные леса, на Урал и в Сибирь, оседали на Алтае и Дальнем Востоке.

В США первые староверы появились в начале XX в. В Калифорнии поселились так называемые староверы «старого закона», но имелись в США и другие, крупнейшая группа которых, насчитывавшая, по некоторым данным, около 4 тыс. человек, проживала в 30‑х годах в Питтсбурге, Эссене и соседних графствах Пенсильвании, работая на местных шахтах и заводах<…>

Помимо сельского хозяйства, староверы занимались здесь разведением животных для продажи, ловлей рыбы, охотой, работой где придется по найму. <…>В результате в сфере экономической и хозяйственной деятельности они адаптировались в США сравнительно быстро.

<…>Староверы были заинтересованы в приобретении образования, но только школьного, чтобы уметь читать, писать, знать арифметику и местный язык, а также в своей школе научиться церковнославянскому языку. Высшее образование они считали не только ненужным, но видели в нем опасность для сохранения традиций и духовных ценностей общины. Поэтому лишь немногим из их детей удавалось закончить среднюю школу или колледж. <…> Большинство осевших в Орегоне староверов, особенно женщин, даже уже проживших в США пять-семь лет, так и не овладели английским языком и, работая в группе или дома, говорили между собой на современном русском языке, но с крестьянской, богатой народными словами, спецификой. В религиозной службе использовали церковно-славянский. Молодежь же, учившаяся в американской школе, не только бегло говорила на английском, но уже предпочитала его русскому даже дома, и на вопрос родителей, заданный на русском, нередко отвечала на английском. <…>

 

Данный текст впервые был опубликован в журнале «Новая и новейшая история», 1999, № 3. С.34–51. http://www. archipelag. ru/ru_mir/volni/hrono_retro/out-migration/

 

Русские трудовые эмигранты в США
(по материалам статьи Э.Л. Нитобурга)

<…>В 1912 г. 71.5 % всех работавших по найму русских в США были заняты неквалифицированным и малоквалифицированным трудом: 7.7 % характеризовались как ремесленники, мастера и специалисты, 1.3 – как лица свободных профессий, 3.4 – как домашняя прислуга, 2.1 %- перебивались случайной работой. 14 % (в том числе дети до 14 лет и другие иждивенцы) не работали.

Америка привлекала русских трудовых иммигрантов прежде всего высокой оплатой труда, возможностью, заработав за океаном приличные средства, улучшить свое материальное положение и укрепить хозяйство на родине. Как сообщал в 1906 г. Ю.Д. Филинов, средний месячный заработок чернорабочего в США в переводе на рубли составлял 71 руб., а в России – 15 руб., каменщика, соответственно, 205 и 50, плотника – около 150 и 50 руб. Правда, позднее разрыв несколько сократился, но и в 1910–1913 гг. американский чернорабочий при более коротком рабочем дне зарабатывал в месяц в среднем 60 руб., а русский в России – 15, каменщик – соответственно 150 и 50, шахтер – 200–300 и 50, учитель в городе -125 и 50 руб. Однако в США зарплата русских по сравнению с американцами и даже многими другими иммигрантами была, как правило, ниже. Исследование Иммиграционной комиссии США в 1909 г. показало, что если у всех иммигрантов средний дневной заработок составлял 2.09 долл., то у русских он был равен 2.06 долл..

Пытаясь объяснить это обстоятельство, Б. Курчевский писал в 1914 г., что там, «где требуется физическая сила да каторжная выносливость, на русского рабочего везде большой спрос и у американского предпринимателя он в большой цене. Хотя… и при высоких ценах на рабочие руки наш рабочий и там обыкновенно ухитряется работать за минимальную плату… Да оно и понятно. Русского поражает на первых порах неслыханный им американский размах заработной платы, и он с жадностью хватается за первое предложение…"

По разным данным, на сталелитейных заводах Пенсильвании, Иллинойса, Висконсина русские чернорабочие в 1910–1913 гг. зарабатывали от 1.5 до 2–2.5 долл. в дневную и до 3.5 долл. в ночную смены. Более опытные зарабатывали в этих штатах, а также в Огайо, Алабаме, Колорадо от 2.5 до 4 долл.  По данным Иммиграционной комиссии, в 1908–1910 гг. годовой заработок русских, занятых в промышленности и на шахтах, составлял: у 9.3 % рабочих до 200 долл., у 54.9 % – до 400 и только у 13.6 % превышал 600 долл. 

Что касается расходов, то по расчетам Федерального бюро труда, средний русский иммигрант в 1910 г. тратил в год на оплату жилья 101 долл. (иммигрант-немец – 109, ирландец – 117, итальянец – 97). По другим данным, в Чикаго большинству русских жилье обходилось от 120 до 145 долл. в год. Расходы на питание семьи у иммигранта с доходом от 400 до 499 долл. составляли 235 долл., а при доходе от 600 до 699 долл. – 291 долл. [

Условия труда в металлургической, каменноугольной и некоторых других отраслях промышленности были тяжелыми. “Хотя за труд нам здесь платят и больше, чем на родине, но зато в Америке работы очень тяжелые, опасные и отнимают у нас всю силу и здоровье, – говорилось в письме некоего Михаила Соловьева, опубликованном в марте 1914 г. русскоязычной газетой «Новое время. – Проработавши 4–5 лет, мы превращаемся в выжатый лимон. Редкий день пройдет, чтобы кого-нибудь из нас не убило или не искалечило…" 

В начале XX в. в стране не существовало федерального, единого для всех штатов, трудового законодательства. Ни одним из местных законов не были запрещены сверхурочные работы. На сталелитейных заводах, в частности, русские обычно работали 6 дней в неделю поочередно – 10 часов (с 7 до 17) в дневную смену и 14 часов (с 17 до 7) – в ночную. Особенно тяжелым был труд у доменных печей, и мало кто его выдерживал длительное время. Тем более, что иногда, как свидетельствует Дж. Дэвис, приходилось работать по 18 и даже 24 часа в сутки. «Насколько тяжел был труд для русских в металлургической промышленности, говорит тот факт, что сотни их в Питтсбурге уходили с этой работы, не выдержав и одного года» 

Предприниматели старались выжать из этой категории рабочих все силы. Как откровенно выразился при обсуждении нового законопроекта об иммиграции конгрессмен от Пенсильвании, где было занято особенно много русских, расчет состоит в том, чтобы «взять новую, молодую человеческую машину, работать ею, пока она не треснет, и затем выбросить. Всегда есть люди, которые громко просятся стать на освободившееся место» . Не случайно поэтому на шахтах Пенсильвании уровень механизации в довоенные годы был гораздо ниже, чем в Огайо, где доля иммигрантов среди шахтеров тогда была не столь велика.

Поскольку большинство русских трудовых иммигрантов составляли крестьяне (нередко выходцы из захолустных деревень и уголков России), они часто оказывались жертвами самого наглого обмана. Ловкие агенты-посредники и предприниматели привлекали новичков к трудоемким, низкооплачиваемым работам и занижали ставки зарплаты. Десятники и мастера при выполнении одинаковых производственных операций оценивали и оплачивали по-разному труд коренных американцев и новых русских иммигрантов, пользуясь их беззащитностью, как лиц, не имеющих американского гражданства и не членов профсоюза, не стесняясь лишний раз обсчитать их или оштрафовать. Сообщая о тысячах несчастных случаев на шахтах и заводах, Дж. Дэвис подчеркивал, что многие русские рабочие, не зная законов страны и своих прав, даже не пытались получить компенсацию за травмы и увечья на производстве.

Однако уже в предвоенные годы постепенное вовлечение части русских рабочих в американское профсоюзное движение обеспечивало рост их заработков и улучшение материального положения. Русский иммигрант присматривался к новым порядкам, обучался той или иной профессии, усваивал внешнюю сторону американской культуры, начинал понимать английский язык и объясняться на нем и постепенно добивался лучшей и более высокооплачиваемой работы.

Прибыв в Америку, русские иммигранты достаточно активно повышали свою грамотность. В период с 1908 по 1918 г. «русская колония, – по словам И.К. Окунцова, – училась с особым увлечением, и процент безграмотности был тогда значительно понижен. Союзы русских рабочих… открывали школы, библиотеки, устраивали лекции». Особенно активной была их культурно-просветительная деятельность в годы Первой мировой войны. Тем не менее, накануне ее (вероятно, из-за огромного наплыва трудовых иммигрантов из России) неграмотность среди русских в США, по данным американской статистики, все еще достигала 35 %. <…>

По мере дальнейшего роста численности русских иммигрантов среди них, как сообщал в 1915 г. советник российского посольства в Вашингтоне А. Щербатский, «появились “свои” врачи, торговые заведения, солидарность и некоторый местный русско-американский патриотизм». Кое-кто из иммигрантов успел выбиться в мелкие предприниматели и коммерсанты. Даже часть из тех, кто собирался, подзаработав денег, вернуться на родину, поправив постепенно свои материальные и бытовые условия, привыкнув к более высокому уровню потребления и большей свободе, предпочитали выписать семью из России и остаться жить в США.

Начавшийся накануне Первой мировой войны экономический кризис больно ударил по русским рабочим, которых стали в массовом порядке увольнять со многих предприятий. Как сообщил в российское посольство один из консулов, к которому они обращались за помощью, оставшиеся без работы «сильные, здоровые люди плачут в канцелярии консульства горькими слезами. Без денег, без работы, на чужбине, окруженные враждебной атмосферой конкурентов, они чувствуют себя буквально подавленными. Некоторые из них… говорили, что в России они подавали бедным, а здесь самим при-“ ходится просить милостыню”.

Война, вызванный ею подъем промышленного производства в США, превращение значительного числа русских чернорабочих в полуквалифицированных и квалифицированных привели к весьма существенному повышению оплаты их труда, которая в разных отраслях промышленности в эти годы составляла у чернорабочего 3–4 долл. в день, а у опытного механика – 8.5 долл. Еще больше получали занятые в военной промышленности. Заметно улучшились условия жизни и повысился уровень потребления. По данным П. Робертса, в горнорудных районах Пенсильвании почти все славяне имели вкусный хлеб из лучших сортов пшеницы или ржи, ежедневно съедали около фунта мяса на человека, а также порядочное количество картофеля, капусты, молока, кофе, пива, масла, яиц и рыбы<…>

По данным американского почтового ведомства, за первые шесть лет XX в. российскими выходцами в США было отправлено на родину более 1.3 млн почтовых переводов на общую сумму в 47 млн руб. В предвоенные же годы, по мнению представителей российского Министерства торговли и промышленности, сбережения, пересланные и привезенные из США российскими трудовыми иммигрантами, приближались к 100 млн руб. в год. По сообщению А.И. Щербатского, ежегодная сумма их к 1913 г. достигла 180 млн руб.

<…> Не менее 70 % всех взрослых русских мужчин, прибывших в США, в рассматриваемый период – это одиночки-холостяки или оставившие на время семью на родине. В частности, среди одиноких, занятых в сталелитейной промышленности менее 5 лет, женаты были 2/3, занятых от 5 до 9 лет – 1/3, более 9 лет – 1/7. Женатые, надеясь вернуться на свой земельный надел, не спешили вызывать жену из России. Холостые же, укрепив свое материальное положение, иногда выписывали невесту в Америку, но чаще вступали в брак с местной иммигранткой. Нехватка русских женщин способствовала национально смешанным бракам. Однако из-за различий в языке и обычаях они нередко распадались. «Особенно много случаев “беглых” (мужей. – Э. Н.), – свидетельствует М. Вильчур, – дают смешанные браки русских с галичанками, польками и другими».

<…> Подавляющее большинство русских иммигрантов в те годы находились почти в полной изоляции от американской общественной и культурной жизни, и это подчеркивают не только американские, но и российские авторы, а также сами иммигранты. Изоляция в чуждом окружении и статус самой низшей группы людей, занятых в американской промышленности, лишали русских рабочих, по словам того же Д. Дэвиса, возможности самоутвердиться и продвинуться по социальной лестнице.

Стремление уйти от одиночества способствовало иногда чрезмерному увлечению алкоголем. «Алкоголь, несомненно, огромное зло всех русских колоний за исключением сектантских», – констатирует М. Вильчур. За счет штрафов на русских, по его свидетельству, даже возросли доходы некоторых графств в «сухих» штатах, где алкоголь был запрещен законом [61]. «Американцы не понимают того, пояснял И.К. Окунцов, что русские, как и всякие иммигранты, не хотят жить на дне, мыть посуду в ресторанах и быть постоянно от кого-нибудь зависимыми. Русским, конечно, обидно, что в Пенсильвании им даже запрещается иметь собак или в Мичигане нельзя быть цирюльником, а в Луизиане – печатником. Американцы толкают иностранцев, особенно славян, в угольные шахты или на глухие фермы и не дают жить по-человечески… Американский полицейский стал для них синонимом насилия… Многие русские не нашли в судах правосудия только в силу незнания английского языка…»

Нитобург Э.Л. Русские трудовые иммигранты в США (конец ХIХ в. -1917 г.): адаптация и судьбы // Отечественная история. 2002. № 5. С. 63–75. // http://vivovoco. rsl. ru/VV/JOURNAL/RUHIST/EMMI. HTM

Бразилия

Из книги А.С. Ионина
«По Южной Америке»

Ионин Александр Семенович (1837–1900)- русский дипломат, путешественник, писатель. В 1883–1892 гг. был посланником России в Бразилии. Участвовал в установлении дипломатических отношений России с Аргентиной (1885), Уругваем (1887), Мексикой (1890). Ионин проехал вдоль восточного побережья Южной Америки, от устья Амазонки до Магелланова пролива, и вдолъ западных – до порта Кальяо, путешествовал и по материку – Парагвай, Боливия, внутренние районы Бразилии, Аргентины. Свои путевые впечатления он изложил в книге «По Южной Америке» (т. 1–4; 1892–1902), за которую Санкт-Петербургская Академия наук присудила ему Демидовскую премию.

 

<…>

В начале семидесятых годов часть наших немецких колонистов по Волге и в Екатеринославской губернии, принадлежащая к вероисповеданию repнегутеров, меннониты, взбудоражилась введением общей воинской повинности. Они, как известно, пользовались большим благосостоянием у нас, но, чтобы не служить в военной службе, предпочли бросить насиженные в продолжении почти столетия места и перебраться в Америку. Гамбургские агенты воспользовались этим обстоятельством и предложили свои услуги бразильскому правительству, которое именно в это время занято было мыслью колонизовать провинцию Парана. Эмигранты из России казались самыми лучшими для нагорных плоскостей этой провинции, где зимой бывают даже и небольшие морозы – нельзя же в самом деле людей из России заставить возделывать под тропиками маниоку. Правительство взялось за это дело и вызвало из России меннонитов в количестве до 6000 душ. Отвести им землю в этой провинции не представляло, как казалось, особенной трудности, но на деле вышло не совсем так. Правительство не знает собственно какие земли ему принадлежат в Бразилии: размежевания, кадастров, статистики, ничего нет. Оно думает, что ему принадлежит то, что не принадлежит частным лицам, которые владеют своим участками в силу давности их захвата, ограниченного только захватом соседей. Парана же была провинция почти пустая и правительство могло рассчитывать, что у него там находится в распоряжении много земли.

Эмигрантов привезли и отправили в Коретибу, но тут на поверку оказалось, что земли найти трудно. Правда, внутри страны ее сколько угодно, но эмигранты решительно отказались удаляться на большое расстояние от моря, к которому обещали им тогда построить в скором времени железную дорогу. Надобно было поместить их в окрестностях Коретибы, а тут удобной земли для колонизации, для хлебопашества оказалось мало; страна прелестна, но в большей части имеет мало наносной плодородной почвы, каменистый грунт<…>

…Капитал, выданный правительством, таял как воск, ибо около него старались не одни колонисты, которых нужно было пока кормить, но и множество чиновников, и наконец растаял совсем. Пришельцам пришлось плохо: они приехали с деньгами, но и их деньги поневоле начали исчезать: вокруг их собственных денег тоже явились эксплуататоры и неудовольствие колонистов перешло в ропот и почти в бунт. Тогда их стали удерживать в стране поневоле. После двух почти лет такой жизни большая часть из них наконец вырвалась из Бразилии и уехала в Аргентинскую республику.

Бразильцы, находящиеся в постоянном и остром соперничестве с Аргентинской республикой, очень обиделись таким поворотом дела, могущим бросить тень на дальнейшие их затеи колонизации, но делать нечего, могло дойти до опасных столкновений – и меннонитов выпустили. Осталось их в провинции небольшое относительно количество, около тысячи душ, которые или окончательно разорились при описанных выше мытарствах, или позволили себя соблазнить блестящими обещаниями; им отвели наконец землю около города Лапа, но и эти 1000 душ остались недолго, не больше года. Земля оказалась невозможною, обещанных домов не построили, деньги, вновь ассигнованные, опять разошлись по карманам всех, только не эмигрантов. Через год и эти легковерные последовали за своим собратьями в Аргентинскую республику.

Эта так называемая русская колонизация стоила правительству больших денег и большого срама, и действительно на долгие годы совсем охладила к Бразилии особенно немецких эмигрантов; главное же дискредитировала собственно правительственные мероприятия в этом смысле; но для меннонитов эта история послужила только в пользу: в Аргентинской республике они нашли гораздо более земли, несравненно более удобств и менее чиновников. Там они устроились тотчас же и находятся теперь в блестящем положении. <,..>

 

гернгутеры – члены протестантской религиозной общины, основанной в 1727 г. в Гернгуте (Саксония); их устав предписывал строгое соблюдение требований Нагорной проповеди, в частности, непротивление злу насилием.

Меннониты – последователи голландского проповедника Менно Симмонса (1496–1561). Основы нравственного вероучения меннонитов составляют смирение, покорность, терпение, всепрощение, нравственное самосовершенствование.

 

Ионин А.С. По Южной Америке. Т.1. СПб.: Тип товарищества «Общественная польза», 1892 // Россия и Бразилия. 200 лет знакомства. Свидетельства русских путешественников, ученых, дипломатов, артистов и литераторов. М., 2004. С.289–291

 

КАНАДА

Об условиях поселения духоборцев в Канаде
Из книги В. Бонч-Бруевича
«Духоборцы в канадских прериях»

Духоборцы были поселены в Kaнаде на следующих условиях: каждый мужчина, достигший 17 лет*, или вдова имели право занять свободный, принадлежащий правительству, гомстэд (Ноmstеаd).

Гомстэд равняется 160 акрам, т. – е. около 53 десятин, и представляет из себя квадратик, сторона которого равна 1/4 мили. Такой квадратик составляет четвертую часть большого квадрата, называемого sесtiоn (секцiя). Section, в свою очередь является 1/36 частью самого большого, шестимильного квадрата, называемого tawnship (тауншип). Так что 1 тауншип = 36 секциям= 144 гомстэдам. На такие-то квадратики и разбита вся земля в Kaнаде.

* По канадским законам предельный низший возраст определяется 18 годами, но для духоборцев было сделано исключение, и правительство разрешило всем семнадцатилетним записать на себя гомстэд, мотивируя эту льготу тем, что. пока духоборцы устроятся, после взятия участков пройдет не менее года.

 

Необходимо здесь заметить, что эти квадраты называются тауншипами только в просторечии. На самом же деле тауншипами называются полосы земли, в шесть миль шириною каждая, идущие через всю Канаду с востока на запад. Bcе эти полосы занумерованы, и счет им ведется с юга на север, при чем нумерация идет с номера первого до тридцать четвертого; после тридцать четвертого нумерация опять начинается с первого номера…

Bсе sections, раз они заселены, отделяются одна от другой полевыми дорогами и просеками, при чем дороги и просеки, в направлении с севера на юг, идут по краям каждой section, а с запада на восток – через одну. Тауншипы разделены большими дорогами…

Занявши гомстэд, необходимо выполнить некоторые условия, чтобы оставить навсегда его за собой: 1) в течение трех лет работать на занятом участке не менее шести месяцев в году; 2) в течение трех лет фермер должен обработать не менее 30 акров земли, или иметь не менее 40 штук крупного скота, или возвести постройки для какого-либо предприятия (сыроварня, маслобойня, мельница и пр.). Выполнивши эти два необходимых условия, занявший гомстэд поселенец обязан сделать заявку, т. е. внести 10 долларов (20 руб.) и получить патент на свой участок…

Если на занимаемом гомстэде сидел кто-либо раньше и там есть уже обработанная земля, то за патент платить дороже 10 долларов, (иногда 12, 15, 18 долл. и дороже), смотря по количеству ранее обработанной земли.

Получить патент – это еще не значит приобрести землю в свою полную собственность; это значит обеспечить за собой право наследственного пользования. Десять же долларов платится для покрытия правительственных расходов по поземельному устройству (межевание, содержание иммигрантских домов и бюро, содержание land office и т. п.).

Желающие могут покупать землю в вечную собственность. Правительство продает свои земли обыкновенно по 2–3 доллара за акр, но иногда много дешевле и много дороже, в зависимости от качества почвы, местоположения, рудных богатств и др. Точно также можно приобретать землю у компаний железных дорог и у Hudson bау Саmраnу. Цены этих земель всегда значительно выше казенных, и колебание их весьма различно.

Закладывать землю в кредитных учреждениях можно только после ее окончательной покупки; или же при сделке с частным заимодавцем должно быть заключено особое условие, гарантированное правительством, что в случае неуплаты долга земля должника, со всем недвижимым имуществом, переходит в пользование заимодавца… Правительство наблюдает, чтобы заимодавцы не брали высоких процентов, и – как это было с духоборцами, которые именно на этих условиях искали капитал в 100.000 долларов – не допускает сделку, раз оно находит условия тяжелыми для поселенцев. В случае с духоборцами правительство дважды отказало канадским капиталистам потому, что они требовали один раз 8, а другой раз 7 процентов. Канадское же правителъство находило возможным утвердить заем только при 6 %. Надо заметить, что правительство вообще старается устранять подобные займы, и, насколько мне известно, духоборцам первым была разрешена такая операция, в виду их особенно затруднительного положения, в первый год поселения, но заем так и не состоялся. Двадцать пять лет тому назад была оказана подобная помощь переселившимся в Канаду менонитам, но этот заем был не частный, а правительственный.

…Весьма оригинально законодательство в северо-западной Канаде, касающееся скотоводства. Скоту дается полная свобода; его можно гнать, и на воле он может ходить, где только хочет. Если фермер желает уберечь свои посевы, огороды, скирды сена и хлеба, то он должен, огородить свои владения. Если же не огородит, то это его вина, и за потраву хозяин потравленного не может ничего ни с кого взыскать. Если скот, проходя мимо фермы, попадет в колодец или в какие-либо выкопанные ямы, то за него отвечает владелец фермы. …Никакой фермер не может отказать напоить в его колодце прогоняемый скот.

В западной части Канады, в так называемой North West Тiritогiеs податей нет никаких…есть лишь так называемая дорожная повинность, по которой каждый, принявший гомстэд, обязан по совести проработать не меньше двух летних дней в году на грунтовых дорогах, соединяющих поселки и фермы. Если фермер богат, то эта повинность увеличивается до 3, 4 и больше дней в году, по усмотрению местных властей…

Кстати коснемся и законоположений по школьному вопросу. Если поселенцы строят и содержат школы исключительно на свой счет, то правительство совершенно не вмешивается в устройство и систему преподавания в школе. Если же строители школы получают помощь от правительства в размере до 70 % содержания учителя, то тогда правительство ставит свои условия, например: обязательный тот или другой диплом учителя; преподавание английского языка и т. п., при чем в такую школу учебники присылаются из министерства народного просвещения.

На школьных секциях строятся правительственные школы. Иногда эти школьные участки, если они не нужны в данной местности под школу, продаются правительством, обыкновенно по более высокой цене, вырученные деньги присоединяются к капиталам, ассигнованным на школы.

Таковы общие условия занятия земель поселенцами в Канаде, с которыми приходилось считаться духоборцам. К этому следует добавить, что правительство выхлопотало для духоборцев очень важную льготу. Так как духоборцы в большинстве решили селиться не фермами, а селениями, то по их просьбе, правительство вошло в соглашение с компанией железной дороги, по которому эта последняя уступила в местностях возле Iорктона и Swan-Rivera все свои земли духоборцам по той же оценке как и казенные, обменяв их на предложенное правительством в другом месте соответствующее число секций. Таким образом, духоборцы северной и южной колонии избежали обязательную чересполосицу и должны были получить земли в цельных кусках на селение. К сожалению Hudson bау Саmрапу не уступила свои секции. и таким образом в каждом тауншипе, принадлежащем духоборцам, осталось по четыре секции (две из них школьные), на которые наши соотечественники не имеют прав.

Общий принцип весьма гибких канадских законов в западной прерии можно формулировать так: делай, что хочешь, но то, что не мешает другому. Привилегий по закону здесь нет никому, кроме скота, который, как мы видели, совершенно свободен в своих поступках, и все жители прерии должны приспосабливаться со своим хозяйством так, чтобы оградить себя от действий свободно пасущихся стад и табунов…

Что касается религиозных убеждений', то канадское правительство конечно, наряду со всеми жителями, предоставило духоборцам полнейшую свободу и совершенно уволило их от воинской повинности в какой бы то ни было форме…

Бонч-Бруевич В. Духоборцы в канадских прериях. Кн.14. Ч.I. Пг., 1918. С. 248–256.

Об иммиграции в Канаду
из статьи И.В. Окунцова в газете
«Русское слово» (
Нью-Йорк)

Президент Канэйдиан Пэсифик железнодорожной линии, Сэр Томас Шаугнесси…сказал речь об иммиграции в Канаде и о задачах иммигрантов.

Свои положения и выводы Шагнесси делал на основании личного наблюдения над иммигрантами, работающими на железной дороге.

Иммиграция очень нужна для Канады, занявшей необъятные просторы, нуждающиеся в рабочих руках человека. Иммиграционный вопрос для Канады – все еще больной вопрос…

Нужны новые миллионы иммигрантов для занятия все еще пустых мест Канады; нужны армии рабочих для горнопромышленного дела…

Канада наиболее всего нуждается в землеробах. У нее уже достаточно имеется профессиональных рабочих для всех отраслей промышленности. Канада имеет достаточно для настоящего времени механиков, плотников, стекольщиков, кузнецов, портных рыболовов и т. д. Ей нужны теперь земледельцы. Канада хочет иметь только крестьянскую иммиграцию, ищущую формы для приложения своего опыта на земле…

Канада, по словам г. Шаугнесси, нуждается на особицу в землеробах северных стран Европы, больше в России. Географическое положение Канады и северной европейской земледельческой России в значительной степени одно и то же: одна и та же почва, одни и те же климатические условия: и нужны одни и те же фермерские приемы…

Правительство Канады идет навстречу всякому новому поселенцу на земле. Последнему даются всевозможные льготы и привилегии. За $10 он может приобрести в свою собственность целый гомстэд в 160 акров.

… Среди русских в последнее время началось течение в пользу оседания на землях Канады, появился русский кружок в Эдмонте, Альберте, задавшийся целью пропагандировать среди местной колонии брать правительственные гомстэды и заниматься землей. А свободных земель еще много, чрезвычайно много всюду – в провинциях Мацитоба, Саскачеван, Альберта и Бритиш Коломбия…

В Канаде имеются все «свободы», свобода совести, свобода слова и печати, о которых в России только лишь мечтают.

Новой русской эмиграции после войны следует обратить внимание на Канаду и ее фермерство.

Русское слово. 1915, 28 мая. С. 5.

АВСТРАЛИЯ

Из книги Г.И. Каневской
«Очерк русской иммиграции в Австралии
(1923–1947 гг.»

<…>

Первым российским подданным, постоянно живущим в Австралии, вероятно, стал Джон Потоцкий, который прибыл в Хобарт (Тасмания) 18 февраля 1804 г. Судьбой превратного счастья занесло сюда бывшего офицера русской армии из Англии среди других каторжников, составлявших в конце XVIII – начале XIX веков большую часть населения британских колоний в Австралии. Уроженцев Российской империи среди них до середины XIX в. было не более полутора десятков: 7–8 русских, 1 украинец, 1 финн и несколько выходцев из Прибалтики с немецкими и еврейскими фамилиями. В общее число россиян, проживавших в Австралии в это время, следует включить и моряков-дезертиров, бежавших с русских кораблей, посещавших Австралию в первой трети XIX в. …

С 80‑х годов XIX в. количество россиян в Австралии постепенно возрастало, и по переписи 1891 г. число их составило 2881 человек (2350 мужчин и 531 женщина). Преимущественно это была так называемая инородческая эмиграция из юго-западных и прибалтийских областей России, состоявшая, главным образом, из евреев, что было обусловлено национальной политикой царского правительства и еврейскими погромами в Российской империи после событий 1 марта 1881 г.

Ко времени образования Австралийского Союза в 1901 г. на пятом континенте проживало 3358 выходцев из России (2648 мужчин и 710 женщин), из них в Новом Южном Уэльсе – 1262 человека, в Виктории – 954, в Квинсленде – 454, в Южной Австралии – 251, Западной Австралии – 400 и на Тасмании – 37 человек. Таким образом, большая часть российских иммигрантов была сосредоточена в юго-восточных штатах Австралии, что связано с географией их выхода и путями проникновения на пятый материк. Первые российские переселенцы добирались сюда через Англию, откуда шли пароходы в Сидней, Мельбурн и другие порты Австралии.

С первого десятилетия XX в. национальный состав российской иммиграции в Австралии, география выхода и въезда стали изменяться, что объясняется рядом причин. Введение в эксплуатацию Транссибирской магистрали и КВЖД сделало возможным для россиян использовать дальневосточные порты, откуда шли пароходы в Австралию, что было ближе и дешевле. Ряд факторов способствовал увеличению численности русских иммигрантов на пятом континенте. Толчком для эмиграции русских с Дальнего Востока стало поражение России в войне с Японией. Многие русские, недовольные новой экономической и политической ситуацией, стали уезжать в Австралию через Шанхай и Дальний, главным образом на японских пароходах.

Усилению эмиграции из России, в том числе и в Австралию, способствовали революция 1905–1907 годов и столыпинская реформа. В конце XIX – начале XX веков эмиграцию русских крестьян сдерживали сельская община и наличие колонизуемой Сибири и Дальнего Востока, русский Дикий Запад. Революция подорвала принудительное прикрепление крестьян к наделам, а аграрная реформа содействовала их продаже и окончательному уходу из родной деревни. Но на увеличение численности русских в Австралии особое влияние оказал фактор, вступивший в силу в 1910–1911 годах – перелом в переселенческом движении на восток, в Сибирь и Среднюю Азию, которое достигло своего пика после крестьянского движения 1905–1906 годов, а затем резко упало. Все большее число крестьян устремлялось за границу. По данным Статистического отдела Бюро Южно-Русской областной переселенческой организации, со второй половины 1912 г. не было, кажется, ни одного органа русской периодической печати, в котором бы не сообщалось об эмиграции русского сельского населения в Америку Не осталась в стороне и дальневосточная пресса. Газета «Далекая окраина» регулярно печатала письма русских эмигрантов из Австралии и имела среди них собственных корреспондентов. Сообщала газета и о деятельности эмиграционных контор в Харбине и Дальнем, предостерегая переселенцев от злоупотреблений со стороны эмиграционных агентов. В 1911 г. в Дальнем, через который проходила вся дальневосточная эмиграция, стал издаваться журнал На чужбине. (Русские в Америке и Австралии), специально посвященный проблемам эмиграции.

По переписи 1911 г. число уроженцев Российской империи в Австралии достигло 4456 человек, и, начиная со второго десятилетия XX в., количество приезжавших из России постоянно увеличивалось. По донесению генконсула Российской империи в Австралийской федерации и Новой Зеландии из Мельбурна князя А. Абазы (1911–191 гг.), в Австралию в это время ежемесячно приезжали от 90 до 150 чел. из Сибири и Дальнего Востока, 20–30 чел. из Европейской части России и примерно столько же из Канады и США. Большинство из вновь прибывших были коренные русские, преимущественно сибиряки.

Основным центром российской иммиграции стал северо-восточный австралийский штат Квинсленд и его столица Брисбен, где в 1912 г. была целая улица заселенная русскими. Брисбен был первым портом на пятом континенте, куда заходили пароходы из Японии и Китая, а большинство русских, попадавших сюда таким путем, не имели средств, чтобы двинуться дальше вглубь страны. Правительство штата, заинтересованное в увеличении его населения, не стремилось к ужесточению иммиграционного контроля. Следует учесть и тот факт, что обширность территории Квинсленда и его мало-заселенность делали его привлекательным с точки зрения обзаведения собственным участком земли, о чем мечтал каждый крестьянин.

Установить точную численность русских иммигрантов на пятом континенте накануне и в годы первой мировой войны достаточно сложно. В Российской империи не было эмиграционного законодательства и почти полностью отсутствовала статистика эмиграционного движения, а значительная часть эмигрантов покидала страну нелегально. Австралийская же статистика не делила российских эмигрантов по национальным группам, относя к русским всех, родившихся в Российской империи, включая сюда Польшу и Финляндию. В переписях населения в Австралии многие российские переселенцы принять участие не могли, так как не имели постоянного места жительства, переезжая из одного штата в другой в поисках работы. К тому же нужно заметить, что наибольший приток эмигрантов из России пришелся на второе десятилетие XX в., а с 1911 по 1922 гг. переписи населения в Австралии не проводились. Единой точки зрения в литературе по поводу численности как российских в целом, так и русских иммигрантов, в Австралии накануне и в годы Первой мировой войны нет. Расходятся мнения и двух отечественных специалистов по вопросам российской эмиграции на пятом континенте. А.Ю. Рудницкий склоняется к цифре 5 тыс. человек накануне войны 1914 г., ссылаясь на мнения большинства авторов. По подсчетам же А.И. Савченко, к началу войны в Австралии насчитывалось 9 384, а в 1917 г. – 10938 выходцев из России. По данным российского генерального консула А. Абазы в мае 1914 г. во вверенном ему округе насчитывалось 12 тыс. выходцев из Российской империи, из которых 1 тыс. человек приходилась на Новую Зеландию, а остальные распределялись следующим образом: Квинсленд – 5 тыс., Новый Южный Уэльс – 2 тыс., Виктория – 1,5 тыс., Южная Австралия – 1100 чел.. Западная Австралия – 1200 чел., Тасмания – 100 чел.. Северная Территория – 50 чел., Новая Гвинея и острова Тихого океана – 50 чел. Таким образом, исходя из приведенных данных, можно предположить, что россияне составляли от 0,2 до 0,4 % всего населения Австралии, насчитывавшего тогда около 2,5 млн. человек. Всю российскую иммиграцию в Австралии первой волны (конец XIX – начало XX веков) можно разделить на две категории: трудовая (экономическая) и революционная (политическая) иммиграция…

О положении русских иммигрантов на пятом континенте можно судить по их воспоминаниям и письмам. Один из них А. Серешининов писал, что участь всех – и интеллигентов и рабочих – была одинакова, в особенности же трудно было не владевшим английским языком. В Брисбене в конторе работало 5–6 человек, а все остальные, как было принято выражаться, занимались литературным трудом – кайлом и лопаткой. То есть, русских иммигрантов использовали как малоквалифицированную дешевую рабочую силу. Большинство из них трудились на строительстве железных дорог и рубке леса, другие – на медных рудниках и золотых приисках, грузчиками в порту или были и такие, кто с помощью ссуды пытались купить землю и завести собственное хозяйство, не зная местных условий и особенностей климата. «Это главная ошибка большинства наших эмигрантов, за которую они жестоко платятся», – писал в своем письме в газету «Далекая окраина» эмигрант из Владивостока Нестор Калашников, проживший 3,5 года в Австралии. Он советовал желающим стать фермерами проработать несколько лет в чужих хозяйствах, а затем уже, приобретя опыт и знания, начинать свое дело. Как можно судить из писем, опубликованных на страницах газеты «Далекая окраина», многие русские, прожив несколько лет в Австралии, были разочарованы в своих ожидания и мечтали вернуться на родину. Но большинству, несмотря на тяжелый труд и испытания, эта страна внушала оптимизм. Привлекал демократизм австралийской общественной жизни, отсутствие сословного неравенства, уважительное отношение людей друг к другу независимо от их имущественного положения. «Прислуга и рабочие суть только помощники хозяина, а не вьючная скотина или раб», – так формулировал свои наблюдения об особенностях социальных отношений в Австралии Н. Калашников. Русские иммигранты завоевали репутацию добросовестных и неприхотливых работников…Иные взаимоотношения сложились между австралийцами и русскими политическими иммигрантами. К этой категории иммигрантов, невольных жителей Австралии, как метко называли их русские австралийцы, относились в основном участники революционных событий 1905–1907 гг., большинство из которых бежали из сибирской каторги и поселений. Например, один из наиболее известных в Австралии русских политэмигрантов большевик Артем (Ф.А. Сергеев)…1913–1914 гг. явились временем наибольшего притока русских революционеров на пятый континент, и они продолжали прибывать сюда почти до Февральской революции. …После Ленского расстрела в мае 1912 г. в Брисбен приехало несколько десятков русских рабочих с Ленских приисков во главе с П.И. Подзаходниковым, членом Центрального забастовочного комитета, которых торжественно встречала вся русская колония. Численность политических иммигрантов была невелика. Перед Первой мировой войной их насчитывалось около 500 человек и они были сосредоточены, главным образом, в штате Квинсленд, столица которого Брисбен и стала центром русской политической иммиграции. …Здесь была представлена вся палитра революционных течений в России: большевики и меньшевики, эсеры и бундовцы, члены ППС и анархисты, между которыми шли постоянные дискуссии.

Большинство российских политэмигрантов, вынужденных, как и представители трудовой иммиграции, добывать себе средства к жизни тяжелым физическим трудом, не отказывались в то же время от мысли о продолжении своей революционной деятельности, особую активность проявляли большевики. «Я был, есть и буду членом своей партии, в каком бы уголке земного шара я ни находился» – писал Артем из Австралии. В 1911 г. Артем и его сторонники захватили руководство в Союзе русских эмигрантов, созданном в 1910 г. в качестве кружка взаимопомощи и совместного проведения досуга, с целью превратить его в общественно-политическую организацию российских рабочих. Кроме того, они организовали Австралийское общество помощи политическим ссыльным и каторжникам и передвижную библиотеку, наладили связи с Комитетом заграничных организаций РСДРП. 27 июня 1912 г. в Брисбене под редакцией Артема вышел первый номер газеты «Эхо» в Австралии – органа Союза русских эмигрантов (Союз русских рабочих с 1914 г.). Она стала первой русской газетой на пятом континенте. Русские политэмигранты принимали активное участие в рабочем движении Австралии, состояли в Австралийской социалистической партии, в организации Индустриальные рабочие мира (ИРМ) и других, а в годы войны стали вести активную антивоенную пропаганду. Революционный дух и боевитость, привезенные русскими революционерами на пятый континент, не могли не насторожить австралийские власти, которые неоднократно прибегали к репрессиям против русских вплоть до тюремного заключения наиболее активных из них, угрозы высылки из страны и запрещения русских газет.

…С 1914 по 1917 гг. около одной тысячи россиян покинули Австралию и вернулись на родину, ведомые, главным образом, как считает Р. Эванс, патриотическими чувствами. Часть из них решили сражаться на фронте, многие политэмигранты организованно репатриировались после Февральской революции с финансовой помощью Временного правительства, некоторые (Артем) уехали нелегально. С выходом Советской России из войны австралийские власти наложили запрет на выезд россиян, но в 1919 г. этот запрет был снят… Перепись 1921 г. показала, что русская община в Австралии насчитывала 4138 человек, из которых в Новом Южном Уэльсе – 1444, в Квинсленде – 1139, в Виктории – 943, в Южной Австралии – 170, в Западной Австралии – 412, в Северной Территории – 9, на Тасмании – 21 человек. Таковы были численность и положение русской диаспоры в Австралии к началу 20‑х годов XX в., когда началась вторая волна русской иммиграции на пятый континент, так называемая белая иммиграция.

Очерк русской иммиграции в Австралии. 14.05.2002 | Русское Зарубежье

Каневская Г.И. Очерк русской иммиграции в Австралии (1923–1947 гг.). Мельбурн.: Университет Мельбурна. 1998. 84 С.

4. Документы, определяющие статус
эмигрантов в разных странах, их права

США
(по материалам книги В.А. Тена
«Иммиграционная политика США в Х
VII–ХХ вв.
/ Краткий исторический очерк».)

Почти до конца ХIХ в. американская иммиграционная политика вдохновлялась идеей, что страна радушно принимает всех вновь прибывающих, какого бы этнического происхождения и социального статуса они бы ни были. Тогда Новый Свет остро нуждался в рабочей силе для экономического развития как в сельскохозяйственном, так и промышленном секторах. Общественная политика и частное предпринимательство поддерживали друг друга в открытии ворот страны для иностранцев.

Другой важной чертой этого периода был идеологический, точнее националистический, импульс: необходимость определить идентичностъ новой нации, описать особую индивидуальность новых граждан относительно к Старому Свету. Логическим обоснованием возникающей нации стало представление о США «как о приюте для угнетенных, как республиканском убежище для тех, кем помыкают в монархической и упадочной Европе»…

Уже к середине Гражданской войны иммиграция вновь стала нарастать. Немалую роль в этом сыграло принятие в 1862 году Закона о гомстедах, который обещал даровые земельные наделы не только всем желающим американцам, но и будущим фермерам из Европы… Хотя закон 1862 г. оказал позитивное воздействие на рост крестьянской иммиграции из Европы, потребность в индустриальной рабочей силе оставалась высокой и американские предприниматели создали специальные организации для ввоза квалифицированных рабочих.

Поддерживая эту деятельность, конгресс принял в 1864 г. «Закон о поощрении иммиграции», предусматривавший учреждение специальных федеральных органов, в том числе Бюро иммиграции. Этот закон разрешал ввозить рабочих по контракту, предусматривавшему, что наниматель оплачивал проезд до Америки и гарантировал работу на определенный срок, в течение которого иммигрант был обязан работать у этого предпринимателя. Стоимость проезда до Америки вычиталась потом из заработка иммигранта. Попытка ввоза законтрактованных рабочих высокой квалификации из Европы оказалась для предпринимателей недостаточно выгодной, а рабочие организации очень энергично выступили против поощрения иммиграции вообще. В результате в 1868 г. закон был отменен.

В целом на протяжении первой половины XIX в. внимание федерального правительства к проблемам иммиграции было незначительным. Только с 1820 г. Государственный департамент США начал вести учет сведений о въезжавших в страну в течение года…В первой половине ХIХ века федеральное правительство не заботилось о том, чтобы привлекать иммигрантов в страну, оно просто полагалось на открытый рынок земли и другие богатые возможности Нового Света.

…Вплоть до начала Гражданской войны власти штатов были значительно более активны в организации иммиграции, чем федеральное правительство. Вербовку иммигрантов, управление и покровительство в их первоначальном устройстве осуществляли главным образом правительства штатов, местные чиновники, а также частные компании…

Во второй половине XIX века власти уже тридцати трех штатов и территорий учредили иммиграционные службы для привлечения переселенцев, многочисленные брошюры превозносили достоинства новых американских территориальных приобретений…Но особый акцент делался на контрасте между благоприятными возможностями в Америке и косностью Европы…

В 1855 г. Конгресс поручил чиновникам Таможенной службы США составлять ежеквартальный и годовой отчеты об иммиграции. В 1864 г. Конгресс принял законопроект, учреждавший Бюро иммиграции, но в 1967 г. он передал ведение отчетов об иммиграции …Бюро статистики в Министерстве финансов.

Таким образом, с 1860‑х гг. государство начало проявлять внимание к притоку жителей в страну. К 1860 г в стране проживали около четырех миллионов белых американцев, родившихся за пределами США…

Постепенное введение мер по контролю над иммиграцией начинается со времен Гражданской войны…

Вводимые затем в течение почти 20 лет меры представляли собой переход от учета иммигрантов к регулированию их потока и ограничению иммиграции в целом. До 1882 г. регулирование имело главным образом социальный характер и не имело цели ограничить численность пребывающих в страну новых жителей. Хотя и в этот период имели место попытки увязать социальные критерии с расовыми путем ограничения въезда определенных категорий работников из Восточной Азии.

Первой такой мерой, предпринятой США для ограничения иммиграции, явился закон 1862 г., запрещавший американским судам перевозить китайских иммигрантов в США…

Споры о прибывающих из России немецких иммигрантах-менонитах подтолкнул конгресс в 1874 г. к почти беспрецедентному политическому событию. Конгрессмены бурно обсуждали проект о предоставлении обширной полосы западных земель для тысяч менонитов, чтобы побудить их приезжать в США, а не в Канаду. Противники этого пана доказывали, что ни одна группа не должна иметь предпочтения перед остальными на основании «особого права сплачиваться в качестве исключительной общины». Полемика прекратилась, когда три западных штата предложили менонитам освобождение от воинской обязанности и этим соблазнили большинство из них иммигрировать в США.

На практике регулирование потока иммигрантов было взято на себя теми штатами, которые имели крупные порты: Массачусетсом, Нью-Йорком, Пенсильванией и Мерилендом. С 1820 по 1860 г эти штаты приняли законы, направленные на сокращение финансовых и общественных затрат контроля за иммиграцией. Нью-Йорк, куда прибывали более двух третей всех переселенцев, первым ввел инспекцию иммигрантов и законы о социальной помощи для них…

…В 1875 г. американская нация переступила порог не только федерального регулирования, но и федерального ограничения иммиграции. Полная свобода иммиграции пришла к концу. И хотя еще почти 50 лет иммиграция продолжала оставаться фактически неограниченной, поскольку вплоть до 1921 г. запреты касались только незначительного меньшинства – иммигрантов из Азии, страна заговорила новым языком. Впервые отдельные категории иммигрантов стали «неприемлемыми». Затем критерии для отказа в допуске в США стали нарастать.

Наиболее радикальным положением Закона 1882 г. стал запрет всем китайцам, рожденным за пределам США, претендовать на американское гражданство. Юридической базой этого запрета явились закон 1790 г. о натурализации иностранцев, по которому приобретение гражданства путем натурализации было ограничено «свободными белыми лицами», и закон 1870 г., распространивший это право на «уроженцев Африки и лиц африканского происхождения»…

Впервые в истории США федеральный закон 1882 г. обозначил группу нежелательных иммигрантов по признаку расовой принадлежности. Американская государственная иммиграционная полтика приобрела новую черту: законодательную идентификацию неассимилируемых рас и наций, которым по этой причине запрещался въезд в страну.

В 1882 г. Конгресс принял первый всеобъемлющий федеральный закон об иммиграции…Иммиграционный закон 1882 г. учреждал новое иммиграционное бюро в составе министерства финансов США. Социальное обеспечение иммигрантов оплачивалось из федерального фонда, пополнявшегося за счет взимания 50‑центового сбора с каждого прибывающего иностранца. За органами власти штатов была сохранена ответственность за инспекцию иммигрантов и за отправку назад всех тех, кто не пускается в страну. К таковым причислялись преступники, душевнобольные и нетрудоспособные лица, которые могли оказаться на общественном попечении.

В 1885 г. Конгресс принял так называемый «Закон Форана»…, который лоббировала профсоюзная организация «Рыцари труда». Он запрещал вербовку неквалифицированных рабочих с предварительной оплатой проезда и заключение с ними предварительного контракта…. В 1888 г. последовал дополнительный закон, который требовал депортации законтрактованных иностранных рабочих в течение одного года со времени их въезда в США. Федеральному правительству предоставлялось право конкретизировать методы регулирования, которые могу вести к депортации.

… К концу 80‑х гг. XIX века характер иммиграции в США начал меняться таким образом, что это потребовало от правительства поиска новых решений по ограничению потока переселенцев. Хотя иммигранты из Северной и Западной Европы по-прежнему составляли большинство, число иностранцев, прибывающих из Южной и Восточной Европы, быстро возрастало. Именно этих переселенцев стали называть «новыми иммигрантами». Этот ярлык скоро приобрел обидный и даже оскорбительный смысл.

В 1890‑х годах «новые иммигранты» стали большинством среди переселенцев, которое в последующие годы выросло еще более значительно: на основании статистических данных, представленных в исследовании Дж. С. Олсона, нетрудно подсчитать, что в 1900–1909 гг. переселенцы только из трех стран – Италии, России и Греции – составляли 44,7 %, а в 1910–1919 гг. – 40,6 % всех иммигрантов.

В 1891 г. Конгресс окончательно учредил постоянную администрацию для общенационального контроля за иммиграцией. В штат министерства финансов ввели должность суперинтенданта иммиграции. Были определены показатели минимума здоровья иммигрантов, что стало эффективным средством недопущения в США и легальным основанием для депортации иммигрантов, отклоненных американскими инспекторами. Пароходные компании теперь были вынуждены возвращать всех нежелательных пассажиров в страну их происхождения. Иностранцы, которые высадились в Америке нелегально или в течение года оказались на социальном попечении, также подлежали депортации. Закон 1891 г. добавил новые категории к числу тех, кто не мог быть допущен в страну: многоженцы и «лица, страдающие заразными болезнями». Круг не допускаемых в страну законтрактованных рабочих расширялся из-за запрета нанимателям использовать зарубежную рекламу для найма рабочих и вследствие отказа на въезд в страну рабочим, поверившим таким незаконным объявлениям.

На рубеже века Конгресс уже начал усиливать административный аппарат для контролирования иммиграции. В 1893 г. были образованы бюро специального расследования, призванные управлять проблемами иммиграции и собирать «реестр или декларацию иностранных пассажиров», въезжающих в США. В 1906 г. управление над иммиграцией было передано из перегруженного министерства финансов вновь созданному министерству торговли и труда. Отдельное бюро иммиграции и натурализации было создано внутри этого министерства.

В список лиц, не допускаемых в страну, были внесены дальнейшие дополнения. Отражая широко распространившийся страх перед «радикалами» после убийства в 1901 г. польским анархистом президента Уильяма Маккинли, двумя годами позже конгресс запретил в страну въезд анархистам и саботажникам, наряду с эпилептиками и профессиональными нищими. К тому же, чтобы частично предупредить въезд бедняков, был поднят подушный налог до 4 долларов….

Самые грубые и прямолинейные ограничения относились к регулированию азиатской иммиграции…

…Принятие в 1917 г. закона, увеличивавшего число категорий иностранцев, не допускаемых в США, ознаменовало переход к принципиально новой иммиграционной политике – рестрикционизму, или политике «почти закрытых дверей». При последующих пересмотрах и некоторых изменениях иммиграционного законодательства основные положения данного акта сохранили свою силу.

Тен В.А. Иммиграционная политика США в ХVII–ХХ вв./ Краткий исторический очерк. М., 1998. С. 26–67.

ФРАНЦИЯ

Русские революционные эмигранты в Париже.
Из архивных материалов

…Большая часть русских приезжают в Париж с фальшивыми паспортами и с их помощью регистрируются под чужими именами в службе регистрации иностранцев. Последняя выдает им справки, предусмотренные Законом 1893 г. и подтверждающие новое гражданское состояние мошенников.

Сами по себе эти справки также являются объектом махинаций, которые не всегда удается отследить. В частности, изготавливаются дубликаты, которые можно одолжить или продать, поскольку русские предпочитают не заполнять декларацию. Справка же является единственным документом, требуемым от иностранцев во Франции.

…. Декрет 2 октября 1888 года предписывает всем иностранцам, постоянно проживающим во Франции, заполнять декларации в мэриях провинций и в Префектуре полиции в Париже. С тех, кто уклоняется от исполнения этой нормы, взимается штраф от 5 до 15 франков. Закон 8 августа 1893 года увеличивает размер этого штрафа до 50 франков в отношении тех иностранцев, кто работает во Франции, и вводит штраф от 5 до 15 франков для тех работодателей, кто нанимает иностранцев, не заполняющих декларации.

Большая часть иностранцев исполняет эти предписания, являющиеся общепринятыми во всех странах Европы. Лишь русские, все более уклоняются от выполнения данной формальности. Поэтому в июне месяце сего года в их отношении было проведено специальное расследование. Полученные результаты подтвердили необходимость надзора за ними.

Так, в течении 20 дней с 11 по 30 июня сего года, III бригада сигнализировала в Службу надзора за иностранцами о 98 нарушителях, а в течение 145 дней, с 1 июля по 22 ноября сего года, общее число выявленных нарушителей составило 1431 человек.

В этом отношении необходимо отметить, что в Париже Закон не исполняется в своей уголовной части, по меньшей мере, уголовной прокуратурой.

В первом полугодии 1907 года Служба надзора за иностранцами передала в Прокуратуру 7 дел на лиц, совершивших правонарушения. Все они оставлены без последствий. После 1 июля в Прокуратуру было передано 273 дела, 103 из которых приняты к рассмотрению. Из 170 других дел 157 были оставлены без последствий: только 13 обвиняемых подверглись судебному преследованию.

В то же время из 35 французских работодателей, попавших в поле зрения полиции из-за того, что предоставляли рабочие места иностранцам, 34 были осуждены.

Законодатель установил более тяжелое наказание для работодателей, виновных только в небрежности или забывчивости. Доводы, которые приводят последние в свое оправдание, менее всего заслуживают наказания, тогда как те иностранцы, которые действительно совершают правонарушения, остаются ненаказанными.

Дела нарушителей декрета 1888 года были переданы полицией в Трибунал и подвергнуты предусмотренному наказанию (таких дел в первом полугодии было девять, а после 1 июля еще 147).

Снисходительность Прокуратуры приводит к следующим трем последствиям:

1. Иностранцы, которые приезжают во Францию и предполагают жить на собственные средства, такие как студенты и туристы, преследуются в случае, если не выполняют требований Декрета.

2. Иностранцы, которые прибывают во Францию для того, чтобы работать, составляя конкуренцию нашим соотечественникам, избегают наказания поскольку они уклоняются от более строгого исполнения Закона.

3. Но французы, нанимающие этих правонарушителей на работу, подвергаются наказанию, предусмотренному Законом.

CARAN F7 12894/.№ 1 (Машинопись, фр. яз.) //На русском языке источник опубликован в: Источник. 2000. N 4. С. 14–30.

О положении русской политической эмиграции в Западной Европе
По материалам книги В.Я. Гросула
«Международные связи российской политической эмиграции
во 2‑ой половине Х
IХ века»

…Правительственные круги западных стран, естественно, крайне неодобрительно встретили события 1 марта 1881 г., и с этого времени особенно заметными стали усилия по поддержке царской охранки со стороны ряда зарубежных правительств… Русские консулы путем негласных контактов с представителями полицейских управлений ряда стран договариваются о получении возможностей по организации политического сыска и даже получают согласие на поддержку своей борьбы против революционной эмиграции из России. Такая поддержка была получена со стороны полицейских департаментов Германии, Франции, Австрии. Более того, царским властям удается получить согласие на организацию в ряде стран своей политической агентуры по борьбе за рубежом с оказавшимися там русскими революционерами. В 1883 г. создается заграничная агентура во Франции и, в частности, в Париже, первым руководителем которой стал C. Корвин-Круковский и которого в 1885 г. сменил П.И. Рачковский, руководивший с некоторым перерывом этой агентурой до 1903 г. Подобного рода агентуры создаются и в некоторых других странах – в тех, где российская революционная эмиграция была сколь-нибудь сильна – в Швейцарии, Германии, на Балканах, в Австрии, США. В. Бурцев был, несомненно, прав, когда отмечал, что Александр III и Николай II внимательно следили за всем, что делается в нашей эмиграции<.. >

<….>Эмигрантская жизнь не была ни спокойной, ни материально обеспеченной и в эти годы. Отнюдь не исключались и преследования со стороны правительств ряда стран. В марте 1881 г. была арестована и выслана за пределы Румынии группа русских революционеров – П. Аксельрод, Н. Судзиловский, Л. Гольденберг и др. Еще большие невзгоды выпали на долю П. Кропоткина и Л. Дейча. П. Кропоткин был арестован в декабре 1882 г., не где-нибудь, а во Франции. Причем, в Лионе в январе 1884 г. над ним был учинен суд и явно под давлением российского правительства, с которым наблюдалось сближение французских властей. Он был приговорен к тюремному заключению на пять лет. Как гласил приговор, П. Кропоткина приговорили к заключению за принадлежность к Интернационалу. Обвинение явно надуманное, можно сказать нелепое, поскольку Интернационала – Международного товарищества рабочих, созданного в середине 60‑х гг., к началу 80‑х гг. уже не существовало, а Интернационал анархистский по своей значимости был столь ограниченной организацией, что видеть в нем силу, способную как-то повлиять на ситуацию во Франции, можно было лишь при наличии большого воображения…

Чрезвычайно усилилась в 80‑е гг. борьба охранки против революционного движения и его составной части – революционной эмиграции и путем выделения охранке все более и более значительных денежных сумм. Так, если в 1877 г. расходы на так называемые секретные статьи составляли около 187 тыс. рублей, а в следующем 1878 г. соответственно около 252 тыс. руб., то в 1880 г. эти расходы составили около 559 тыс. рублей. Из них, на противодействие пропаганде выделялось 300 тыс. руб., на заграничную прессу передавалась 21 тыс. руб., а на заграничную агентуру – 19 тыс. руб. После убийства народовольцами Александра II расходы по этим статьям значительно увеличились и соответствующим образом заметно возросли расходы на борьбу с революционной эмиграцией<…>

Тот факт, что в ряде стран сложились колонии российских революционных эмигрантов объяснялся больше стремлением терпеть их в силу особых систем государственного устройства, нежели желанием использовать в борьбе против российского правительства. Сближение с Россией Франции, а затем и Англии, естественно, поставило вопрос о колониях русских революционеров в этих странах, но ликвидировать их не удалось прежде всего по причине особого политического уклада, не позволявшего произвольные акции, беспричинные преследования людей просивших политического убежища.

Отдельные случаи преследования русских эмигрантов, которые часто предпринимались для того, чтобы продемонстрировать свою благожелательность к российскому правительству не меняли общей картины, хотя и усложняли жизнь, и без того трудную, многим русским изгнанникам…

После первого марта царское правительство даже предприняло попытку созыва специальной конференции шести держав для последующего подписания специальной конвенции по взаимной выдаче цареубийц. Но после решительного отказа Англии и затем Италии от идеи такой конференции пришлось отказаться. Но царизм постоянно находил все новые и новые предлоги для того, чтобы наносить удары по эмиграции.

…По мере усиления российского революционного движения внимание зарубежных правительств к нему заметно усиливается и они принимают, и чем дальше, тем больше, в расчет это движение в своих политических комбинациях. Известны неоднократные примеры того, как зарубежные правительства арестовывали и даже передавали в руки царских властей отдельных революционеров, как это было с М. Бакуниным, С. Нечаевым, Л. Дейчем, В. Луцким. Известны случаи высылки русских революционеров из Швейцарии, Франции, Германии, Австрии, Румынии, Болгарии и других стран. Но, с другой стороны, известны случаи определенной поддержки, которую получали со стороны высших слоев общества и даже со стороны членов правительства русские эмигранты-революционеры. Среди тех, кто был знаком с русскими революционерами и даже оказывал им поддержку, можно назвать А. Ледрю-Роллена, Ж. Клемансо, А. Мильерана, представителей официальных кругов Великобритании, Швейцарии, США, Румынии, Болгарии и других стран. Как правило, если поддержка оказывалась, она шла со стороны оппозиции либеральной, радикальной или социал-демократической…

Гросул В.Я. Международные связи российской политической эмиграции во 2‑ой половине ХIХ века. М., 2001. С. 280–386.

Бегство В.И. Засулич в Англию в 1894 г.
(из воспоминаний Н.К. Гернет)

Гернет Н.К. – соратница Г.В. Плеханова, проживала во Франции.

 

В 1894 году Франция . е. тогдашние ее правители), под впечатлением убийства президента Kapно, с одной стороны, и сближения с царской Россией, с другой, стала принимать драконовские меры против революционеров. Особенно против русских эмигрантов. Последних всех, без различия партий, относили к анархистам. Единственным мерилом служил факт: был ли совершен этим русским «акт» террора, т. с. убийство – политическое, конечно, – или даже только попытка к нему. Все такие «анархисты» подлежали немедленной высылке из Франции, причем, не все они могли выбрать границу, на которую их высылали. Это означало, для некоторых, высылку в Германию, значит, выдачу через нее царскому правительству. Италия и Швейцария давали убежище «политическим», но последняя тоже начала кампанию против «террористов», хотя не все кантоны были охвачены ею. Но («arrеtе fеdегаl», т. е. «указ» центральной власти Швейцарского союза, мог в один день закрыть такому «террористу» все кантоны, а признак «терроризма» был тот же: покушение на убийство. И под эту угрозу попала В.И. Засулич, уже некоторое время жившая, как и Г.В. Плеханов, в Морне-на-Салеве, над Женевой, т. е. на французской территории, имея право въезда на территорию Женевской республики, но только по специальному, каждый раз данному, разрешению. Посоветовавшись с Георгием Валентиновичем, группа русской молодежи, находившаяся тогда в Женеве, и некоторые из которых только что вступили на революционный путь, решила попытаться увезти В [еру] И [вановнуl в Англию. Время было дорого, каждый день мог принести и декрет о высылке ее из Франции, и декрет о закрытии ей Швейцарии. Составили военный совет и выбрали. как самый лучший, путь через Францию же, так как он был всего менее вероятен для французской охранки. Проводником вызвался быть швейцарец, художник и альпинист, Филипп Жамен, анархист по убеждениям….

… Веру же Ивановну одели сначала в элегантный серый костюм туристки с зеленым, чисто английским вуалем на шляпе и с альпенштоком в руке, – очень ей мешавшим. Все, кроме нее, говорили по-английски, но ее молчание и строгий вид вполне ответствовали типу старой леди, не разговаривавшей с людьми, ей «не представленными».

Надо себе представить неохоту и даже негодование В [еры] И [вановны], бывшей еще из тех времен, когда существовал особый тип одежды и внешности вообще для «нигилистов». Известная небрежность, даже неряшливость (часто умышленная, нарочитая) в одежде или в прическе, в манерах. Первый протест горячей ненависти к прошлому (конечно, не первый хронологически). И как протест юный, стремившийся часто прихватить по пути вместе с дурным и хорошее: выработанные Европой (а иногда и Азией) привычки цивилизации, направленные к облегчению сожительства и отношений людей между собой.

Вера Ивановна выявила этот протест в смысле оппозиции своему преображению в элегантную даму и даже всей экспедиции… Но сам Г [еоргий] В [алентинович] был другого мнения. Особенно ввиду возможности закрытия ей сразу всей Швейцарии. В Морне ведь иные и считали ее грозной анархисткой и даже как-то раз, видя ее на балконе, мирно ставящей самовар (а их тогда во Франции почти не знали), один крестьянин воскликнул: «О, это верно “машина” Равашоля». Впрочем, старшие товарищи наши рассказывали нам, что во время суда над нею за знаменитое ее покушение на Трепова и ее бегства после оправдания, она также ворчала и возражала товарищам, устраивавшим ее первый побег (из России). Тогда она была молода, полна сил. Теперь же, после долгих лет вдали от родины, в непрерывной борьбе с идеями и препятствиями, живя среди маленькой группы друзей и очень большого стана «чужих», она, конечно, не выдержала бы высылки в Германию, т. е. выдачи России и неизбежной за ней ссылки в далекую глушь Сибири. Позже она вернулась (одна) из Лондона, где жизнь очень дорогая, опять в Швейцарию, но не в Женеву, а в Цюрих. Времена были уже другие. Лет 10 спустя стало даже возможным самое возвращение в Россию, где и окончился ее трудный и славный путь…

 

Карно М.Ф. (1837–1894) – президент Французской республики с 1887 г., бит даром кинжала швейцарским анархистом С. Казерио в Лионе.

Воспоминания Н.К. Гернет «Бегство В.И. Засулич в Англию в 1894 г.» // Исторический архив. 2006. № 6. С. 45–46.

 

Жизнь Л.Д. Троцкого в эмиграции
Выдержка из дневника Л.Д. Троцкого (
1935 г.)

…На последнем (43‑м) номере издаваемого мною Бюллетеня русской оппозиции я не без удивления увидел пометку: 7‑ой год издания. Это значит: 7‑ой год третьей эмиграции. Первая длилась два с половиной года (1902–1905), вторая – десять (1907–1917), третья… сколько продлится третья?

Во время первой и второй эмиграции до начала войны я свободно разъезжал по Европе и беспрепятственно читал доклады о близости социальной революции. Только в Пруссии нужны были меры предосторожности: в остальной Германии царило полицейское благодушие. О других странах Европы, в том числе и Балканах, нечего и говорить. Я ездил с каким-то сомнительным болгарским паспортом, который у меня спросили, кажись, один-единственный раз: на прусской границе. То-то были блаженные времена! В Париже на открытых митингах разные фракции русской эмиграции сражались до полуночи и заполночь по вопросу о терроре и вооруженном восстании… Два ажана стояли на улице…, в зал никогда не входили и входящих никогда не проверяли. Только хозяин café после полуночи тушил иногда электричество, чтоб унять разошедшиеся страсти, – иного контроля разрушительная деятельность эмиграции не знала.

Насколько сильнее и увереннее чувствовал себя в те годы капиталистический режим!

Троцкий Л. Дневники и письма. М., 1994. С. 123–124.

ШВЕЙЦАРИЯ

Конвенция о водворении и торговле,
заключенная между Россией и Швейцарией
14(26) декабря 1872 года

Статья I.

Между Российскою Империей и Швейцарским Союзом будет существовать взаимная свобода водворения и торговли. Подданным Е.В. Императора Всероссийского будет дозволено проживать в каждом швейцарском кантоне на таких же условиях и с пользованием теми же правами, как гражданам прочих швейцарских кантонов; равно как швейцарским гражданам будет дозволено проживать в пределах Российской Империи на таких же условиях и с использованием такими же правами, как русским подданным.

Посему подданные и граждане каждой из договаривающихся сторон, равно как их семейства, будут пользоваться правами въезжать во все части владений другой Стороны и там водворяться и проживать, лишь бы они подчинялись законам страны. Они будут пользоваться правом нанимать и занимать дома и лавки для жительства и для производства торговли; заниматься, сообразуясь с законами страны, всякими профессиями и промыслами или производить торговлю, оптовую или розничную, всякими предметами, законом дозволенными, сами или через избранных ими по собственному усмотрению маклеров или агентов<…>Относительно ме6ста жительства, водворения, паспортов, свидетельств гна жительсство, на водворение и на производство торговли<..>. они не будут облагаться более высокими налогами и повинностями, ниже подчиняться более тягостным условиям, чем те, которыми обложены и которым подчинены подданные или граждане той страны, в которой они проживают…

 

Статья 2.

Подданные или граждане одного из договаривающихся Государств, проживающие или водворенные в пределах другого, в случае желания их возвращаться в отечество или высылки их туда по судебному приговору или по полицейскому распоряжению, законно последовавшему и приводимому в исполнение, или же на основании законов о нищенстве и о благочинии, будут во всякое время и во всяких обстоятельствах принимаемы обратно, равно как их семейства, в страну, которой они принадлежат по происхождению и в которой они по действующим законам сохранили свои права.

 

Статья 3.

Подданным и гражданам каждой из Высоких договаривающихся Сторон будет во владениях другой Стороны предоставлен свободный доступ к судебным установлениям для защиты или отыскания своих прав. Они будут пользоваться в этом отношении теми же правами и преимуществами, как и туземные подданные или граждане, и подобно им будут вольны употреблять во всех своих делах собственных своих адвокатов, поверенных или ходатаев, избранных из числа тех лиц, которым законами страны дозволяется принимать на себя такого рода занятия.

 

Статья 4.

Подданным и гражданам каждой из обеих Высоких договаривающихся Сторон будет во владения другой Стороны предоставлена полная свобода приобретать, владеть и отчуждать всякого рода собственность, коей приобретение или владение которою по законам страны дозволены иностранцам какой бы то ни было нации. Они будут властны таковую приобретать или отчуждать посредством купли, продажи, дарения, мены, брачных записей, духовных завещаний, по наследству без завещания и всякими иными способами, на тех же условиях, как действующими в стране законами постановлены для всех иностранцев вообще.

… Никаких налогов с наследства не будет взиматься в Швейцарии с русского подданного, в ней проживающего без законного водворения… Во всех случаях, подданным и гражданам обоих Высоких договаривающихся сторон будет дозволено вывозить свое имущество, именно швейцарским гражданам из российских владений, а русским подданным из швейцарских владений, совершенно свободно, не подвергаясь взысканию при вывозе оного никакой особенной пошлины по их званию иностранцев…

 

Статья 5.

Подданные и граждане каждой из Высоких договаривающихся Сторон, проживающих во владениях другой, будут изъяты от всякой обязательной военной службы, как в сухопутных войсках и во флоте, так и в национальной гвардии или в ополчениях; равным образом будут они изъяты от всякой повинности, денежной или натурою, налагаемой взамен личной службы, равно как от всяких военных реквизиций. Из сего исключаются однако обязанность квартирования войск и продовольствования войск на походе, по обычаю страны и возлагаемая одинаково на туземных граждан и на иностранцев, а также обязанности, соединенные с владением недвижимою собственностью или арендным содержанием таковой, и повинности на военные нужды и военные реквизиции, к участию в которых могут быть призваны все подданные страны в качестве поземельных собственников или арендаторов.

 

Статья 10.

Швейцарские Консульские чины в России и русские Консульские чины в Швейцарии будут пользоваться, под условием взаимства, теми же преимуществами, властью, изъятиями и вольностями, какими ныне пользуются или впредь будут пользоваться тех же степеней Консульские чины наиболее благоприятствоваемой нации.

Им будет дозволено выставлять над наружной дверью Генерального Консульства, Консульства или Вице-Консульства отечественный государственный герб с надписью: «… ое» Генеральное Консульство, Консульство или Вице-Консульство.

Само собою разумеется, что эти внешние знаки отнюдь не должны считаться как бы дающими право убежища, а должны преимущественно служить для указания соотечественникам места, где помещается Консульство…

ГА РФ. Ф. 5804. Оп. 1. Д. 344. Л. 22–25.

ГЕРМАНИЯ

Справка об узаконениях и правилах действующих для иностранцев
в Германии для въезда в страну, проживания в ней и выезда из нее

<…>

I

Въезд в Германию

До войны 1914 года для въезда в Германию не требовалось виз, а предъявление паспорта спрашивалось только от въезжавших из России. Последнее требование, не соответствующее закону 12 Октября 1867 года применялось скорее как мера репрессивного характера вследствие особых паспортных формальностей существовавших в России.

Война 1914 года совершенно прекратившая въезд в пределы Германии российских граждан вызвала одновременно со стороны немецкого правительства ряд мер и узаконений ограничительного характера для подданных нейтральных стран. Появились законы 16 декабря 1914 г., 21 июня 1916 г. и наконец 10 июня 1919 г…

 

II

Пребывание в Германии

… Для въезда в Баварию требуется особое разрешение. Еще законом 21 Августа 1914 года Министру Внутренних дел предоставлено было воспретить въезд в Баварию иностранцам по соображениям общественной безопасности, а также высылать их из Баварии и вводить для них ограничения в отношении права жительства. До издания паспортных правил 24 июня 1916 года приказом берлинской полиции от 1 марта 1915 года… было разъяснено, что иностранцы, не имеющие определенного подданства… как лица не могущие иметь паспорта имеют право на получение Personal Ausweis a и что такое же право имеют иностранцы, оказавшиеся без паспорта по условиям военного времени. Если они не возбуждают подозрения и не встречается препятствий для разрешения им проживать в Берлине то им выдается Personalausweis на основании донесения о благонадежности иностранца с приложением удостоверения личности и фотографии…

ГА РФ. Ф. 5804. Оп. 1. Д. 344. Л. 107, 112–115.

БРАЗИЛИЯ

Перевод текстов постановлений
бразильского закона о подданстве

Октябрь 1920 г.

Вследствие предписания Канцелярии от 18 Августа с. г. № 862 Российская Миссия в Бразилии имеет честь представить при сем в переводе на русский язык тексты постановлений бразильского закона о подданстве, причем считает долгом объяснить, что введенные во время войны немногие ограничения для граждан неприятельских стран отменены после ратификации мирного трактата с Германией, в Ноябре прошлого года и что за тот же период времени, по простому распоряжению Министра Внутренних Дел, была приостановлена натурализация иностранцев, не только граждан неприятельских стран, но и некоторых других, в том числе и русских после большевистского переворота. С начала настоящего года натурализация производится на общих основаниях и число бывших русских граждан уже натурализованных и подающих прошения о натурализации постоянно увеличивается.

<…>

Приложение I.

Декрет № 904, 12 ноября 1902 г.

О натурализации иностранцев

Ст. 1. Состоят в бразильском гражданстве Конституция ст. 69, §§ 1–6:

§ 1. Все родившиеся в Бразилии, хотя бы отец их был иностранцем, если только они не имели в ней жительства состоя на службе своего государства.

§ 2 Дети отца бразильца а также незаконнорожденные матери бразильянки родившиеся заграницей, если когда либо переедут на жительство в Бразилию.

§ 3. Дети отца бразильца состоящего за границей на службе Бразилии, хотя бы и не избрали местожительства в Бразилии.

§ 4 Иностранцы находившиеся в Бразилии 15 ноября 1889 г., если они до 24 августа 1891 г. не заявили желания сохранить свою природную национальность, согласно правилам, установленным декретом 58А от 14 декабря 1889 г. и 396 от 15 мая 1890 г.

§ 5 Иностранцы владеющие в Бразилии недвижимостью и женатые на бразильянках, если у них имеются дети родившиеся в Бразилии, с тем, однако, условием, чтобы они прожили в Бразилии больше двух лет, разве бы изъявили желание не менять своей национальности.

§ 6 Иностранцы, которые будут натурализованы иным образом.

Ст. 2 Натурализованные иностранцы пользуются всеми гражданскими и политическими правами и могут занимать всякого рода посты и должности на государственной службе.

Прим. Исключаются следующие посты:

1. Президента и Вице-Президента Республики.

2. Сенатора и депутата, первого до истечения 6, а второго 4 лет со дня натурализации.

Ст. 3 Натурализация не изъемлет натурализованного от обязательств лежащих на нем в стране, откуда он происходит и возникших раньше перемены гражданства.

Ст. 4. Предоставляется единственно Президенту Республики право выдачи дипломов на натурализацию иностранцев, подавших о том прошение лично или через поверенного, снабженного специальной доверенностью.

Ст. 5 Желающий натурализоваться должен в прошении, написанном на имя Федерального Правительства, сделать все нужные заявления о своем происхождении, гражданстве, состоянии, профессии, составе семьи, с упоминанием о всех детях от законного брака родившихся; причем вменяется ему в обязанность доказать документально:

I. Самоличность.

II. Совершеннолетие.

III. Пребывание в Бразилии, по меньшей мере в течении двух лет.

IV. Добропорядочное поведение в нравственном и гражданском отношении, подтвержденное официальными документами.

Ст. 6. Реквизит пребывания в Бразилии не требуется:

I. От иностранца женатого на бразильянке.

II. От иностранца, владеющего недвижимостью в Бразилии.

III. От иностранца, участника какого либо промышленного предприятия, изобретателя или введшего новый вид промышленности полезный для страны.

IV. От иностранца, зарекомендовавшего себя своими талантами и знаниями или профессиональными способностями в какой-нибудь промышленной отрасли.

V. От сына натурализованного иностранца, родившегося заграницей до натурализации отца.

Ст. 7. Составляют достаточное доказательство и производят все законные последствия удостоверения выданные нотариусами и правительственными учреждениями равно и свидетельства судебных, городских полицейских властей, как федеральных так и штатных.

<…>

Ст. 13. Не разрешается натурализация иностранцев, которые в Бразилии или же заграницей были преданы суду, или осуждены за убийство, кражу, грабеж, злостную несостоятельность, подлог, контрабанду, мошенничество, подделку монеты и сводничество.

Ст. 14. Все производство о натурализации, а равно доказательства бразильского гражданства изъемлются от всякого рода cборов, пошлин и поборов.

<…>

Декрет № 2004, от 26 ноября 1908 года.

Ст. 1. В производстве о натурализации отменяется представление документов за подписью дипломатического или консульского иностранного представителя, требуемого ст. 3 Декрета № 1805, от 12 декабря 1907 г. и ст. 4, § 4 и 5, § 3 Декрета № 6948, от 14 мая 1908 г.

Ст. 2. Во всех делах о натурализации необходимо выслушать мнение Начальника Полиции или же власти равной ему в Федеральном Округе и в Штатах.

Ст. 3. Дипломы о натурализации подписываются Министром Внутренних Дел.

Ст. 4. Противное сему отменяется.

ГА РФ. Ф. 5680. Оп. 1. Д. 40. Л. 1–8.

АРГЕНТИНА

О правовом статусе иностранцев в Аргентине
Из книги Е. Лапина
«Настоящее и будущее еврейской колонизации в Аргентине»

…Понятно, иностранец нигде на свете не может пользоваться избирательным правом, которое присуще лишь гражданину данной страны; против этого спорить трудно. К сожалению, здешние европейцы стоят одной ногой в своем отечестве, стараются лишь разжиться, faire sа fortune, и все время не перестают мечтать о возвращении на родину; они, стало быть, остаются иностранцами и в качестве таковых не могут принимать участие в политической жизни страны.

Лишь их дети, рожденные в Аргентине …считаются аргентинскими гражданами, но это нисколько не мешает родине отца считать тех же детей своими гражданами. Получается, наприм., такой абсурд: сын француза, родившийся в Аргентине, по закону – аргентинский гражданин, а по французским законам он француз; в одно и то же время его могут требовать в аргентинскую национальную гвардию и во французскую армию. Где- нибудь он должен быть дезертиром. Вот как запутаны отношения европейских государств к аргентинской республике – отношения, вытекающие из нежелания европейцев стать аргентинскими гражданами. Этим отчасти объясняется политическая и гражданская отсталость аргентинцев. Я думаю, если бы иммигранты в Северных Соединенных Штатах не становились гражданами этой страны, как только вступали на ее почву и не принимали участия в ее политической жизни, то эта республика далеко не достигла бы той высокой степени культуры, на которой она теперь стоит. По отношению к нашим колонистам дело обстоит совершенно иначе.

Если французу, немцу, англичанину не хочется расстаться со своим отечеством и променять его на Аргентину, то русский еврей находится в совершенно ином положении. Оставляя Россию, сжигает за собою корабли, возможность отступления ему отрезана, он должен натурализоваться на своей новой родине, даже если бы и не чувствовал потребности в политических правах, иначе чей же он будет подданный? Нам, евреям, пока совершенно достаточны те права и привилегии, которые гарантированы каждому обитателю Аргентинской республики, согласно конституции. Прежде всего мы ищем кусок хлеба, а там политика придет сама собою.

§ 14 конституции гласит следующее: « Все жители республики пользуются согласно закону следующими правами: работать и заниматься, каким угодно делом; плавать и торговать; подавать петиции властям; прибыть, оставаться, передвигаться и выбыть из аргентинской территории. Печатать свои мысли путем прессы без предварительной цензуры. Пользоваться и располагать своею собственностью. Собираться для полезных целей. Исповедовать свободно свою религию; обучать и учиться.

§ 16 гласит следующее: “Аргентинская нация не признает никаких преимуществ крови и рождения; не признает никаких титулов; все жители равны перед законом”.

§ 20 гласит: «Иностранцы пользуются всеми правами гражданина и могут натурализоваться через два года по прибытии в страну, хотя власти могут допустить натурализацию и раньше».

Хотя действительная жизнь в Аргентине часто идет в разрез с законами, тем не менее свободу труда и передвижения и свободу совести, можно считать вполне обеспеченной за каждым обитателем. Что касается революций, то для лиц, не желающих принимать участия в политике, они не существуют и никому не мешают заниматься своим делом. Надо упомянуть еще, что о милитаризме, как в Европе, здесь и помину нет, всеобщей воинской повинности не существует, солдаты служат по вольному найму. Понятно, что и налоги весьма невелики…

Главные недостатки прежней организации колоний следующие:

Во 1‑х – плохой состав колонистов.

Во 2‑х – присылка их в Аргентину в то время, когда там для них еще ничего не было приготовлено.

В 3‑х – даровое содержание в течение долгого времени и отсюда деморализация*.

В 4‑х- плохой состав администрации колоний.

…Все это и было принято во внимание советом общества при выработке плана колонизации

 

* Кстати замечу, что отпускаемая колонистам субсидия вообще слишком высока и дает им возможность вести там образ жизни вовсе не соответствующий их прежнемy образу жизни в России. Так, например, некоторые покупают муку на хлеб не иначе как № 00, выписывают рыбу на субботу из Buenos – Airesa и т. д.

Лапин Е. Настоящее и будущее еврейской колонизации в Аргентине. СПб.: 1894. С. 14–30.

БОЛИВИЯ

Выдержка из закона, принятого Национальным
Конгрессом Боливии 18 января
1911 г.

В отношении иностранцев Национальный конгресс Боливии в 1911 году принял закон (от 18 января), согласно которому исполнительная власть имеет право экстрадировать с территории своей страны любого иностранца, осужденного или подозреваемого в преступлениях, а также того, чье поведение угрожало национальной безопасности или вызывало нарушение общественного правопорядка. Согласно ст.3 того же закона власти могли воспрепятствовать въезду на территорию страны любого иностранца, чье прежнее поведение подпадало под две вышеназванные статьи. При этом иностранец, подвергнутый высылке обязан был в течение трех дней покинуть страну, при необходимости в течение этих дней власти в целях национальной безопасности могли издать приказ о его задержании до моменты выезда из страны.

Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 501. Оп. 3.. Д. 304/1.. Л. 20.(пер. с испан. яз.)

5. Степень связанности «Русского мира»
в той или иной стране:
организации, печать, праздники, акции, лидеры и т. 
д.

Из воспоминаний П.Д. Боборыкина

I

…Полвека и даже больше проходит в моей памяти, когда я сближаю те личности и фигуры, которые все уже кончили жизнь: иные – на каторге, другие – на чужбине. Судьба их была разная: одни умирали в Сибири колодниками (как, например, М.Л. Михайлов); а другие не были даже беглецами, изгнанниками (как Г.Н. Вырубов), но все-таки доживали вне отечества, превратившись в «граждан» чужой страны, хотя и по собственному выбору и желанию, без всякой кары со стороны русского правительства….

Расскажу я о них не в хронологическом порядке моего личного или заочного знакомства с ними, а по их значению для всей нелегальной России, почему и начинаю с Герцена, хотя сошелся я с ним только в зиму 1869–1870 года в Париже. А таких эмигрантов из ссыльных, как Михайлов, Чернышевский, Лавров, Жуковский, Ткачев – знал гораздо раньше, еще с 1860 года и даже еще раньше, как, например, Михайлова…

 

II

Герцен!

…На всем моем долгом веку я не встречал русского эмигранта, который по прошествии более двадцати лет жизни на чужбине (и так полной всяких испытаний и воздействий окружающей среды) остался бы столь ярким образцом московской интеллигенции 30‑х годов на барско-бытовой почве.

…На Александре Ивановиче, как известно, житье за границей больше всего отличало в его стиле в виде частого употребления не совсем русских оборотов и иностранных слов, которые он переделывал на свой лад. В этом он был более «эмигрант», чем многие наши писатели, начиная с Тургенева; а ведь тот, хоть и не кончил дни свои в политическом изгнании, но умер также на чужбине и, в общем, жил за границей еще дольше Герцена, да еще притом в тесном общении с семьей, где не было уже ничего русского. И в его печатном языке не видно того налета, какой Герцен стал приобретать после нескольких лет пребывания за границей с конца 40‑х годов, что мы находим и в такой вещи, как «С того берега» – в книге, написанной вдохновенным русским языком, с не превзойденным никем жанром, блеском, силой, мастерством диалектики. Но и тут вы уже наталкиваетесь на следы влияний жизни среди иностранцев.

 

III

…По-французски он говорил бойко, так же как и писал; но мы и тогда находили, что он все-таки остался в своем произношении и манере говорить москвичом 40‑х годов, другими словами: он произносил по-французски, а думал по-русски…

 

V

…О Бакунине я и раньше слыхал часто и помногу от разных посетителей Герценовой гостиной в Лондоне, в том числе от А.Ф. ПисемскогоОн стал ездить на те конгрессы «Мира и свободы», которые собирались в конце 60‑х годов в Швейцарии…

 

VIII

…Создатель европейского анархического Интернационала, когда-то гвардейский офицер и тверской помещик, обладал прирожденным красноречием. По-русски он при мне не произносил речей, но по-французски выражался красиво, а главное – сочно и звучно своим протодьяконским басом…

Тогда его влияние было еще сильно в группах анархистов во Франции, Италии и даже Испании. Но он под конец жизни превратился в бездомного скитальца, проживая больше в итальянской Швейцарии, окруженный кучкой русских и поляков, к которым он всегда относился очень благосклонно…

Другая, совсем иных размеров фигура выплывает в памяти, опять из той же полосы моего петербургского писательства и редакторства.

Это был сам Петр Лаврович Лавров, тогда артиллерийский ученый полковник, а впоследствии знаменитый беглец из ссылки и эмигрант, живший долго в Париже после усиленной пропаганды своих идей, ряда изданий и попыток организовать революционные центры в двух столицах мира – Лондоне и Париже…

 

XIV

Он продолжал много работать и как теоретик, по истории идей и эволюции общества, брал на себя обширные труды, переводные и оригинальные; писал постоянно и в русские журналы анонимно, и под псевдонимами. В этом ему помогали, оказывая материальную поддержку, его друзья и в России и за границей. Но когда я с ним видался в Париже (и у Г.Н. Вырубова, и у него на квартире), он мне казался уже сильно «сдавшим», как говорят москвичи, не в смысле верности делу эмиграции, но по своим физическим силам, бодрости и свежести душевной энергии…

 

XVIII

Вторую половину 60‑х годов я провел всего больше в Париже, и там в Латинском квартале я и ознакомился с тогдашней очень немногочисленной русской эмиграцией. Она сводилась к кучке молодежи, не больше дюжины, – все «беженцы», имевшие счеты с полицией. Был тут и офицер, побывавший в польских повстанцах, и просто беглые студенты за разные истории; были, кажется, два-три индивида, скрывшиеся из-за дел совсем не политических…

Тут собрался разный народ: «с борка да с сосенки». Это было тотчас после польского восстания и каракозовского выстрела. Трудно было и распознать в этой кучке что-нибудь вполне определенное в смысле «платформы». Было тут всего понемножку – от коммунизма до революционного народничества…

Эта парижская эмиграция была только первая ласточка того наплыва русских нелегальных, какие наводнили Латинский квартал в Третью республику, в особенности с конца 80‑х годов, а потом – после взрыва нашего революционного движения 1905 года…

 

XXI

Теперь, не покидая Франции, вспомню о знакомстве с теми эмигрантами, которые жили там подолгу. Один из них и умер в Ницце, а другой – в России.

Это были доктора Якоби и Эльсниц, оба уроженцы срединной России, хотя и с иностранными именами.

Первого из них я уже не застал в Ницце (где я прожил несколько зимних сезонов с конца 80‑х годов); там он приобрел себе имя как практикующий врач и был очень популярен в русской колонии. Он когда-то бежал из России после польского восстания, где превратился из артиллерийского офицера русской службы в польского «довудца»; ушел, стало быть, от смертной казни.

Его старшего брата, художника В.И. Якоби, я знал еще с моих студенческих годов в Казани; умирать приехал он также на Ривьеру, где и скончался в Ницце в тот год, когда я туда наезжал…

 

XXII

В Ницце годами водил я знакомство с А.Л. Эльсницем, уроженцем Москвы, тамошним студентом, который из-за какой-то истории во время волнений скрылся за границу, стал учиться медицине в Швейцарии и Франции, приобрел степень доктора и, уже женатый на русской и отцом семейства, устроился прочно в Ницце, где к нему перешла и практика доктора Якоби…

Специальное ученье и долгое житье в Швейцарии и Франции вовсе не офранцузили его, и в его доме каждый из нас чувствовал себя, как в русской семье. Все интересы, разговоры, толки, идеалы и упования были русские. Он не занимался уже «воинствующей» политикой, не играл «вожака», но оставался верен своим очень передовым принципам и симпатиям; сохранял дружеские отношения с разными революционными деятелями, в том числе и с обломками Парижской коммуны, вроде старика Франсе, бывшего в Коммуне как бы министром финансов; с ним я и познакомился у него в гостиной. Не думаю, чтобы его можно было считать правоверным марксистом, хотя в числе его ближайших знакомых водились и социал-демократы…

В Ницце мы видались с ним часто; так же часто навещали мы М.М. Ковалевского на его вилле в Болье. С Ковалевским Эльсниц был всего ближе из русских. Его всегда можно было видеть и на тех обедах, какие происходили в русском пансионе, где в разные годы бывали неизменно, кроме Ковалевского, доктор Белоголовый с женой, профессор Коротнев, Юралов (вице-консул в Ментоне), Чехов, Потапенко и много других русских, наезжавших в Ниццу.

Старший сын Эльсница занял его место и как врач приобрел скоро большую популярность. Он пошел на французский фронт (как французский гражданин) в качестве полкового врача; а младший сын, как французский же рядовой, попал в плен; дочь вышла замуж за французского дипломата.

 

XXIII

В некотором смысле можно было бы отнести к эмиграции и таких двух русских, как покойные М.М. Ковалевский и Г.Н. Вырубов.

Ковалевский прожил лучшие свои годы за границей на вилле, купленной им в Болье в конце 80‑х годов. Может быть, иной считал его также изгнанником или настоящим эмигрантом. Но это неверно. Он не переставал быть легальным русским обывателем, который по доброй воле (после его удаления из состава профессоров Московского университета) предпочел жить за границей в прекрасном климате и работать там на полной свободе. Для него как для ученого, автора целого ряда больших научных трудов, это было в высшей степени благоприятно. Но нигде за границей он не отдавался никакой пропаганде революционера или вообще политического агитатора: это стояло бы в слишком резком противоречии со всем складом его личности.

…Другой покойник в гораздо большей степени мог бы считаться если не изгнанником, то «русским иностранцем», так как он с молодых лет покинул отечество (куда наезжал не больше двух-трех раз), поселился в Париже, пустил там глубокие корни, там издавал философский журнал, там вел свои научные и писательские работы; там завязал обширные связи во всех сферах парижского общества, сделался видным деятелем в масонстве и умер в звании профессора College de France, где занимал кафедру истории наук.

Все это проделал по доброй воле, без малейшего давления внешних обстоятельств, мой долголетний приятель и единомышленник по философскому credo Г.Н. Вырубов, русский дворянин, помещик, дитя Москвы, сначала лицеист, а потом кандидат и магистрант Московского университета.

Очень редко бывает у нас, чтобы русский, не будучи беглецом, эмигрантом, нелегальным жителем, не имеющим гражданских прав в чужой стране (я таких в Париже не знавал ни одного на протяжении полувека), кто бы, как Вырубов, решив окончательно, что он как деятель принадлежит Франции, приобрел звание гражданина республики и сделал это даже с согласия русского правительства. Еще незадолго до того в турецкую войну он приезжал в Россию и заведовал санитарным отрядом на Кавказе, за что получил орден Владимира, а во Франции был, кажется, еще раньше награжден крестом Почетного легиона.

О нем следовало бы поговорить в разных смыслах, а здесь я привел его имя потому, что и он фактически принадлежал к эмигрантам, если посмотреть на этот термин в более обширном значении. Можно только искренно пожалеть, что такая замечательная личность была слишком малоизвестна в России, даже и в нашей пишущей среде.

Боборыкин П.Д. Воспоминания. В двух томах. М., «Художественная литература», 1965 // http://www. belousenko. com/books/memoirs/boborykin_za_polveka. htm

Стихотворение Н.П. Огарева
«Прощанье с краем, откуда я не уезжал»

Прощай, прощай, моя Россия!

Еще недолго – и уж я

Перелечу в страны чужие,

В иные, светлые края.

Благодарю за день рождения,

За ширь степей и за зиму,

За сердцу сладкие мгновенья,

За горький опыт, за тюрьму,

За благородные желанья,

За равнодушие людей,

За грусть души, за жажду знанья,

И за любовь, и за друзей, -

За все блаженство, все страданья;

Я все люблю, все святы мне

Твои, мой край, воспоминанья

В далекой будут стороне.

И о тебе не раз вздохну я,

Вернусь – и с теплою слезой

На небо серое взгляну я,

На степь под снежной пеленой…

 

1840

 

Огарев Н.П. Избранное. М., 1977. С. 51.

Русские революционные эмигранты в Париже
(по материалам французских архивов)

Русская эмигрантская пресса

Эмигранты относительно мало читают русскую прессу по причине роста дороговизны подписки, к тому же цена увеличивается за счет почтового тарифа. В Париже у русских есть частные газеты. Среди них популярен только «Л' арбайтер фрейнд» – анархистская газета, издаваемая в Лондоне для еврейских эмигрантов во Франции и в Англии на идиш, который понимают все евреи Центральной Европы и славянских стран.

Эту газету издает и почти полностью редактирует выходец из Германии г-н Рокер, протестант и анархист, изучивший древнееврейский язык и почти весь идиш для того, чтобы сделать свою пропаганду более действенной. Он постоянно живет в Лондоне, поскольку во Франции он арестовывался и был выслан из страны, однако добился разрешения на въезд и ныне пребывает в Париже по делам своей пропаганды. 26 апреля сего года он выступал на собрании кружка русских анархистов по адресу улица Бретань.

Г-н Рубанович издает особую газету «Русская трибуна». Это ежемесячное издание максималистов выходит на французском языке. Там он часто восхваляет совершенные в России преступления; эту газету читают в основном студенты и «интеллектуалы».

Партия социалистов-революционеров издает газету «Знамя труда», издатель и редактор которой пока неизвестен. Эта газета обходит требования Закона о печати тем, что просто вставляет пометку мелким шрифтом «Типография партии социалистов-революционеров».

Наконец, большинство групп печатают листовки либо на идиш либо на русском на простых листках, которые передаются из рук в руки и распространяются бесплатно.

Понимающие французский язык иммигранты предпочитают читать, естественно, наши революционные газеты, и чаще всего «Юманите».

В этой газете они получают постоянного защитника в лице того же г-на Рубановича, который, будучи гражданином Франции и должностным лицом (он является лаборантом в университете), всегда представляется соотечественником иммигрантов настолько, что даже был заподозрен в слишком активной подготовке их преступных акций.

 

Ресурсы эмигрантских политических групп

Финансовые ресурсы групп в настоящее время являются непрочными или по меньшей мере кажутся таковыми. Прошли времена, когда в России пышным цветом расцветали «экспроприации» и много награбленных средств было переведено в Швейцарию или в Париж, а активисты располагали этой «энергией войны». Доказательством этого служит история одного их политического соратника, который ограбил кассу «секретного фонда», где было 60 тысяч франков. Эта история стала нам известна, хотя естественно, «жертва» не подала жалобу.

Суммы в партийных кассах различных партий исчисляются несколькими сотнями или тысячами франков. Однако необходимо отметить, что эти фонды крайне нестабильны и иногда пополняются за либо счет денег, полученных в результате удачной операции, либо средствами, жертвуемыми богатым единомышленником. Этого хватает на то, чтобы вновь увеличить их баланс.

Кроме общих касс функционирует также «Касса парижских эмигрантов», представляющая собой специализированную структуру помощи эмигрантам.

Эта касса основана много лет назад и руководится комитетом из двадцати членов, представляющих все партии; когда-то там были исключительно одни анархисты, ныне они также входят в состав комитета. Помощь предоставляется через одного из членов комитета и имя этого жертвователя комитету не сообщается.

В апреле сего года «Касса парижских эмигрантов» распространила циркуляр на русском языке, изложенный в следующих словах: «Число русских политических эмигрантов возросло как никогда ранее. Тому подтверждением является революционная деятельность, развернувшаяся на протяжении последних двух лет. В декабре 1905 года разразилась реакция, со всеми сопутствующими ей ужасами Белого Террора, массовыми экзекуциями, военными трибуналами. Чтобы избежать этих ужасных репрессий, тысячи революционеров вынуждены были спасаться бегством, и покинули поле недавней битвы.

Париж по своему географическому положению и всяческой открытости представляется лучшим местом жительства для эмигрантов. Это обуславливает потребность в “Кассе парижских эмигрантов”…

Далее следует призыв жертвовать средства.

Данный циркуляр содержит положение о приходах и расходах Кассы с 1 апреля 1906 г. по 1 февраля 1907 г. За последние месяцы Касса получила и израсходовала 5600 франков. В своей большей части эти средства были получены от организации праздников, балов и конференций, организуемых с целью сбора средств на общее дело. Общая сумма пожертвований составила лишь 798 франков.

Вне всяких сомнений, эта Касса занимается благотворительной деятельностью. Но не только.

Есть мнение, что она является также своего рода министерством финансов для пропагандистов, анархистов и максималистов.

Так, была выделена субсидия г-ну Смирнову, именующему себя Петровым, проживающему по улице Жюр, который был ранен при изготовлении бомбы и осужден в июле на 5 лет тюрьмы.

…Помимо «Кассы парижских эмигрантов», эмигранты, и особенно евреи, получают средства от благотворительного комитета, расположенного на улице Родье, от комитета помощи труду, расположенного на улице Оберкампф, 6 основанных Ротшильдом, от фонда колонизации барона Гирша, расположенного на улице Паскье 12, и от различных других, чисто благотворительных обществ.

Изучение собранных источников и их сопоставление, дополненное также проводимой слежкой внутри различных революционных кружков, позволяет определить численность каждой группы эмигрантов:

1. Приверженцы различных видов насилия

Анархисты

 

Революционеры

 

Индивидуалисты

100

Максималисты

200

Коммунисты

450

Социалисты

700

Революционеры

 

2. Приверженцы насилия только против государства

Социал- демократы

 

Бунд

 

Меньшевики

800

Бунд

300

(ультра)

 

 

 

Большевики

2000

 

 

(умеренные)

 

 

 

 

Приведенные данные показывают, что, по самым скромным подсчетам число организованных партийных активистов составляет 1500 человек. Эти 1500 человек готовы ко всему, являются источником постоянной революционной пропаганды, ведущейся в самых разнообразной форме среди аморфной массы эмигрантов. Численность последних составляет от 10 до 18 тысяч человек, а их «умеренность» относительна так как многие из этих «умеренных» готовы на любые жертвы для того, чтобы содействовать самому преступному максималисту или анархисту.

Будучи плохо или малообразованными, они создают благодатную почву для распространения разного рода эпидемий безумств. Следует помнить, что они являются соотечественниками духоборов и скопцов, этих представителей глубоко ошибочных, вредных мистических сект, которые могут кастрировать себя ради уничтожения ненавистного человечества.

 

Рубанович И.А. (1859–1922) – член партии социалистов-революционеров, сын адвоката, участник народовольческих кружков в Одессе. Привлекался к суду за революционную деятельность. В 1882 году эмигрировал во Францию, учился в Сорбонне и активно сотрудничал во многих эмигрантских революционных печатных органах. Среди них «Вестник Народной Воли», «Вестник русской революции». «La Tribune Russe». Член партии эсеров с 1902 г., участник всех съездов партии, на 1 и 11 из которых был избран председателем.

«La Tribune Russe» – ежемесячная газета партии эсеров, издавалась в Париже на французском языке в 1904–1909 П., а затем с октября 1912 по июль 1913 г.

«Знамя труда» – газета, печатный орган партии социалистов-революционеров, издававшийся в Париже с 1 июля 1907 г. по апрель 1914 г. (всего вышло 53 номера)

CARAN F7 12894/.№ 1 (Машинопись, фр. яз.) //На русском языке источник опубликован в: Источник. 2000. N 4. С.14–30.

Парижская эмигрантская касса
Из отчета за 1913 год
(Париж, 1914)

Вступая в 9‑й год своего существования и оглядываясь на пройденный путь, Эмигрантская Касса протекает в атмосфере общественного сочувствия. Правда, это сочувствие далеко не всегда претворяется в серьезную, действенную помощь, но по сравнению с прошлым истекший год все же дал в этом отношении довольно существенные результаты.

Перед Эмигрантской Кассой на первом плане стоял вопрос об изыскании новых, постоянных источников дохода, которые заменили бы случайные пожертвования. Частью этот вопрос уже разрешен и разрешен довольно удовлетворительно: в то время как в 1912 г. крупные пожертвования (если исключить взносы г. Неизвестного) выразились в цифре 1600 фр., в истекшем 1913 г. они уже дали 4052 фр. Но еще более отрадным является значительный рост мелких пожертвований: с 341 фр. в 1912 г. (считая и членские взносы), они поднялись до 2272 фр. в 1913 г. Если прибавить сюда поступившие в истекшем же году членские взносы в сумме 1078 фр., то мы получим увеличение по сравнению с предыдущим годом почти в 10 раз.

…Самообложение более или менее обеспеченной части местной русской колонии представляет самый надежный источник дохода, и Эмигрантская Касса выражает надежду, что все сочувствующие ее задачам помогут ей этот источник консолидировать. Только такое самообложение и дало Кассе возможность, несмотря на сокращение взноса г-на Неизвестного с 7200 фр. до 700 фр. и уменьшение доходности всех предприятий (кроме масленичного бала), удержать свой бюджет на такой же почти высоте, как и в предшествовавшем году.

Анализ расходов Эм. К. показывает, что она в истекшем году совершенно отказалась от мелкой благотворительности и, поскольку позволяли ей средства, стремилась оказывать нуждающимся эмигрантам серьезную помощь: в прежние годы ей приходилось, для удовлетворения поступивших в огромном количестве мелких требований, тратить все свои средства на пособие в 2–3 фр., в истекшем же году минимальная выдача исчислялась в 5 фр., средняя – в 11 фр. 25 с., а максимальная – в 35 фр. Наблюдались многочисленные случаи экстренных выдач в 25, 50 и 75 фр.

… В среднем к концу года эмигрант в критические моменты своего существования получал 5 франков и 7 обедов в неделю, т. е. около 48 фр. в месяц. При всей своей незначительности такая помощь все же дает эмигранту возможность пережить черные дни до приискания какой-либо работы.

Этой постановкой помощи на наиболее рациональную почву способствовало то обстоятельство, что большинство прибывающих за последнее время в Париж эмигрантов прошло уже через Швейцарию, Германию, Бельгию и др. страны, более или менее знакомо с условиями зарубежной жизни и нуждается в кратковременной, но существенной поддержке только в первое время, до приискания заработка.

В видах более серьезной борьбы с эмигрантской нуждой Эм. Касса, верная своим традициям, в истекшем году уделила значительные при ее бюджете средства на трудовую помощь отдельным лицам и учреждениям: так, она выдала 900 фр. Бюро Труда, 214 фр. кооперативу портных, 75 фр. другому кооперативу портных, – всего 1189 фр. В фонд для обучающихся ремеслу отчислено было 1055 фр., из коих фондом израсходовано было для поддержки эмигрантов во время обучения их различным ремеслам 691 фр.

Эм. Касса приняла также участие в предпринятой по инициативе одного частного лица анкете для выяснения как численного состава, так и материального и духовного состояния политической эмиграции в Париже. К сожалению, это полезное начинание пока успехом не увенчалось: русская колония отнеслась к анкете с прискорбным индифферентизмом и только очень незначительная часть эмигрантов дала себе труд заполнить анкетные листы.

…Обманувшая надежды на амнистию и усилившаяся в России реакция далеко не способствовали уменьшению политической эмиграции, наоборот, число политических изгнанников заметно растет. К ним последнее время прибавляются отбывшие срок каторги и бегущие с мест поселения каторжане. Многие из них уже добрались до Парижа. Перед Эм. Кассой стоит неотложная задача помощи этим товарищам, изнуренным тяжелыми условиями жизни в каторжных тюрьмах и в Сибирской ссылке.

Такая задача требует напряжения всех сил, и Эм. касса обращается ко всем членам русской колонии в Париже с горячим призывом о помощи. Пусть не забывают они, что бок-о-бок с ними бьются в тяжкой, безысходной нужде сотни и тысячи политических изгнанников, которых даже незначительная, но во время оказанная помощь может спасти от отчаянья и поставить на ноги…

ГА РФ. Ф. 6224. Оп. 1. Д. 149. Л.2 (об.)-4.

Об издании во время Первой мировой войны
интернационалистских газет в Париже

Из воспоминаний А. Лозовского

Убийство Жореса, которое было введением в империалистическую войну, застало меня в 50‑ти верстах от Парижа. Приехав в Париж, я сразу попал в атмосферу шовинистического пароксизма, который был так характерен для всех воюющих стран и особенно для Франции. Русская эмиграция, вместе с пролетариатом всех стран, была захвачена этой войной врасплох… Все газеты стали походить друг на друга, соперничая в патриотизме и бешеных нападках на «бошей» (так презрительно называла французская пресса немцев). На русскую колонию не могла не оказывать влияния вся эта раскаленная до крайности шовинизмом общественно-политическая атмосфера. Произошел ряд собраний эмигрантов, где ставился вопрос о том, что делать…

…Эмиграция разбилась на два лагеря: борьба шла между сторонниками и противниками войны. В конце сентября к нам в Монпеллье попал листок под названием «Голос», который несколько человек начали издавать в Париже. «Голос» этот был величиной в четвертую часть газеты «Правда», но в этом маленьком листке бился интернационалистский пульс… Сама газета обязана инициативой Антонову-Овсеенко (был до войны меньшевиком) и Мануильскому (впередовец), которые собрали несколько франков и решили не более и не менее, как начать издавать газету. Я пришел в редакцию и сказал, что готов работать

Несмотря на свой невзрачный вид, газета сразу привлекла внимание всей эмиграции. Уже в первых номерах начали появляться заметки Мартова … Начали посылать статьи Павлович, Луначарский, Покровский, и начали вовлекаться товарищи, жившие в то время в Швейцарии: Троцкий, Рязанов и другие. Газета стала собирать со всех концов противников войны в Р. С. – Д. Р. П… В конце сентября 1914 года появился первый номер центрального органа большевиков, «Социал-Демократ», с знаменитой статьей «Против Течения», и, таким образом, положение дел в эмиграции определилось…

«Голос», привлекший быстро симпатию эмигрантов, был встречен довольно недружелюбно со стороны французских властей. Мы, как и все другие газеты, должны были проходить через военную цензуру, и этот маленький листок, который вообще вмещал 20–25 тысяч букв, довольно часто появлялся с значительной плешью, благодаря патриотическому усердию французского цензора. Но, несмотря на цензуру, «Голос», по настоянию Извольского, был закрыт…

К этому времени в Париж приехал Троцкий, из Монпеллье приехал Владимиров, ставший постоянным сотрудником, и сообща было решено взять разрешение на новую газету и продолжать начатое дело.

Новая газета была названа «Наше Слово», а редакция была составлена из следующих лиц: Троцкий, Мануильский, Антонов-Овсеенко, Владимиров и пишущий эти строки, затем Мартов и Бер… Денег у нас у всех не было. Издавать газету, да еще ежедневную, при бесплатной работе всех сотрудников, тоже требует хотя бы минимальное количество средств… Помимо собирания материалов, редактирования статей, на нашу долю-мою, Мануильского, Антонова-Овсеенко и Бера легла работа печатания по первобытному способу… Обедневшая эмиграция, даже сочувствующая нам, не могла, конечно, помочь и приходилось поэтому изворачиваться и собирать буквально сантимы для того, чтобы как-нибудь двинуть дело. Дело более или менее поправилось, когда через пару месяцев наша газета уже стала известной в Швейцарии, Англии; сочувствующие откликнулись, начали устраивать подписку; мы стали получать деньги….

Вторая трудность была цензурная. Нашу газету, которая вела осторожную (военная цензура) интернационалистскую кампанию, встретил взрыв негодования со стороны русского посольства… Уже после падения царизма мы узнали много подробностей о том, каким образом Извольский и руководивший парижской русской охранкой Красильников оказали воздействие на французскую дипломатию. Посольство обращалось не раз в военное министерство, указывая на то, что в Париже выходит возмутительный листок, явно анти-патриотического содержания, несомненно, на деньги германского генерального штаба, и что необходимо принять против этого меры. Эти дружеские напоминания привели к двоекратному закрытию нашей газеты и к громадному количеству объяснений с французской цензурой…

… Между тем «Наше Cлово» распространялось все шире и шире: в Америке (Нью-Йорке и других городах) образовались группы, сочувствующие нам; мы начали получать статьи и заметки даже из далекой Австралии; везде, по всему миру, разбросанные эмигранты откликнулись на нашу ежедневную газету. Большая группа существовала в Лондоне. Во главе этой группы стоял Чичерин, который был постоянным сотрудником и корреспондентом из Англии… Но чем больше распространялось «Наше Слово», тем становилось тяжелее и тяжелее продолжать работу. Цензура стала совершенно невыносимой…

Цензура начала нас притеснять, особенно обострилось давление на нас после Циммервальдской конференции, когда мы начали пропагандировать ее вопреки цензуре… Было ясно, что за нас скоро возьмутся основательно. Извольский и Красильников, конечно, не дремали, но и без Извольского было очевидно, что с «Нашим Словом» надо покончить. Мы стали центром не только для эмигрантов, «Наше Слово» начало фигурировать также и на рабочих собраниях Парижа и других городов, идеи нашей газеты начали просачиваться в рабочие массы Франции. Делалось это таким образом: во всех уголках Франции было много русских рабочих, сочувствующих нам; они переводили отдельные статьи и заметки и делились ими с французскими рабочими. Я лично появлялся очень часто на рабочих собраниях, делал доклады, сообщения, выступал вместе с Троцким в «Комитете по восстановлению международной связи», состоящем из синдикалистов и социалистов…

Особенно обратили на нас внимание тогда, когда встал вопрос о привозе русских войск во Францию. Посланные царским правительством во Францию солдаты были привезены, как известно, на убой. Эти десятки тысяч русских крестьян и рабочих, вывезенные из далекой России, должны были кровью платить за финансовую помощь, которую Франция оказывала царизму… Ясно, что приезд десятков тысяч русских солдат во Францию делал нашу пропаганду крайне опасной. Правда, и русских солдат держали, как каторжан; их не выпускали из лагерей… Ни одного из нас на пушечный выстрел к ним не пускали. Мы только знали о них по французским газетам, которые восторженно отзывались об этих «рослых и белокурых, с синими наивными глазами, русских солдатах». Но газета выходила, она не могла не оказать своего влияния за проволочными заграждениями французских военных лагерей. В конце 1916 года правительство придралось к факту, что оно нашло несколько номеров «Нашего Слова» в военном лагере около Марселя, и постановило закрыть нашу газету, а Троцкого выслать из Франции. В парижской охранке (Surete Generale) трое было на черной доске: Троцкий, я и Антонов-Овсеенко: предполагалось выслать нас всех троих, но потом правительство решило выслать только одного Троцкого, которого отправили в Испанию, где он гостеприимно был заключен в тюрьму по первому разряду…

…Русская революция сразу внесла глубокие изменения в эмигрантскую среду. Отпали чисто эмигрантские вопросы, вокруг которых сосредоточилось внимание широких эмигрантских масс, ибо наша газета вела упорную борьбу против попытки французского правительства завербовать в армию русских эмигрантов, на основе якобы соглашения с русским правительством. Русская революция разрубила этот конфликт. Перед всей эмиграцией встал вопрос о том, чтобы возможно скорее перебраться на родину…

Когда революция началась, и в Париже был создан Комитет по отправке русских на родину, оказалось, что в парижской охранке имеются черные списки, где все интернационалисты записаны…

В мае мы отправились целой группой в Англию, где в течение двух недель прождали парохода потом через Абердин, Берген, Христианию и Торнео приехали в Петроград. Ко времени приезда в Петроград Ленин и Зиновьев уже были там, а Троцкий успел посидеть в английском концентрационном лагере и также добраться до Петрограда. В Петрограде собрались все те, кто издавал интернационалистические газеты в Париже. Каждому из приехавших, а приезжали мы в разное время, было ясно, что всем собравшимся вокруг «Нашего Слова», всем революционным интернационалистам место в Р. С. – Д. Р. П. большевиков… Большевики-партийцы, впередовцы, а также все меньшевики, которые собрались вокруг «Нашего Слова», – все вошли в Р. К. П.

Лозовский А. Как мы издавали во время войны интернационалистские газеты в Париже: (из воспоминаний) // Печать и революция. 1923. № 5. С. 1–13.

США

Организации российской эмиграции в США

…Партийные организации, присутствовавшие на американской политической сцене, представляли собой отделения российских политических партий (анархической, социал-демократической и т. д.) или русских отделений американских политических объединений (преимущественно левого толка).

Еще в 1891 г. в Нью-Йорке членом швейцарской группы «Освобождения труда» С.М. Ингерманом было основано «Русское Социал-демократическое Общество». Подобные группы возникли позднее в Бруклине, Филадельфии, Балтиморе, Бостоне и других городах Соединенных Штатов.

В Нью-Йорке существовали социалистические землячества (минское, харьковское, кавказское и т. д.). К началу русской революции в стране существовало около сорока русских отделов американской социалистической партии, значительное число которых находилось в штатах Нью-Йорк, Пенсильвания, Массачусетс.

В США в начале ХХ века находились многие известные деятели российского революционного движения. Эмигрировавший в Филадельфию после арестов и ссылки 1913 г. В. Володарский работал в Американской социалистической партии и интернациональном профсоюзе портных. Газета Русской федерации Американской социалистической партии издавалась при участии Н.И. Бухарина, Г.И. Чудновского. На политической сцене рабочего и социалистического движения выступали А.М. Коллонтай, А. Стоклицкий, Н. Гуревич, Л.К. Мартенс.

Масштаб событий, происходивших в России, недостаток информации и ее противоречивость, стремительность событий, едва освещаемых русской прессой в Америке, электризовали обстановку и отодвигали вопросы самоорганизации иммигрантов для решения социальных проблем на задний план. События в России, привлекавшие внимание всего мира, способствовали распространению в колонии демократических идей, охватывавших широкие слои иммиграции. К уже существовавшим обществам помощи жертвам революции (Общество помощи политическим ссыльно-поселенцам в Сибири, Нью-Йоркский революционный Красный Крест) на этой волне возникло около двадцати организаций, объединявших сторонников нескольких партий. Общество друзей русской демократии (Чикаго), Лига защиты русских граждан (Бостон), Союз Единства (Нью-Йорк), Лига защиты русской революции (Балтимор) и другие вели активную информационную деятельность, устраивали лекции и массовые собрания.

Среди профессиональных объединений наиболее многочисленными были русские отделы мужских, детских портных и «русско-польский отдел юниона портных», насчитывавших около 3 тыс. членов. Крупными организациями являлись «Союз русских доковых рабочих» (500 человек), «Юнион по разборке домов» (1 тыс. человек), Союз русских механиков. Кроме них существовало еще примерно полутора десятка профессиональных объединений русских столяров, шахтеров и т. д.

Процесс реэмиграции в первую очередь захватил политическую эмиграцию. Первая группа «политических» в составе 97 человек отправилась в Россию 15 апреля 1917 г. из Нью-Йорка. За ней последовали группы из Чикаго, Филадельфии, Детройта. По оценке русского дипломатического представительства, количество эмигрантов, планировавших вернуться на родину, составляло около 2 тыс. человек. Весной 1917 г. началась и массовая реэмиграция русских, прогнозы и масштабы которой представлялись современникам значительными. В мае 1917 г. в Россию направилось около 2 тыс. иммигрантов…

Ручкин А.Б. Русская диаспора в Соединенных Штатах Америки в первой половине ХХ века. – М., 2006. С.221–223.

Русский рабочий Клуб в Нью-Йорке
По материалам газеты «Прогресс»
(Чикаго-Нью-Йорк, 1893)

С началом зимнего сезона Русский рабочий Клуб возобновил свои собрания, приостановленные на летнее время… Излишне описывать, сколько трудов понесено было маленькою горстью преданных членов, пока они довели клуб до настоящего положения

С переездом на новую квартиру в Клубе открылись лекции, которые будут продолжаться в течение всего зимнего сезона; Клуб опять сделался центром русского движения в Нью-Йорке и посещается нашей интеллигенцией – лучшее доказательство, что существует потребность в таком учреждении, где могли бы встречаться представители разных оттенков русского движения для обмена мыслей. Что клуб будет выполнять эту задачу и впредь, нет никакого основания сомневаться. Главной и наиболее популярной чертой его являются рефераты, читаемые членами Клуба и возбуждающие оживленные дебаты: эти дебаты привлекают публику и несомненно приносят пользу всем участвующим.

Чтобы отпраздновать открытие сезона, Клубом устроена была вечеринка…

В четверг, 16‑го Ноября состоялось очередное деловое собрание Клуба, на котором обсуждался вопрос о праздновании 1‑го Марта. После долгих и оживленных прений решено избрать комитет из 5 членов, которому поручено сообща с комитетом Русского Социал – Демократического Общества выработку программы празднества: доход с праздника предназначается в пользу русского революционного движения…. Библиотека находится в весьма удовлетворительном состоянии; имеются важнейшие русские журналы и газеты. В виду того, что часть доходов с бала пойдет на увеличение библиотеки, мы надеемся в скором времени расширить ее.

Прогресс. Чикаго-Нью-Йорк. 1893. 25 декабря

Какая организация нужна русским рабочим в Америке?
(из материалов печатного органа «Голос Труда», 1911)

В последнее время некоторыми русскими организациями обсуждается в печати больной вопрос русской рабочей колонии в Америке, над решением которого работает уже несколько лет вся мыслящая часть рабочих, не разменяшая еще своих убеждений на доллары…

Изыскиваются способы и средства для привлечения в организацию непрозревших рабочих, находящихся под сильным влиянием, столь чуждых друг другу по целям, но близких по духу, кабака и церкви, всегда солидарных в деле затемнения сознания трудящихся, их эксплуатации и порабощения.

…Возникшие в разных городах организации, как Союз Русских Рабочих в Америке и др., сознавая, что каждая из них в отдельности не в состоянии осуществить поставленных себе задач широкой взаимопомощи, заговорили о централизации касс, о созыве съезда, доставлении статистических данных и т. п. Сторонники же «Арбайтер Ринга» предлагают объединиться в русские отделы последней организации.

…Других… не удовлетворяет и устав Союза Русских Рабочих, параграф которого о помощи на случай смерти, им кажется лишним и невыполнимым. По их мнению, нужно ограничиться только взаимопомощью на случай болезни, что даст возможность понижением взносов до минимума привлечь…большее число членов…Обещанием же невыполнимого, мы только повредим делу объединения.

Если принять во внимание, что русский рабочий еще не подготовлен к созидательной работе, не удовлетворяется отвлеченными принципами, а ищет в организации пользу, то об идейной массовой организации говорить не приходится, если не считать небольших групп активных работников, и нужно признать, что организация взаимопомощи необходима. Остается только решить вопрос о том, какого рода организация более всего соответствовала бы местным условиям и задачам прогресса. О беспартийности ее едва ли нужно говорить.

Пусть же все активные рабочие выскажутся по затронутому вопросу в «Голосе Труда». За недостатком места редакция едва ли поместит каждое мнение полностью, но она займется разработкой поступившего материала и в обстоятельной статье даст общий вывод, а выдающееся, конечно, напечатает…

Обзор деятельности рабочих организаций Нью-Йорка
По материалам газеты «Голос труда» (
1911 г.)

О жизни местной русской колонии можно судить только путем обзора деятельности организаций, существующих в колонии.

Начнем с «Русской Рабочей Группы».

Организовавшись в октябре 1910 г., группа с первых же дней занялась агитацией среди русской колонии Нью-Йорка за создание русского рабочего клуба.

Были отпечатаны и распространены воззвания. На организационный митинг 20 ноября собралось до 300 человек. Все товарищи высказались за необходимость учреждения клуба. Тут же была выбрана комиссия для выработки устава и сметы.

Этим закончилась инициативная деятельность группы по устройству клуба. В Нью-Йорке и окрестностях группой были устроены популярные чтения по русской истории. Параллельно с этим велась сложная работа по созданию своего рабочего органа.

Тем немногим силам, из которых состоит группа приходилось буквально надрываться и только сознание продуктивности своей работы ободряло их.

Деятельность Клуба

На втором собрании, 4 декабря, созванном клубной комиссией, был принят устав и выбран совет старейшин, которому поручено было подыскать помещение, приобрести инвентарь и пр.

В первый месяц существования клуба в нем произведен был ряд бесед и устроены две лекции.

22 января клубом совместно с другими организациями был устроен протест-митинг по поводу годовщины 9 января 1905 года.

Чтения, беседы…привлекали много слушателей.

«Вильне Украинське Товарищество Киiв» пока отличается устройством вечеринок…

Общество помощи политическим ссыльно-поселенцам в Сибири организовалось очень недавно и особой деятельности не проявило, если не считать совместного митинга в память «Кровавого воскресенья»…

Голос труда. Беспартийный орган русских рабочих в Америке. № 1. Нью-Йорк. 1 мая 1911 г.

Из анкеты Русской Рабочей Группы
(Нью-Йорк)

Идя навстречу назревшей потребности среди русских рабочих в Америке – связать существующие русские организации на почве взаимопомощи устройством центральной кассы, Русская Рабочая Группа в Нью-Йорке взяла на себя инициативу для выяснения этого вопроса.

Помещаемые ниже анкетные вопросы помогут более обстоятельно выяснить детали желательного устройства центральной кассы, совершенно не касаясь типа и характера организаций, которые будут объединяться на почве, повторяем, взаимопомощи…

Предполагавшийся съезд организаций трудно осуществим, так как для этого потребовались бы значительные средства, которыми не всякая организация располагает.

В виду этого Русская Рабочая Группа и остановилась на анкете…

1) Как давно существует организация?

2) Цель и задачи организации?

3) Число лиц вступивших в организацию при ее возникновении?

4) Число лиц состоящих в организации в настоящее время и исправно платящих членские взносы?

5) Какие причины влияют на уменьшение или увеличение числа членов организации?

6) Как велики вступительные и членские взносы?

7) Как велика наличность кассы? (Если имеются специальные фонды, то какие?)

8) Выдаются ли членам организации пособия и если выдаются, то в каких случаях и в каком размере?

9) Часто ли выдавались пособия?

10) Как относится организация к вопросу о централизации кассы взаимопомощи на случай болезни: а) денежное пособие, б) медицинская помощь?

11) В каком размере и в продолжении какого времени желательная выдача пособия?

12) Желательный размер отчисления в центральную кассу с каждого члена организации?

13) В каком городе и в какой организации должна находиться центральная касса?

14) Желательный способ выборов должностных лиц центральной кассы (секретарь, казначей, ревизионная комиссия и т. д.)…

Голос труда. Беспартийный орган русских рабочих в Америке. № 5. Нью-Йорк. 1 июля 1911 г.

Из автобиографии редактора первой русской газеты в Америке А. Гончаренко
(по материалам газеты «Прогресс» (Чикаго-Нью-Йорк, 1893 г.).

…Я родился в Киеве 19 августа 1832 года, окончил курс и имею аттестат- «совершенного Богослова». Служил при канцелярии митрополита Киевского Филарета, определен в 1857 г. в русскую посольскую церковь в Афинах иеродиаконом. В Афинах, познакомившись … с Герценом и Огаревым, снабжал «Колокол» сведениями о русском духовенстве…Был уличен, арестован, 2‑го февраля 1860 г. бежал из тюрьмы в Лондон…и возвратился затем на Восток. На Афоне 25‑го января 1862 г. был рукоположен в священники. 6‑го июня 1863 г. афиняне дали мне титул гражданина; итак, я афинянин, Agapios Goncharenko Athenaios

Задумав с Бакуниным основать «Русское дело в Америке», я уехал 11‑го октября 1864 г. в Америку…От Афонского митрополита я получил все принадлежности для священнослужения…

Русский Синод не может расстригать меня… Филарет, митрополит Московский, с Катковым и князем Горчаковым поднесли мне золотой крест и денежную сумму, но я не принял ни того, ни другого. …Я условился работать сдельно в Библейском Обществе в Нью-Йорке… скопил в три года $2,000; 28 сентября 1865 года женился…И после, купив русские шрифты за $1,600–4 октября 1867 г., уехал в Сан-Франциско.

До отъезда моего в Сан-Франциско Secrtary of Stat W.H. Seward пригласил меня в Вашингтон и обещал мне субсидию для печатания на русском языке республиканских постановлений для Руссо-американцев в Аляске. Приехавши в Сан-Франциско 6 ноября 1867 г., я основал русскую типографию. Первое, что мною было напечатано это: «Russo-English Phrase Book» для гарнизона, отправлявшегося на Аляску. Я выручил $500 …. По рекомендации Secrtary Seward назначило мне субсидию в $50 на каждый нумер русско-английской газеты, и 1‑го марта 1868 года я основал «Alasca Herald», двухнедельное обозрение в 8 страниц, – на половину английского и на половину русского текста. Но так как военное правление в республике противно характеру народа, то я не поддерживал его; и главнокомандующий General W. Halleck лишил меня субсидии. Treasury Dpartament в виде субсидии сделал меня инспектором при таможне в Сан-Франциско. Но, присмотревшись к таможенным плутням на Аляске, я стал обличать их в своем Alasca Herald. Чтобы быть вольным казаком, я нашел более удобным отказаться от должности при таможне, заявивши о причинах отказа моим друзьям. В числе последних был Horace Greeley, посвятивший статью киевскому казаку, давшему изрядный slap плутоватому yankee. (New York Tribune, Yanuary 21, 1869). Состоя агентом большого торгового дома, имея в своем распоряжении оборотный капитал в $50,000 и живя в то же время не роскошно, я продолжал из моих доходов печатать Alasca Herald 1‑го и 15‑го каждого месяца и печатал газету 6 лет, раздавая даром 500 экземпляров каждого нумера в Аляску и Сибирь. В 1873 г. мое здоровье надорвалось от переутомления. Я продал английскую часть Henry George, и …купил участок земли у моего родака Иосифа Крушевского, Севастопольского героя, который, получив от меня $800, пошел дальше в горы с другими русскими и в апреле следующего года был убит с целью грабежа русским же; последний теперь в пожизненном заключении…

Мне все же хотелось продолжать русское печатание в Сан-Франциско, и я списался с неким М.С. Бетонелли в Нью-Йорке, знающим типографское дело, чтобы вручить ему мою русскую типографию на известных условиях.

Я выслал ему деньги, но он издержал их и не приехал… По совещании с Dr. W.H. Dall, ом, полярным путешественником и моим близким другом, мы решили увековечить первую русскую печатню в Новом Свете. Мы разделили ее на три части: одну отдали в типографию Конгресса, другую в Smithsonian Institute в Вашингтоне, третью в Bancroft Printig Office – эта часть сгорела в пожар 1880 года.

Я имел много книг и карт о Севере. В 1873 г. я делил их между Bancroft Library, Mechanic Institute, Mercantil Library, где эти издания доступны всякому. Была у меня еще полная коллекция «Полярной звезды»… « Голоса из России», сочинения Герцена, Огарева и др.: я отдал …в библиотеки вновь учреждавшихся нигилистических кружков, но все они пропали.

…Я владею 52 акрами земли, обрабатываю собственными руками только 10 акров, – 40 акров имею для продажи, – на этом участке в союзе мира и любви, могли бы питаться 50 человек и более. Мой хлеб – все еще мой, я приобретаю его руками моими, никто мне еще не помогает, он не обагрен кровью человеческой. Но чувствую себя часто слабым в силах. Жена моя помогает мне в моих трудах. Она по рождению американка, от итальянских родителей…Я был членом итальянских кружков еще с 1857 года, со времени Орсини, и я продолжаю мое духовное братство с ними….

…Всего в 500 футах от моего дома есть натуральная пещера. Я строил там Алтарь. Греки и славяне многие приходят ко мне для христианских православных треб. По моем приезде в Сан-Франциско, я совершил много треб для славян и греков….

…Год тому назад я окончил мою биографию на английском языке, по просьбе моих друзей; я имею ее в манускрипте. Это – достояние моей жены; хотя моя рукопись открыта положительно всякому читающем по английски.

Все русское печатное и писанное- должно быть напечатано по моей смерти, начиная с переписки с Сергеем Трубецким, одним из вождей Декабристов, с которым я познакомился в Киеве в 1857 г., по возвращении его из Сибири. Все, что можно было из моих разговоров с ним, я напечатал в русском отделе Alasca Herald. С Огаревым и другими товарищами я сохранил дружбу до их смерти.

Прогресс. Чикаго-Нью-Йорк. 7 июня 1893. С. 11–12.

ШВЕЙЦАРИЯ

Русские в Цюрихе
По воспоминаниям М.П. Сажина

В своих воспоминаниях я уже говорил о моем приезде из Америки в Женеву в мае 1870 года по вызову Сергея Геннадьевича Нечаева, известного революционного деятеля. Вскоре после моего прибытия в Женеву и встречи с ним для меня выяснилось, что совместная работа с ним оказалась невозможною и таким образом все сношения между нами прервались. За два месяца моего пребывания в Женеве я имел полную возможность ознакомиться со всем, что делалось там среди эмигрантов, прочитать всю революционную литературу того времени, которая количественно была очень не велика; ознакомиться с Интернационалом вообще и в частности с женевской федерацией, на собраниях которой я бывал несколько раз. Много мне помог в этом знакомстве мой тогдашний друг С. Серебрянников, который жил здесь до моего приезда, знал все дела и лично знал почти всех тогдашних революционных деятелей, включая и Бакунина, жившего в итальянской Швейцарии в Локарно, расположенном по берегу озера Лага, Маджоре. Он по временам только приезжал в Женеву по революционным делам.

До этого времени, живя в России, да и в Америке, я решительно ничего не читал из писаний Бакунина, совсем ничего не знал о его революционной деятельности и только впервые познакомился здесь со всем этим. Произведения его оказали на меня огромное впечатление и так сказать определили всю мою дальнейшую революционную жизнь…

…В то время в Цюрихе жило несколько человек русских, моих приятелей по Петербургу, слушавших лекции в местном университете и политехникуме. Среди них был и С.С. Вот поэтому я и наметил этот город своим местопребыванием хотя бы на первое время. Здесь я узнал, что в университете слушают лекции не только несколько русских студентов, но еще несколько русских женщин-студенток. Оказалось, что Цюрихский университет тогда был единственным в Eвропе, допускавший в свои аудитории женщин. С 1869 года принято было пять женщин, – исключительно русских, – а с начала нового семестра поступило еще четыре. Для меня ясно было, что здесь может образоваться значительный центр русских не только женщин, но и мужчин и поэтому я решил основаться в Цюрихе…

…Вся наша колония, состоявшая из 11 человек, продолжала регулярно собираться у студентки С.Н. Лавровой, и частенько устраивались чаепития, так как у нее имелся самовар… Беседы затягивались иногда очень надолго и вообще были весьма оживленны и непринужденны. Время тогда было чрезвычайно интересное: франко-прусская война и вызванное ею революционное движение во Франции. На собрания я постоянно являлся с целым ворохом известий, сведений о происходивших тогда событиях. Кроме того я выписывал разные издания Интернациoнала не только швейцарские, но и бельгийские… Конечно, все мы сочувствовали французам, а к немцам относились критически и подчас даже недружелюбно…

…С этого же времени я начал передавать в общее пользование, т. е. в будущую библиотеку, все, что я только приобретал, издаваемое Интернационалом разных стран на французском языке, а получал и приобретал я тогда очень много и чуть ли не все, что только выходило тогда из печати. Кроме того, я покупал книги по истории революций, народных движений, рабочего вопроса и т. п. и тоже oтдавал их в библиотеку.

Ив. М. Пономарева выбрали заведующим нашей будущей библиотекой; в комнате его находился платяной шкаф, на верхнюю полку которого сложили все собранные нами книги, которых оказалось очень немного. Только месяца через три он понемногу стал наполняться французскими книгами таких писателей как Прудон, Луи Блан, Мишле, Бакунин, Mapкc, Фурье, Ceн-Симон и т. д. …

…Я достаточно уделял времени, забот и своих средств на устройство и расширение библиотеки, хотя и другие постепенно втягивались и заинтересовывались ею, а впоследствии горячо относились к ней и серьезно и энергично защищали ее. Молодежь, приезжавшая из России, конечно, представляла собою в революционном смысле совершенно сырой материал и только со страстным желанием учиться медицине и другим наукам, а затем послужить своей родине. Здесь же она сразу попадала в среду, насыщенную анархическими революционными взглядами, и очень скоро медицина отходила на второй план, а являлась кpайней необходимостью в выработке революционного мировоззрения. В членах кружка они находили полную готовность личной помощи им в этом, а в библиотеке массу книжного материала…

…Во время своей жизни в Цюрихе Бакунин собрал около себя почти всю учащуюся молодежь не только русскую, но и югославянскую (сербы, болгары и т. д.), за исключением поляков, которые все принадлежали к обществу специально патриотического xapaктepa. Рабочие же поляки составляли самостоятельное общество; они до некоторой степени сочувствовали Бакунину, приветствовали егo, но он, конечно, не мог с ними объединиться, потому что и их общество имело характер политически-патриотический.

Тогда же Бакунин основал славянскую секцию, в которую входило несколько сербских и хорватских рабочих и русских, сербских, болгарских студентов; конечно, он же написал программу-воззвание, был вдохновителем и руководителем секции. Очень хотел он и даже пытался реорганизовать польское рабочее общество и присоединить его к Интернациональному обществу рабочих. Пока он жил в Цюрихе, то и славянская секция и реорганизованное польское общество поддерживали свое существование, но как только он уехал, то очень скоро погибли обе эти попытки; славянская секция прекратила свое существование, а польское общество приняло свой старый облик.

В это же лето правительство цюрихского кантона выдало Нечаева русскому правительству, о чем много рассказано в очерке: «Воспоминание о С.Г. Нечаеве» и здесь нет нужды повторять…

Сажин М.П. Русские в Цюрихе. (1870–1873 гг.) // Каторга и ссылка. 1932. № 10(95). С. 24 -67.

ИТАЛИЯ

Русская эмиграция в Италии

…После поражения первой русской революции 1905 г. в Италию, как и в другие страны Европы, хлынул поток политических эмигрантов из числа разночинной интеллигенции – журналисты, литераторы, учителя, врачи, студенты, профессиональные революционеры. Многие российские леворадикaлы воспринимали Италию как страну спасения. Это представление нашло отражение в беллетристике, например, в раннем рассказе А. Грина «В Италию!» За прибывавшими (вероятно, не только из России) устанавливался полицейский надзор. Префекты Генуи, Неаполя, Милана доносили о русских эмигрантах в Рим, в Министерство внутренних дел…

По данным итальянской статистики, в 1911 г. в Италии проживали около 2300 политических эмигрантов из России. Среди них – социалисты-революционеры, социал-демократы (незначительное число большевиков и меньшевиков), анархисты. В Италию устремились прежде всего социалисты-революционеры, меньшевики и анархисты, так как они имели более прочные связи с итальянским социалистическим движением, в котором были сильны анархосиндикалистское (Артуро Лабриола) и реформистское (Ф. Турати, А. Балабанова) течения…

В Италии иногда по году и дольше жили такие видные революционеры, как А.А. Богданов, П. А Кропоткин, Г. А Лопатин, Г.В. Плеханов, эсеры В.М. Чернов, В. Бурцев, А. Залманов, Б.В. Савинков, польский революционер В. Кобылянский. В 1908 и 1910 гг. на Капри дважды приезжал В.И. Ленин.

Из литераторов в предвоенный период в Италии в эмиграции находились М. Горький, М. Осоргин, А Амфитеатров, А Лозина-Лозинский и др.

В целом политическая атмосфера Италии в 1906–1914 гг. была для российской эмиграции благоприятной. Страна вступила в либеральную эпоху, связанную с пребыванием у власти правительства во главе с Джованни Джолитти (1842–1928).

Центрами русской политической эмиграции в Италии были приморские города – Неаполь, Генуя, а также небольшие курортные городки Лигурийского побережья – Сестри, Барди, Нерви и Кави ди Лаванья, где образовались «русские колонии». Этот выбор определялся тем, что жизнь здесь была дешевле, а зимы – теплее. Кроме того, традиция: сюда и раньше приезжали на отдых и лечение русские семьи среднего достатка и политэмигранты – здесь возникли русские пансионаты и практиковали русские врачи. Для многих политэмигрантов, прошедших через тюрьмы и ссылки в России, лечение было весьма насущной необходимостью, которая иногда служила и формальным обоснованием для приезда в Италию. Наконец, итальянские социалисты и анархисты нередко оказывали помощь российским единомышленникам. Еще одним важным центром русской эмиграции стал промышленно развитый Милан, где не без труда, но можно было найти работу и жилье. К лету 1906 г. здесь скопилось около 300 тыс. русских эмигрантов.

Пребывание русских политэмигрантов в Италии не было отмечено какими-либо терактами или участием (за редким исключением) в митингах и манифестациях. Власти, как правило, их не преследовали, и политэмигранты пользовались определенной свободой: проводили собрания, создавали кассы взаимопомощи, библиотеки, издавали бюллетени, печатали прокламации, устанавливали контакты с местными организациями социалистической партии, профсоюзами, итальянскими врачами. Тесные связи эмигранты поддерживали с центрами русской эмиграции в Женеве, Лозанне, Париже, а через них – с Россией: получали русские книги, журналы, денежные переводы, письма.

Своего рода особый «социальный слой» российской эмиграции составляли студенты. Их число в Италии не превышало 200 человек, и они были рассеяны по разным университетам…

Жилось нашим студентам в Италии нелегко, тяжелее, чем, например, студентам-эмигрантам во Франции, так как здесь не было недорогих мансард и дешевых «русских столовых», да и найти какой-нибудь приработок почти никому не удавалось. Однако по сравнению с Россией Италия казалась им раем свободы: отсутствовали как дискриминация по отношению к студентам-евреям, так и установленные в Германии ограничения для русских студентов. В университетах российские студенты пользовались равными правами с итальянцами…

…В 1909 г. на Капри по инициативе А.А. Богданова и его сторонников (А.А. Базарова и А.В. Луначарского) при поддержке М. Горького была создана партийная школа для подготовки профессиональных революционеров из числа рабочих, которые приезжали сюда из разных городов России. Богданов, будучи в оппозиции к Ленину, полагал, что путь к социализму лежит не через захват власти, а через просвещение рабочего класса. Школа стала центром фракции Богданова, ее печатный орган газета «Вперед» вела полемику с ленинской газетой «Пролетарий». Лекции в школе читали А.А. Богданов, А.В. Луначарский, историк М.Н. Покровский, философ Г. А Алексинский и Горький – последний по истории русской литературы. Под влиянием Богданова Горький отказался от большевистской трактовки литературы как средства выражения чисто классовых интересов. Он критически относился к народническим утопиям в русской литературе XIX в. «Народнические и либеральные иллюзии, отмечает итальянский исследователь В. Страда, – становились мишенью полемики Горького, который не останавливался перед развенчанием таких кумиров русской интеллигенции, как Чернышевский и Писарев»…

Комолова Н.П. Италия в русской культуре Серебряного века: Времена и судьбы. М., 2005. С 23–42.

Общество Герцена в Риме
Из письма членов Общества
В. Лункевича, Вл. Рихтера,
Гр. Шрейдера (1915)

Многоуважаемый

г. Редактор

Не откажите дать место к сведению жертвователей следующему краткому отчету об израсходовании сумм, поступивших к нам на дело помощи нуждающимся русским эмигрантам в Италии.

Поступило – 1025 лир. Выдано безвозвратных пособий и ссуд 625 лир. Израсходовано на пересылку денег и т. п. – 10 лир, 65 сант. Таким образом всего израсходовано – 635 лир, 65 с. и на 1//14// января 1915 г. остается в кассе 369 л. 35 сант.

Помощь оказана двум лицам в Риме, двум во Флоренции, трем на Капри и пяти на Ривьере, всего 12 лицам, из которых безвозвратное пособие получили 8 лиц в сумме 425 лир и ссуду 4 лица в сумме 200 лир.

Рим. 7//20// января 1915 г.

В. Лункевич, Вл. Рихтер, Гр. Шрейдер

ГА РФ. Ф. 6975. Оп. 1. Д. 4. Л. 7.(адресат письма не установлен)

ЯПОНИЯ

Клуб русских политических эмигрантов в Нагасаки
Из протокола Чрезвычайного Собрания Нагасакской группы
Союза помощи народному освобождению
от 2 августа 1907 г.

…Собрание собранное на основании § 16 Устава Союза постановило:

1) Клуб РПЭ (русских политических эмигрантов в Нагасаки – Авт.) есть беспартийная организация, имеющая целью оказывать материальное и духовное товарищеское содействие русским политическим эмигрантам проживающим в Японии

2) Членами этого клуба могут быть:

1) Все политические эмигранты

2) Все сочувствующие русскому освободительному движению

Примечание: 1) Принадлежность к политическим эмигрантам удостоверяется: партийными явками, копиями судебных решений и обвинительными актами и, наконец, показаниями товарищей.

3) Все желающие вступить в члены клуба подвергаются закрытой баллотировке на общем собрании членов клуба.

4) При клубе имеется библиотека и читальня. Книги и журналы из библиотеки не членам клуба выдаются за плату, согласно особых библиотечных правил

5) В клубе могут устраиваться: различные чтения, рефераты, лекции, спектакли вокально-музыкальные и литературные вечера как платные, так равно и бесплатные…

6) Все доходы от устраиваемых клубом вечеров употребляются- под контролем всех членов клуба – в пользу нуждающихся русских политических эмигрантов …

7) Для заведования деньгами клуба избирается Совет Старшин, состоящий из пяти (-трех) лиц и избираемый сроком на три месяца Совет может быть смещен Общим собранием и до истечения срока, на который он был избран. Как равно данный состав Совета может быть выбран и на новый срок. Из своей среды совет избирает: Председателя, Казначея, библиотекаря и вообще распределяет между старшинами обязанности по заведованию клубом…

2) Сочувствие к освободительному движению удостоверяется членами клуба

– принято решение: 1) открыть подписку среди сочувствующих для образования специального фонда на издание общедемократической еженедельной иллюстрированной газеты «Власть народа в Нагасаках, Япония (под наблюдением НГСПНО-28 марта 1907)

ГА РФ. Ф. 5800. Оп. 1. Д. 1. Л. 14/

Из письма члена Клуба русских политических эмигрантов
в г. Нагасаки П.И. Кларка общему собранию (1907)

…Только постановка спектаклей дает возможность нашему клубу не только окупать стоимость расхода по найму помещения для него, отопления и освещения его, но и для выполнения главнейших целей клуба: дает возможность отправлять товарищей в Россию и содержать здесь тех товарищей, которые совершенно не имеют ровно никаких средств для существования. В виду этого клубом и было решено устраивать два спектакля в месяц. Еще не было примера, чтобы устраиваемый в Нагасаках спектакль давал бы менее 50 рублей чистой прибыли. Следовательно, постановка здесь 2‑х спектаклей в месяц давала бы ежемесячно не менее 100 руб. дохода…

ГА РФ. Ф. 5800. Оп. 1. Д. 1. Л. 64.

КИТАЙ

Харбинский Женский Патриотический Кружок*
Из письма вице-председателя
Харбинского Женского Патриотического Кружка В.Д. Лачиновой
Управляющему Китайской Восточной железной дорогой
(1906)

Действовавший в Харбине во время Русско-Японской войны Женский Патриотический Кружок в последнем своем заседании 22 ноября 1905 г. постановил оставшиеся неизрасходованными средства кружка внести в правительственное учреждение или в местный банк с тем чтобы на проценты с капитала учредить стипендии при местных ремесленных или технических училищах имени Харбинского Патриотического Кружка, определение числа которых и правила раздачи их представить особому Комитету, в составе депутатов от военного ведомства, от Управления дороги, администрации училища и друг. сословий и жителей Харбина, но чтобы первые вакансии были предоставлены сиротам убитых нижних чинов Русско-Японской войны, а затем уже и вообще беднейшему классу населения Харбина, Маньчжурии и Приамурского округа.

В распоряжение указанного Комитета поступает и квитанция хранящегося капитала с правом получения только процентов.

Стипендии для детей должны выражаться или только взносом платы за ученье, или кроме этого и содержанием в интернате, причем и то и другое вполне предоставляется усмотрению Комитета.

В силу означенного постановления в Харбинское отделение Русско-Китайского Банка было внесено 24.000 рублей в виде 4 % Госуд. Ренты, сохранная расписка на каковой капитал впоследствии, по эвакуации Своднаго Корпуса, была передана Вашему Превосходительству и названная рента перечислена банком на Ваш счет, на коем в настоящее время и хранится по «счету капиталов частных учреждений», достигнув, по наведенной справке с %% суммы около 34.000 рублей.

Состав Комитета, о коем говорится в вышеприведенной выписке из постановления Патриот. Кружка, указан был в приказе Главного Начальника Тыла от 25 февраля 1906 года № 217, а именно: Председатель – представитель военного ведомства полковник Кияшко /ныне генерал-лейтенант и Военный губернатор- Забайкальской области/, члены В.А. Романов /ныне покойный/ г-н Габриэль/ныне проживающий в Петрограде/, и по избранию кружка – купец 1‑й гильдии Попов и нижеподписавшаяся – жена инженера В.Д. Лачинова.

… У меня, как единственной постоянной старожилки Харбина из числа вышеперечисленных членов Комитета, и как у лица, принимающего близкое участие в делах Харбинского Благотворительного Общества и хорошо знающего его нужды возникла мысль обратиться к Вашему Превосходительству с нижеследующим ходатайством:

Благотворительное Общество, воспитывая в Приюте мальчиков, лишено возможности – по неимению средств – обучать их какому либо ремеслу, а между тем такое обучение при невозможности дать им надлежащее общее образование, было бы разумеется, наилучшим выходом в одном из самых труд. вопросов приютского дела и много способствовало бы тому, чтобы питомцы Харбинского Приюта выходили из него подготовленными к предстоящей им трудовой жизни и будущим и полезными гражданами.

– Такое обучение стало бы возможным при передаче … Об-ву вышеназванной суммы 343.0090 рублей.

– Не намечая пока даже в общих чертах подробностей этого обучения и лишь упоминая, что его, быть может, удалось бы связать с существующими техническими классами при Главных Харбинских мастерских или с другими подобными классами, я беру на себя смелость только доложить Вашему Превосходительству, что при таком назначении памянутаго капитала была бы выполнена воля патриотического Кружка, а кроме того было бы сделано поистине большое дело для многих и многих детей – сирот и бездомных….

 

* Женский Патриотический кружок в Харбине действовал под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Александры Федоровны Председательница – А.В. Надарова (жена генерал-лейтенанта Надарова). Прекратил свою деятельность 25‑го ноября 1905 г.

ГА РФ. Ф.608. Оп.1. Д.50. Л. 1–9. (текст приводится без исправлений)

Л.Д. Троцкий в эмиграции
Из книги И. Дойчера
«Троцкий. Вооруженный пророк. 1879–1921 гг.»

Исаак Дойчер – известный историк, журналист и политолог, крупнейший специалист по проблемам Советского Союза и коммунистического движения, автор целого ряда исторических и социологических исследований. Дойчер лично знал и восхищался Троцким.

 

…У кого призыв к европеизации звучал естественнее, чем у Tроцкого? Троцкий больше любого другого эмигранта имел право зваться «европейцем». Большинство эмигрантов жили в замкнутых кружках, погруженные в российские дела, изолированные от окружающей жизни в странах проживания. Совсем не так было с Троцким. С приспособляемостью и восприимчивостью странствующего еврея – хотя ни в коем случае мы не хотим сказать, что это исключительно еврейские качества, – он чувствовал себя как дома в большинстве европейских стран, страстно отдавался местным делам, говорил и писал на местных языках и участвовал в местных рабочих движениях….

…Он превратил свои дружеские связи в политическое преимущество. В «Neue Zeit», ежемесячном журнале Каутского, и его же влиятельном социалистическом ежедневнике «Vorwarts» Троцкий выступал как представитель русского социализма и объяснял его внутренние противоречия со своей точки зрения. То, что он находился вне враждующих русских фракций, привлекало к нему немцев, которые не могли разобраться в сложных спорах российских социалистов и не желали ввязываться в них. Троцкий писал в недогматичной, увлекательной европейской манере и нравился немецким читателям, как ни один другой русский социалист. С другой стороны, его немецкие друзья время от времени писали статьи в его русской эмигрантской газете и помогали ей остаться на плаву – немецкая социал-демократическая партия по-прежнему была «матерью, учителем и живым примером» для всех российский социалистов…

В течение следующих семи лет, вплоть до начала Первой мировой войны, Троцкий жил в Вене. Его дом в Вене, пишет русско-американский социалист, навещавший его в австрийской столице в 1912 году, был домом бедняка, беднее, чем дома обычных рабочих. В трех комнатах на рабочей окраине скудной мебели не хватало для удобства. Он одевался слишком дешево, чтобы иметь вид «пpиличного» человека в глазах венского мещанина. «Зайдя к нему, я застал госпожу Троцкую за домашней работой, причем два милых светловолосых мальчугана старательно ей помогали. Единственное, что радовало глаз в их доме, это груды книг в каждом углу»!. Возможно, у гостя сложилось несколько преувеличенное представление о бедности семьи. Tpoцкие жили лучше большинства эмигрантов, хотя и очень скромно, и порой, как будет сказано ниже, действительно нуждались. На протяжении этих лет Троцкий, вспомнив свой старый псевдоним Антид Ото, состоял венским корреспондентом «Киевской мысли», популярной радикально-либеральной ежедневной газеты, и часто печатался по крайней мере в дюжине русских, немецких и бельгийских газет. Его зажиточные родители, растившие двух дочерей от первого брака и несколько раз навестившие его за границей, наверняка иногда помогали ему деньгами. ……Он поселился в Вене неохотно, после того как немецкая полиция отказала ему в виде на жительство в Берлине. Ему хотелось остаться на орбите немецкoгo социализма, а после Берлина Вена подходила для этого как нельзя лучше. Из Вены он наблюдал за столкновением немецких и славянских притязаний на Балканах….

…В октябре 1908 года он стал редактором так называемой венской «Правды». Эта малоизвестная газета издавалась с 1905 года «Шпилькой», небольшой украинской группой меньшевиков, и совершенно выдохлась к тому времени, как издатели предложили ее Троцкому в надежде, что он вдохнет в нее новую жизнь. Первые несколько выпусков под его руководством еще несли отпечаток украинской группы, но в конце 1908 года группа самораспустилась и оставила Троцкого полноправным хозяином газеты. Из-за недостатка средств он печатал ее очень нерегулярно – в первый год его редакторства вышло всего только пять номеров. Но издавать газету было легче, чем тайно переправлять ее в Россию. …Журналистские доходы Троцкого от других газет шли на финансирование «Правды». «Жена хорошо знала дорогу в ломбард, а я не раз распродавал букинистам книги, купленные в более обильные дни», чтобы несколько пудов «Правды» наконец смогли переправиться через границу. Или Центральный комитет мощной немецкой социал-демократической партии давал редактору взаймы тысячу рублей, и тогда он расплачивался с некоторыми кредиторами, госпожа Троцкая возвращала из ломбарда кое-какие вещи, а «Правда» на пару месяцев получала возможность регулярно выходить каждые две недели. Потом промежутки между выпусками вновь начинали удлиняться, две недели превращались в месяц, потом в три месяца, пока, наконец, шаткое финансовое положение газеты временно не восстанавливала какая-нибудь скромная субсидия латышских социалистов или других доброжелателей. Весь 1909 год Троцкий напрасно добивался помощи от центрального комитета русских социалистов, где большинство составляли большевики. Ленин соглашался помочь, но только на том условии, что Троцкий сделает соредактором посланца от ЦК. Поскольку Троцкий не желал принимать его условие, Ленин запретил своим сторонникам печатать «Правду» в женевской типографии большевиков, кроме как на чисто комм