airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home О нас пишут Б. Соколов. "Новое о Тамбовском восстании"

Б. Соколов. "Новое о Тамбовском восстании"

21.08.2018
Рецензия на книгу "Тамбовское восстание 1920-1921 гг.: Исследования, воспоминания, документы". Под ред. И сост. А.В. Посадского. М.: АИРО-XXI, 2018. 320 с., илл.
Новая книга в серии «Эпоха революций в России. XX век», вышедшая под редакцией Антона Посадского, посвящена самому известному антикоммунистическому крестьянскому восстанию эпохи гражданской войны – тамбовскому, под руководством А.С. Антонова. Она представляет собой сборник статей и документальных публикаций.


Пензенский историк Виктор Кондрашин освещает историографию Антоновского восстания. Он отмечает, что в последние годы по «Антоновщине» было введено в оборот много документальных материалов, хотя лакуны еще остаются. Тамбовские историки Дмитрий Иванов и Михаил Богданов публикуют мемуары неизвестного эмигранта о Тамбовском восстании из коллекции Солженицына, с подробными комментариями. В них отмечается, что значительная часть мемуаров анонима (в тексте он упоминается как «Филиппыч»), по своей позиции близкого эсерам, основана на литературных источниках, тогда как при описаниях основных событий в Знаменской волости наблюдается странная для очевидца забывчивость хорошо известных, по крайней мере, местным краеведам, фактов. Общий же вывод рукописи сводится к тому, что «только крепкий союз крестьян и рабочих мог бы в первые годы свергнуть советскую власть, этого не произошло». Вообще, упор в сборнике сделан на публикацию и анализ воспоминаний. Так, независимый исследователь из Тамбова Маргарита Зайцева публикует мемуары неизвестного повстанца из архива Тамбовского УФСБ. Там, в частности, описываются бои повстанцев с красными на раннем этапе восстания. Зайцева также публикует воспоминания уполномоченного Главархива по Тамбовской губернии Н.Н. Терновского, фрагменты доклада уполномоченного секретно-оперативного Г. И. Мальчевского и мемуары эсера «Ефремыча» «Тамбовские крестьяне и власть». Кроме того, она составила «Биографии командного состава Повстанческой армии» и атрибутировала и впервые опубликовала фотографию А.С. Антонова и известного тамбовского эсера В.Е. Рысцова, датированную 7 января 1906 года. Это позволяет предположить о наличии связей Антонова с эсерами уже в 1905 году, а не в 1907-1908 годах, как предполагалось ранее. Дмитрий Иванов, напротив, дает краткие биографии красных командиров – кавалеров ордена Красного Знамени, участвовавших в подавлении антоновского восстания.
А.В. Посадский публикует воспоминания мамантовского офицера, есаула Ю.С. Борчевского о тамбовских крестьянах, белого офицера А.И. Терского об антоновцах, и коммунистки М.С. Сейфи «6 дней в плену у Антонова», а также подборку свидетельств о Тамбовском восстании, собранную краеведом Виктором Поляковым. Саратовский историк Алексей Булгаков рассматривает мемуарные источники об Антоновщине на территории Балашовского уезда Саратовской губернии. Тамбовский исследователь Николай Токарев рассматривает Тамбовское восстание в воспоминаниях победителей. Он подчеркивает, что они всячески принижали личность Антонова, называли его авантюристом, уголовником и дегенератом, и делали упор на зверства антоновцев, игнорируя такое же поведение красноармейцев. Так, цитировался рассказ одного из идеологов антоновского восстания И.Е. Ишина в изложении чекиста Е.Ф. Муравьева о казни красноармейца: «Кричал он, ох кричал, мать честная. И то сказать: пила была тупая да ржавая, ею нешто сразу перепилишь… Да и шея не дерево, пилится неудобно…» Разумеется, расстрелянный к тому времени Иван Егорович ничего опровергнуть уже не мог. Характерно, что сообщения о зверствах антоновцев появляются только после подавления восстания, но не фигурируют в материалах судебных процессов. Что не означает, конечно, что антоновцы не осуществляли террора, но ставит под вопрос некоторые его садистские атрибуты. Токарев также отмечает, что даже над воспоминаниями старожилов, записанными уже в сравнительно свободные времена, довлела внутренняя цензура советского времени, предписывающая изображать антоновцев как бандитов.
Тамбовский историк Валерий Канищев исследует основные этапы политической биографии Антонова и приходит к выводу, что «последние месяцы политической биографии Антонова еще раз подчеркнули его полную зависимость от настроений крестьянства, которые он не мог «разогреть». Успехи его деятельности достигались тогда, когда он улавливал подъемы аграрной революции».
Тамбовский историк Владимир Безгин в статье «Коммунисты vs Повстанцы. Когда террор одного цвета» делает вывод о том, что террор в ходе Тамбовского восстания «был красным с обеих сторон. Если под данным цветом понимать революционный террор, осуществляемый под социалистическими лозунгами, то он был присущ и коммунистам, и повстанцам. Другой вопрос, что идеал общественного устройства существенно отличался, но те и другие воспринимали происходящее как революцию».
Тамбовский исследователь Андрей Литовский на основе архивных материалов рассматривает существующие мифы вокруг использования против повстанцев Тамбовщины химического оружия и приходит к выводу, что пока что достоверно известно о трех таких случаях с использованием 56 химических снарядов, что по меркам химической войны – капля в море. Он справедливо полагает, что цель применения химических средств была прежде всего демонстрационной с целью оказания на повстанцев психологического воздействия. В то же время, Литовский заключает, что о подлинном масштабе использования химических снарядов можно было бы судить на основе их сдаточных ведомостей, что позволило бы точно установить, сколько именно химических снарядов было использовано против повстанцев. Однако такие ведомости пока что в архивах не обнаружены.
Тамбовский историк Владимир Дьячков в очень интересной статье «Белые, красные, зеленые: истоки и сравнительная социография активистов гражданской войны в России. Тамбовская губерния в революции 1917 года и Гражданской войне: особенное в общем» исследует историко-демографические аспекты Тамбовского восстания. В частности, в качестве его отдаленного последствия он рассматривает тот факт, что в тех 14 сельских районах Тамбовской области, которые были связаны с антоновщиной, доля призывников, погибших в Великую Отечественную войну, составила в среднем 58,2%, тогда как в 9 районах, где восстания не было – только 44,4%.
Московский исследователь Николай Кривошеин и тамбовский исследователь Вадим Николашин описывают ситуацию 1917-1921 годов соответственно в Лебедянском и Козловском уездах, население которых не принимало массового участия в антоновском восстании.
Украинский исследователь Юрий Кравец верно атрибутирует фотографию, на которой, как традиционно считалось, были изображены тамбовские повстанцы в 1921 году. Он убедительно доказывает, что на самом деле фотография сделана в 1919 году, и изображены на ней не антоновцы, а червонные казаки.
В целом сборник во многом дополняет и расширяет наши представления о Тамбовском восстании в самых различных аспектах.


http://rgolos.org/novosti/b-sokolov-novoe-o-tambovskom-vosstanii/#more-1463

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Заказ книг

Ваша корзина пуста