airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home О нас пишут Статистика на крови

Статистика на крови

ngТройки и двойки большого террора

Андрей Мартынов

 

Немецкие историки Бернд Бонвеч и Марк Юнге выбрали крайне неудачное название для своей книги. Они описывают события, связанные с осуществлением недоброй памяти секретного приказа НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года («Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов»), который стал основой Большого террора. В то время как слова «большевистский порядок» более применимы к событиям, последовавшим непосредственно после падения меньшевистского правительства Грузии в 1921 году или же ко всему периоду существования в Тбилиси коммунистического режима (1921–1991).

Тем более название сборника – перифраза слов из выступления Лаврентия Берии на собрании актива тбилисского горкома КП(б) Грузии 10 июля 1937 года, также не относящихся напрямую к репрессиям: «Необходимо сейчас навести большевистский порядок в деле правильного использования колхозной земли».

В остальном книга производит впечатление обстоятельного труда. Ученые впервые в исследованиях, посвященных Большому террору, подошли к проблеме комплексно. Помимо приказа

№ 00447 они рассмотрели последствия двух других проходивших в это время операций – репрессий по «национальным линиям» и социальной чистки (деятельность «милицейских» троек). «Национальная» операция осуществлялась в отношении иностранцев, проживавших в Советском Союзе, а также представителей национальных меньшинств, а «милицейские» тройки, которые первоначально были направлены против «уголовных и деклассированных элементов», в этот период репрессировали шире – всех «социально враждебных элементов». Напомню, что они являлись инструментом внесудебных карательных инстанций.

Интересно, что если тройка, как правило, состояла из начальника управления НКВД (или его заместителя), областного (или краевого) прокурора и главы управления (или отдела) милиции, то «национальную» операцию вообще осуществляла двойка – прокурор республики вместе с народным комиссаром (министром) внутренних дел.

Приводимая авторами статистика довольно печальна и кровава. На основании приказа № 00447 в Грузии было осуждено с 11 августа 1937-го по 11 октября 1938-го 21 107 человек, из них к высшей мере наказания – 10 534 (52,5%). Согласно данным по «национальной» операции, с сентября по октябрь 1938 года подверглись репрессиям 495 человек, из них по «1-й категории» (расстрел) 115 человек (23,2%). Даже относительно «вегетарианские» «милицейские» тройки (как правило, осуждали на срок до шести лет) с августа 1937-го по ноябрь 1938-го вынесли обвинительный приговор 2 204 человекам, в том числе одному – к расстрелу. Это неполные цифры. Так, данные по «национальной» операции приведены за месяц. Не все сохранилось.

Из особенностей репрессий в советской Грузии назовем высокий уровень людей со средним и высшим образованием – 68% от общего числа осужденных.

Также среди репрессированных был высок уровень «своих» – членов Коммунистической партии и комсомола. Только по приказу

№ 00447 их число составило 3 573 человека, из них 2 896 (60,8%) расстреляно. В то время как среди меньшевиков – политической элиты свергнутого независимого правительства – репрессировали всего 2 991 человека (из них 1 366 расстреляли), а так называемых карателей (чинов полиции и жандармерии) 133, из которых 34... коммуниста. Обычный термидор – как говорил Жорж Жак Дантон: «Революция пожирает собственных детей».