airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home О нас пишут Долг Оболенского, выбор Голицына

Долг Оболенского, выбор Голицына

vpk Арсений Гришин

И.Н. Гребенкин. «Долг и выбор: русский офицер в годы мировой войны и революции. 1914–1918». Москва, АИРО-XXI, 2015.

Книга посвящена исследованию офицерского корпуса Российской армии как социальной группы и профессионального сообщества в условиях социально-политического кризиса периода Первой мировой войны и революционных событий 1917 года. На основе широкого круга источников автор анализирует характер и направленность социально-политической эволюции офицерства в условиях разложения и слома старой армии в 1917-м – первой половине 1918 года. Скрупулезно отслеживаются динамика его социального и политического облика в этот период, процессы трансформации взглядов и мотивации политического выбора и поведения с началом революционного переустройства государства и развития гражданского конфликта.

В предисловии автор обращается к интересной цитате. «Я понял одну вещь: есть профессиональные военные, которые никогда не станут «вояками», а есть обыкновенные люди – «вояки» по натуре». Эта простая, на первый взгляд, мысль принадлежит человеку, имевшему право судить о предмете. На страницах самой горькой своей книги «Странное поражение», посвященной военному краху Франции в 1940 году, ее мимоходом высказал Марк Блок – один из классиков мировой исторической мысли, офицер-фронтовик в Первой мировой войне и герой французского Сопротивления во Второй, интеллектуал, воин, антифашист.

Нам, живущим в современном мире, вооруженные силы часто представляются тем государственным институтом, который уже самим фактом своего существования решает проблему национальной обороны и гарантирует суверенитет страны. Между тем слишком распространены в мировой истории примеры, когда армии могущественных держав в момент необходимости оказывались неспособны к упорной борьбе с внешним противником. И были уж вовсе непригодны в качестве опоры власти, если опасность угрожала государству изнутри. Ответить на вопрос «Почему?» определенно не удастся, если мы не откажемся от представления об армии как об изолированном, самодостаточном звене государственной структуры и не обратимся к его социальной и антропологической сущности – конкретным людям, чьим делом стала не просто военная служба как род занятий, но настоящая война – цивилизационный катаклизм, который непременно ставит человека и гражданина перед необходимостью выбора – этического, нравственного, общественно-политического.

Опыт социальной истории России XX века, где проблемы политики и общественной жизни столь тесно переплелись с войнами и вооруженной конфронтацией, предлагает исследователю особенно «горячий» материал для осмысления роли и места армии и военных профессионалов в жизни государств и народов. Среди социальных типов, способных представить историю нашего Отечества в его судьбоносные моменты во всех противоречиях и крайностях, «русский офицер», вероятно, окажется в ряду самых знаковых, но одновременно схематичных и мифологизированных фигур. Тем не менее без его участия не удается представить грандиозные события Первой мировой войны и трех русских революций, равно как невозможно оценить однозначно тот вклад, который русское офицерство в них внесло.

В течение десятилетий в общественном сознании этот образ пережил несколько ипостасей. Первоначально «старый», «царский», «белый» офицер являлся одним из символов прежнего строя, обанкротившегося, потерпевшего историческое поражение и поэтому безвозвратно ушедшего в прошлое. Тем не менее нельзя утверждать, что в советский период он являлся фигурой умолчания. Даже в 20–40-е годы далеко не все офицеры царской армии перешли в категорию «бывших», оставаясь для соотечественников как минимум современниками. Люди в офицерских погонах императорской армии неизменно становились героями произведений советских писателей – Алексея Толстого, Михаила Шолохова, Михаила Булгакова, подчеркивая их значимость для своего времени.

Спустя полвека «старый» (и тесно с ним связанный «белый») офицер окончательно превратился в фигуру, принадлежащую истории, но продолжал будоражить воображение потомков, понимавших ушедшую эпоху уже весьма условно. В течение двух послереволюционных поколений общество в основном изжило память о классовой вражде и все более было расположено искать признаки преемственности имперскому прошлому. На этом фоне особенно притягательным становился образ русского офицера – защитника Отечества, но не носителя социальной розни. А интеллигентные внуки нижних чинов и выходцев из податных сословий теперь определенно были склонны идентифицировать себя с «поручиком Голицыным» и «корнетом Оболенским». Данный феномен стал лишь одной из примет той противоречивой эволюции, которую переживало массовое сознание населения нашей страны на излете советской эпохи.

Все эти тенденции по-своему отразились на процессе научного изучения российского офицерства. Закономерный рост интереса к нему пришелся на постсоветские годы, и поэтому направление не избежало влияния общественно-политической конъюнктуры, прежние стереотипы сменились новыми, которые при внимательном рассмотрении представляют собой лишь противоположно понимаемые и толкуемые старые.

Обращение к офицерской тематике, особенно в связи с Первой мировой войной и революционным переворотом в России, нередко становилось для авторов поводом к тому, чтобы позиционировать себя в отношении событий и конфликтов столетней давности.

Отчасти по этим причинам в работе над данной книгой помимо чисто исследовательских целей преследовалась еще одна, особого рода – отказаться от всевозможных ставших привычными политизированных апологий и житейских штампов, увидеть в российском офицерстве не схему, обусловленную традицией и институциональным статусом, а сообщество, в котором отразились проблемы модернизации страны начала XX века.

Настоящее издание представляет собой новый, переработанный вариант монографии «Русский офицер в годы мировой войны и революции. 1914–1918 гг.», выпущенной в 2010 году ограниченным тиражом издательством Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина. В новой редакции использованы многие научные и документальные публикации, увидевшие свет накануне и в год 100-летия начала Первой мировой, что позволило развить некоторые сюжеты и итоговые положения исследования.

Автор ищет и находит исторические корни того, что в дальнейшем стало наполнением понятия «русский офицер». Для примера: «В целом офицерский корпус на этапе отбора формировался из двух групп кандидатов – выходцев из служилого дворянства, для которого военная служба оставалась традиционным приложением сил и способностей и источником достатка, и представителей иных сословий, которые помимо прочего, делая военную карьеру, получали возможность продвижения по социальной лестнице. Вливаясь в офицерское сообщество, все они воспринимали ценности и идеологию своей корпорации и становились их носителями в куда большей степени, нежели интересов того общественного слоя, из которого они происходили. Именно представители этой группы имели более выраженную социальную мотивацию своего профессионального выбора и служебного рвения, так как в их основе способности и энергия часто сочетались с амбициями и болезненным желанием вырваться из унизительных пределов, определенных невысоким сословным положением».

Книга будет полезна любому человеку – и как просто интересные исторические исследования, и как некий свод понятий, формирующий в человеке представления о долге, чести и достоинстве.

Подробнее: http://www.vpk-news.ru/articles/28613

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Заказ книг

Ваша корзина пуста