airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home О нас пишут Донская против Красной

Донская против Красной

Борис Соколов

А. В. Венков «Донская армия в борьбе с большевиками в 1919–1920 гг.». М., АИРО-XXI, 2014, 440 стр.

Venkov donskaja armija
Новое произведение известного ростовского историка Андрея Венкова является продолжением его книги «Атаман Краснов и Донская армия. 1918 год» (М., «Вече», 2008). Теперь автор рассматривает борьбу донцов с красными в решающих сражениях Гражданской войны в 1919–1920 годах. Он указывает, что Донская армия – вооруженные силы недолго существовавшей демократической республики Всевеликое войско Донское, созданные восставшими против большевиков казаками и офицерами. Она стала наиболее многочисленной армией Белого Юга в его противостоянии с Красным Севером.

В книге дана характеристика боевых действий донцов в составе Вооруженных сил Юга России Деникина и Русской армии Врангеля. Основываясь на архивных документах и мемуарах, автор рисует яркие картины боев. Подробно описывается знаменитое Вешенское восстание. Именно господство большевиков в течение нескольких месяцев на Верхнем Дону в конце 1918 – начале 1919 года познакомило донских казаков со всеми прелестями советской власти, с террором и расказачиванием. И это не только спровоцировало мощное восстание, в значительной мере предопределившее поражение красных войск в весенне-летней кампании на Юге России, но и заставило донцов стойко сражаться до самого конца.

В отличие от них кубанцы не имели столь длительного опыта знакомства с советскими порядками, что во многом обусловило разложение их частей в конце 1919 – начале 1920 года и поражение Вооруженных сил Юга России. Однако одни казаки победить в Гражданской войне не могли. К тому же, как считает Венков, 15–18 процентов от общего числа боеспособных донских казаков служили в Красной армии. На ее стороне сражалось и подавляющее большинство иногороднего населения Дона и Кубани, которое по численности не уступало местному казачьему. Как подчеркивается в книге, «казаки Юга России – донские, кубанские, терские, составлявшие примерно 2 процента населения страны, стали основным источником живой силы южной контрреволюции... Но аграрная экономика Юга и казачьих областей в том числе не шла ни в какое сравнение с промышленной мощью Центральной России с ее тульскими оружейными заводами. У казаков практически не было оружия собственного производства, начиная с шашек, златоустовских и золлингеновских, и кончая тяжелым вооружением, орудиями, танками, аэропланами, бронепоездами. Использовалось оружие либо дореволюционных времен, либо трофейное, либо поставленное иностранцами. Это во многом предопределило исход войны».

Надо заметить, что все-таки главной причиной поражения белых армий стала неспособность выдвинуть политическую программу, понятную и привлекательную если не для большинства, то хотя бы для значительной части населения бывшей Российской империи. Ведь первоначально, вплоть до капитуляции Германии, белые вожди пытались привлечь народ к борьбе против большевиков под лозунгами верности союзникам по Антанте и продолжения войны против Центральных держав до победного конца. После завершения Первой мировой никаких внятных лозунгов, кроме созыва после победы Учредительного собрания, которое и должно установить форму правления и порядок в России, белые не предложили. На стороне красных, по крайней мере передавших землю крестьянам, хотя и присваивавших плоды их труда, выступали крестьяне-бедняки и сельхозрабочие, составлявшие до трети населения страны, а также неквалифицированные рабочие и другие слои городского населения, кого привлекла идея уравниловки. За белых же было только большинство офицерства (хотя некоторая его часть и, как показал опыт Гражданской войны, вполне достаточная для победы, служила в Красной армии, пусть зачастую и не добровольно), основная масса казаков, а также значительное число учащейся молодежи. В результате тех, кто готов был воевать за красных, оказалось на порядок больше. Венков приводит план командующего Донской армией генерала Владимира Сидорина, который полагал необходимым погодить с походом на Москву, а сначала обустроить тыл Белого Юга и провозгласить аграрную реформу в масштабах всей России, чтобы привлечь на свою сторону крестьян, страдавших от советской продразверстки. Однако предложение Сидорина, поддержанное донскими генералами, не было услышано Деникиным. Отсутствие массовой базы погубило белых в гораздо большей степени, чем нехватка вооружений. Тем более что иностранная помощь, включая передовую военную технику, достаточно исправно поступала из-за границы, пока армия Деникина одерживала победы. Другое дело, что многое из поставленного активно разворовывалось интендантами и самими казаками. А плохая работа тыла зачастую не позволяла вовремя доставить на фронт остро необходимое вооружение, в том числе новейшие самолеты и танки.

Коллаж Андрея Седых

Фактически борьба Донского и других казачьих войск против большевиков, как хорошо показано в книге Венкова, напоминала борьбу национальных государств, поскольку казаки осознавали себя в качестве субэтноса, отличного от русских и украинцев. Именно национальные армии, свидетельствует опыт Гражданской войны, оказались наиболее эффективны в борьбе с Красной армией. Ее поход в Европу остановило поражение от Польши в 1920 году. Однако население области Войска Донского, как и других казачьих земель, по численности многократно уступало польскому и не обладало такими ресурсами для борьбы.

Одну из причин поражения Донской армии и вместе с ней всех белых на Юге России Венков видит в том, что «армия так и не сформулировала своей единой общей цели. Верхи казачества и, естественно, высший командный состав армии хотели получить автономию в России, освобожденной от большевиков, а низы готовы были помириться с большевиками при условии неприкосновенности донских границ. По большому счету это было желание отделиться от Советской России (поскольку в победу белых над большевиками в масштабах всей страны казаки в массе своей не верили). Так присущее всем крестьянским армиям нежелание уходить от своей земли толкало донцов на путь сепаратизма». Соответственно большинство бойцов оказались настроены на борьбу оборонительную, в той ситуации заведомо обреченную на поражение.

Однако спорным представляется вывод о том, что «за годы Первой мировой и Гражданской войн выковался контингент практически универсальных бойцов. Казачья конница, составленная в основном из ветеранов Первой мировой, в Гражданской войне проявила свои лучшие качества. Но казачья пехота, состоявшая из людей старших возрастов и подростков, то есть бойцов, не имевших военного опыта, несла огромные потери». Эти данные противоречат тезису о казаках как «универсальных солдатах». Их пехота действительно оказалась слабой, а кавалерия хорошо сражалась только на родных казачьих землях. Характерно, что когда корпус Мамонтова отправился в рейд далеко за пределы казачьей территории, он по возможности избегал столкновений с частями Красной армии, а больше занимался грабежом складов, что отнюдь не способствовало укреплению его боеспособности. Обремененный обозами с награбленным добром, он вынужден был уклоняться от столкновения с крупными силами противника. К тому же казаки стремились побыстрее увезти добычу домой, на Дон, не думая о том, как это может сказаться на исходе войны. С другой стороны, донские казачьи части в отличие от кубанских сохранили боеспособность до самого конца во многом потому, что имелись выборные Войсковой круг и правительство, тогда как кубанские части после разгона Деникиным Кубанской рады в своем большинстве боеспособность утратили.

Подавляющее большинство донских казаков, доказывает историк, «если и смирились с большевиками, то формально. Большевики это знали. Преследование казаков продолжалось. И те, оказавшись припертыми к стене, срывали маску смирения». В книге приводятся показания бывшего командира Еланского повстанческого полка Ивана Голицына, данные сразу же после ареста в 1929 году: «Я не проститутка, чтобы сообщать ОГПУ известную мне к/р деятельность моих знакомых. Я считаю себя врагом советской власти, никакой пользы я ей не приносил, помимо активной борьбы с ней как в прошлом, так и в настоящем».

Борис Соколов

Опубликовано в выпуске № 18 (584) за 20 мая 2015 года

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/25271

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Заказ книг

Ваша корзина пуста