airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home О нас пишут Неудачливый романтик

Неудачливый романтик

посев
Генерал-дипломат между Врангелем и Хорти

"Посев". № 1, 2014.

Алексей фон Лампе – военный агент барона Врангеля в Венгрии. – М.: АИРО-XXI, 2012. – 536 с.

Андрей Мартынов

fon LampeЗа минувшие десятилетия вышло много книг по истории Русского Зарубежья. Тем не менее, в общественном сознании эмигранты в основном ограничиваются «джентльменским набором» общеизвестных персоналий: Бунин и Набоков, Деникин и Врангель, Сикорский и Зворыкин.

Алексей фон Лампе (1885 – 1967) в их число, увы, не входит. А ведь генерал-майор прожил долгую и интересную жизнь, достойную не только научной биографии, но и популярного исторического фильма.

Алексей Александрович был боевым офицером, профессионалом. Участвовал в русско-японской и I Мировой войнах. Имел ордена Св. Анны IV степени, Св. Владимира IV степени и Георгиевское оружие – награды, выручавшиеся за личную храбрость. В годы Гражданской занимался вербовкой и пересылкой офицеров на юг, к Деникину, служил в Добровольческой армии, а затем вел дипломатические переговоры о помощи белогвардейцам. К сожалению, история контрреволюционного подполья и белой дипломатии в годы войны еще не восстановлена.

Дипломатом Лампе оставался и после поражения белых. Сборник документов и материалов, вышедший под редакцией венгерского исследователя Аттилы Колонтари, воссоздает процесс переговоров Алексея Александровича, которые он вел по приказу генерал-лейтенанта Петра Врангеля, в Будапеште. Фон Лампе добивался права размещения части русских беженцев в Венгрии и оказания им материальной помощи. Нужно учесть, что нашему герою импонировал Будапешт, подавивший в 1918 году инспирированный большевиками переворот. Он даже не исключал для себя службу в венгерской армии.

Генерал прибыл в Венгрию в марте 1921 года. В приводимых в сборнике документах фон Лампе подчеркивается, что официальные власти отнеслись к нему чрезвычайно благожелательно («любезно свыше всякой меры»). А общался Алексей Александрович не только с депутатами, министрами или премьером, но и с главой страны контр-адмиралом Миклошом Хорти. Последнего фон Лампе характеризовал как «сильного, по-видимому, честного роялиста, он борется и боролся честно и идейно, как боролся Корнилов и Деникин».

Тем не менее, миссия завершилась без результата. И даже не потому, что поручение изначально было плохо продумано и слабо подготовлено, а многое в назначении Лампе было организовано экспромтом, без дополнительных инструкций.

Все-таки Хорти воспринял ее положительно и прямо говорил генералу, что «с его точки зрения желательно было бы принять в Венгрию всю армию», а в лице Врангеля просто видел «своего человека», ведь «теперь только Венгрия и Россия знают, что такое большевики».

Дело в том, что в результате поражения Будапешта в Первой мировой войне страна по Трианонскому договору (1920 г.) лишилась примерно двух третей своей территории и была не самостоятельна в принятии многих решений. Как невесело шутил Хорти, любой офицер Антанты имел больше власти, нежели он... Немногим из того, что удалось добиться Алексею фон Лампе, было размещение 250 солдат и офицеров Русской армии генерала Врангеля, а также выделения денег инвалидам-эмигрантам.

Из Венгрии осенью 1924 года Алексей Александрович перебрался в Германию. Он возглавил местный отдел крупнейшей военной организации эмиграции – Русского общевоинского союза. Издавал сборники «Белое дело» – ценнейший источник по истории Гражданской войны. Именно в них были впервые опубликованы знаменитые «Записки» Врангеля. Денег было катастрофически мало, и наш герой стал пробовать себя в кинематографе. И не только в качестве консультанта (в Веймарской республике снималось много фильмов на тему русской революции), но и в качестве актера. Да, вторым Иваном Мозжухиным или Михаилом Чеховым он не стал, но, тем не менее, был востребован.

К приходу нацистов к власти фон Лампе отнесся с недоверием, не без основания подозревая Гитлера в стремлении подчинить себе эмигрантские организации. Генерал полагал, что белые не должны защищать ничьих интересов, кроме своего отечества. В том числе и в изгнании: «отбоя не было... борьба продолжается». В свою очередь немцы также не доверяли генералу, арестовав его на три месяца по подозрению в шпионаже. Последнее было довольно странно, если учитывать, что фон Лампе принадлежал к правой части политического спектра эмиграции, и заподозрить его в связях с красными было сложно, да и более чем скромное состояние финансов (единственная дочь генерала Евгения умерла от «болезни бедных» туберкулеза) также исключала наличия каких-то дополнительных доходов. Как вспоминал Алексей Александрович, когда после прогулки тюремщик запирал за ним дверь, он всегда говорил ему «данке». Правда, вскоре Лампе изменил отношение к гитлеровцам, видя в них единственную на тот момент силу, способную уничтожить большевизм. То есть меньшее из двух зол.

Незадолго до нападения Германии на Советский Союз наш герой предложил главкому сухопутных войск генерал-фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу предоставить чинов РОВСа в войне против большевиков, одновременно выражая надежду, что «германская армия будет бороться не с Россией, а с овладевшей ею и губящей ее коммунистической властью совнаркома». Вскоре пришел формально-вежливый ответ: вы нам пока не нужны.

Когда генерал-лейтенант Андрей Власов начал формировать Русскую освободительную армию, Лампе отнесся к ней с недоверием – уж слишком левым казался бывший красный командарм, да и отношение к Белому движению не было им официально обозначено. Правда, Алексей Александрович признавал: «его мысли – это наши мысли». Впрочем, в конце войны он все же присоединился к Андрею Андреевмчу, став генерал-майором резерва ВС КОНР, а затем войдя и в состав самого Комитета. Несмотря на сохранившийся скепсис по отношению к власовцам после разгрома Германии старался их спасти от депортации в СССР.

Из Германии перебрался в 1950 году во Францию, продолжал участвовать в деятельности РОВСа, писал статьи. Умер в Париже.

Сложная жизнь. Но, все-таки счастливая. Да, чаще он проигрывал (Белое движение), да, выбор союзников был, мягко говоря, сомнительным (гитлеровская Германия). Но, он до конца оставался верным своим убеждениям. Когда-то генерал написал: «мы, белые, романтики и притом последние». Думается его ошибки следствие этого романтизма. Может быть, именно из-за романтизма Алексей фон Лампе не смог успешно провести переговоры и с венграми.

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Заказ книг

Ваша корзина пуста