airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home «Книжная лавка» Малькевич В.Л. Гражданская война в России (часть 1)

malkevich civil war 01Малькевич В.Л.
СОВЕТСКИЙ ПРОЕКТ: НАЧАЛО. В 3-х книгах. Книга 2 Гражданская война в России (часть 1) / Предисловие профессора Андрея Венкова. – М.: АИРО-XXI, 2019. – 512 с. : илл.

ISBN 978-5-91022-432-6

Цена
500 р.

Во второй книге трилогии рассматриваются основные проблемы истории Гражданской войны, представлены периодизация и хронология войны, раскрыты основные события на фронтах, дана характеристика противоборствовавших вооруженных формирований. Первая часть книги – событийная, приоритетное внимание уделяется не хронологическим локациям, а сущности процессов, повлиявших на реализацию советского проекта в дальнейшем. По-новому осмысливаются роль «третьей силы», сражавшейся за себя и против всех остальных, силовому противостоянию на национальных окраинах бывшей Российской империи.
Книга рассчитана на специалистов, студентов и широкий круг читателей.

 

 

 

АКТУАЛИЗАЦИЯ
ПРОШЛОГО
Изучение истории – это процесс непрекращающийся. Несмотря на то что вот уже, как минимум, полтора столетия – с середины или второй половины XIX века – рассмотрение прошлого претендует на научность, а значит – на доказуемость и верификацию исследовательских интерпретаций, ни одну из проблем минувших эпох нельзя посчитать абсолютно разобранной, закрытой и исчерпанной. Это касается как совсем давних времен, так и только что произошедших событий. Собственно, наверное, именно поэтому время от времени слышны голоса, призывающие не считать историю наукой – мол, что это за наука такая, в которой не существует каких-то общепринятых мнений и возникающие оценки рано или поздно обязательно пересматриваются?
Скорее всего, такой спор – наука история или нет – это тоже специфический и непременный атрибут нашего постижения прошлого, а перманентное перенастраивание фокусировки на то, что было и прошло, просто следует считать одной из специфических черт научного понимания истории. Гораздо более важным является другой вопрос – кто именно занимается подобной перенастройкой устоявшихся концепций? Если это заботит лишь профессионалов, то, по-видимому, здесь мы имеем дело с обычной поисковой мотивацией, свойственной абсолютно любой отрасли знания. Такая мотивация – вещь специфическая, но вполне естественная и даже необходимая для представителей корпорации историков. Но совсем другое дело, когда прошлое начинает волновать тех, кто не принадлежит к этой корпорации, но тем не менее считает необходимым высказаться по поводу событий, которые имели место в обозримой или не очень обозримой ретроспективе, и берется за это с позиций собственного опыта – как просто жизненного, так и профессионального. При этом отсутствие специального образования и отработанных навыков академического объяснения прошлого часто работает не во вред, а наоборот на пользу: люди, состоявшиеся в других сферах деятельности, демонстрируют не дилетантское, но вполне зрелое понимание исторических процессов.
Настоящая книга – наглядное тому подтверждение. Ее автор – Владислав Малькевич – высококлассный управленец, на пике своей карьеры занимавший фактически министерскую должность, руководя Федеральной службой по валютному и экспортному контролю, причем в непростой ситуации дефолта в конце 1990 х годов, в антикризисном кабинете Евгения Примакова. И если профессионал такого уровня вдруг с головой уходит в изучение Гражданской войны, полыхавшей век назад на просторах нашей страны, то, значит, по-видимому, ему есть что сказать по поводу этого трудного и тяжелого периода – именно как управленцу, специалисту по мобилизационному наведению порядка в такой деликатной сфере, как обслуживание «клапанов», через которые страна сообщается со всем остальным миром. Отсюда вполне закономерно, что пересобранная и перетолкованная Владиславом Малькевичем история Гражданской войны – это не только некая новая картина того, что пережила страна сто лет назад, но и своеобразная актуализация этого прошлого, а именно – опознание в исторической ткани неких констант национального социального бытия, которые проявляются всякий раз, когда наше общество оказывается в кризисной ситуации, о чем – если говорить о ситуации конца XX века – автор знает не понаслышке. И в этом смысле книга Владислава Малькевича может восприниматься как исторически обоснованное предостережение.
Важнейшее наблюдение на сей счет приводится уже на первых страницах книги, где автор размышляет об исторически присущей нашему обществу тяге к внутренним конфликтам. Действительно, нестроения и усобицы с большей или меньшей силой всегда проявлялись в истории России, и Гражданская война на заре советской эпохи здесь вовсе не исключение, а именно закономерное для этого кризисного времени явление. Совершенно очевидно, что в данном случае автор оценивает произошедшее в 1918–1920 годах сквозь призму того, что назревало, но, к счастью, не прорвалось в конце 1990 х годов. При всей условности и подчас некорректности исторических аналогий такое прочтение Гражданской войны, как минимум, заслуживает внимания, в том числе и со стороны профессиональных историков.
Аналогичным образом можно оценить и приводимую в книге поведенческую классификацию основных субъектов Гражданской войны – красных, белых и так называемой третьей силы. Фактически автор с опорой на богатый исторический материал говорит о трех моделях действий – победителей, побежденных и несостоявшихся – и делает это снова с оглядкой на то транзитное время, когда ему довелось быть причастным к определению реального политического процесса. Владислав Малькевич приходит к интересным выводам, которые почему-то именно в такой явственной и очевидной подаче не артикулируются академической наукой.
Так, он усматривает главную причину успеха победителей (красных) в их способности тонко улавливать доминирующий общественный запрос и работать на его реализацию в режиме предельной мобилизации, которая идет даже наперекор здравому смыслу, руководствуясь часто не логическими доводами, но интуитивными ощущениями. Два десятилетия назад страна чуть было не сорвалась в пропасть, но сумела удержаться на краю. Другое дело, что у победителей в гражданском конфликте не должно происходить «головокружения от успехов». У большевиков так не получилось – чувство реальности стало изменять им сразу же после слома сопротивления их противников. Этот важный урок необходимо усвоить тем, кто сегодня считает себя победителями и монопольными обладателями единственно правильного понимания сценария дальнейшего развития.
Не менее поучительным видится Владиславу Малькевичу и исторический опыт побежденных (белых). Исключительно метким представляется авторское наблюдение, что сам по себе легитимизм – во всяком случае, в российских реалиях – не является позицией безупречной и гарантирующей успех. Когда легитимизм становится догмой, оторванной от реальной жизни схемой, он создает опасную иллюзию, которая дезориентирует и в конечном счете обрекает на поражение. Постсоветская история также изобилует примерами, когда слепое следование штампам, в том числе правовым и даже конституционным, при отказе от учета реального социально-политического расклада элиминировало ту изначальную силу, какой априорно обладает любое укорененное в правовой культуре установление.
Наконец, поучителен и исторический опыт несостоявшейся альтернативы обеих основных противоборствовавших в Гражданской войне сил. В изображении автора «третья сила» в условиях внутреннего гражданского конфликта – это фикция, миф, поскольку эта «третья сила» неизбежно сталкивается с теми, кто в данный момент в наибольшей степени способен оседлать исторический вызов стране и ее будущему. К счастью, в наше время игры с «третьей силой» являются уже вчерашним днем. Они остались в 1990 х и, похоже, вряд ли снова будут повторены в том или ином виде.
Словом, книга представляет собой взгляд на прошлое не историка, но подлинного профессионала в другой области, и этот взгляд – в отличие от мнений многих, для кого работа с минувшим является их основным ремеслом, – оказывается не просто верным, но и актуально жизненным, демонстрирующим неразрывную генетическую связь между историей и современностью, а также дидактическое значение того, что было, для того, что мы переживаем сейчас. Именно таким и должно быть наше понимание истории.

Доктор исторических наук
профессор Андрей Венков