airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home АИРО-XXI Новости Проблема фальсификации и «исправления» прошлого

Проблема фальсификации и «исправления» прошлого

makarov_04-201027 апреля – в рамках подготовки к конференции по проблемам безопасности и сотрудничества в Европе прошло заседание Научно-методологического и экспертного совета Общественной Академии национальной безопасности, в котором принял участие генеральный директор НИЦ "АИРО-ХХI" А.Г. Макаров. Сделанный им доклад был посвящен вопросу "Проблема фальсификации и «исправления» прошлого при формировании национальных историй в постсоветских государствах".

Проблема фальсификации и «исправления» прошлого
при формировании национальных историй
в постсоветских государствах

Образ прошлого, история народа, общества или государственного образования во все эпохи были объектом и внимания правящих элит данной страны, и полем борьбы за видение, трактовку и формирование этого образа. И это, конечно, не случайно. Образ прошлого для современников и потомков несет, прежде всего, мировоззренческую составляющую, которая формирует и консолидирует (или размывает и дезорганизует) социум, этнос, государство. Средство воздействия на формирование этого образа очевидно и хорошо известно: экономический, финансовый или административный ресурс, направляемый властными структурами в культурно-интеллектуальную сферу социальной деятельности, в которой происходит поиск и выявление знаний о прошлом, отбор выявленного, его интерпретация и оформление в соответствующие образы и концепции, транслируемые в различные социальные и культурные страты страны. Осуществление задач создания и формирования соответствующего образа прошлого происходит посредством определенной, специфической социальной среды, включающей в себя несколько интеллектуальных и идеологических составляющих: научную (которая производит первичную историческую информацию и ее экспертную оценку), идеологическую (в которой определяются приоритеты решения мировоззренческих и идеологических задач по обеспечению стабильного управления социумом и его устойчивости к внешним воздействиям) и культурную (трансляции и закрепления исторических представлений в массовом сознании).

Следовало бы сразу отметить наличие, по крайней мере, двух независимых ресурсных источников, воздействующих на формирование «исторического пространства» нации, страны. С одной стороны это внутренние ресурсы, которыми располагает правящая элита, и ресурсы «внешнего мира», прежде всего тех стран и народов, а также экономических и политических международных сообществ, которые взаимодействуют с данной страной или даже выступают по отношении к ней конкурентами на межгосударственном поле. Следовательно, можно констатировать то важное обстоятельство, что одним из основных источников возникновения «конфликта» в описании того или иного периода исторического прошлого или его трактовки и интерпретации служит конфликт интересов государственных и национальных элит, а выливается в реальной жизнедеятельности в борьбу ресурсов, направляемых из разных источников на формирование «исторического пространства» того или иного народа. Однако, существует и иной источник возникновения конфликтов исторического знания: противоречия и борьба внутри самой руководящей элиты страны, в ходе которой в интересах той или иной части правящего слоя возникает необходимость ревизии образа прошлого в целях обоснования, оправдания, прикрытия тех или иных социально-политических действий, перераспределения экономических и властных ресурсов – изменение политического и социального курса.

Прежде чем перейти к анализу современного процесса формирования национальных историографий в государственных новообразованиях, рассмотрим некоторые характерные примеры из русской истории, которые связаны с радикальной трансформацией исторического представления о прошлом. Первый из них – возникновение религиозного раскола в русском народе в середине 17-го века, повлекшему серьезные последствия в историческом развитии страны на длительный период времени. Поводом к расколу послужила попытка реформирования церковного православного обряда Русской церкви для прагматических целей политики патриарха Никона. Последний планировал резко расширить влияние и вес Патриаршества и даже претендовал на определенное ограничение царской власти. С этой целью он решил опереться на авторитет Вселенских патриархов, для чего и задумал проведение церковной реформы для, якобы, «исправления» богослужебных книг и сближения на этой основе с Восточными церквами. Историки давно уже установили, что сама идея никоновского «исправления» богослужебных книг и обряда не имела под собой исторического основания, а строилась на текстах, исправленных и отпечатанных в относительно недавнее время, да еще под влиянием и при содействии католической церкви. Неожиданным следствием такой неосторожной попытки вмешательства в вопросы веры и совести русского народа через насильственное и в недостаточной мере обоснованное исправление «образа прошлого», которое, естественно, в то время затрагивало чувства основной массы русских, стало провоцирование глубокого народного протестного движения и длительного раскола русского социума.

В качестве второго примера можно привести факт из западно-европейской историографии, на которой мало обращают внимание. Если мы обратимся к истории формирования образа России в европейских исторических представлениях, то с удивлением увидим, что издавна и устойчиво наша страна называлась у европейцев Татарией (Великой Татарией, Тартарией). Возникает законный вопрос: почему возникло и утвердилось такое наименование, которое в самой Руси (Московии) не было известно и никем из жителей как самоназвание не применялось? На этом примере хорошо видна давняя европейская традиция «исправления» знаний и образов окружающих стран с тем, чтобы при этом создавать нужный для евроцентричного представления образ окружающей периферии, в самом названии которого уже вкладывается, в скрытом виде, конечно, негативный и подчиненный характер контактирующего с Европой народа, страны… Таким образом, используя свое культурное и цивилизационное превосходство, европейцы транслируют и внедряют в сознание культурных слоев периферийных стран представления о евроцентристском устройстве мира и соподчиненности и вторичности остальных стран мировой ойкумены.

Рассмотрим теперь некоторые вопросы современного формирования своей истории, образа своего прошлого в новообразовавшихся постсоветских государствах. В качестве примера можно рассмотреть «случай из жизни»: высказывания молодого представителя одной из Средне-Азиатских республик (студента-юриста!) в ходе одной из случайных бесед, имевшей место зимой 2010 года. Такой случай может быть интересен тем, что мы рассматриваем представления человека, родившегося и сформировавшегося в новых условиях, после распада Советского Союза почти 20 лет назад.

Кратко представления о прошлом своего государства и народа у молодого человека аккумулировались вокруг героического образа отца нации – эмира Тимура. При этом, во-первых, подчеркивались однородность и единство нации (сразу отметалась возможность того, что Тимур был «монголом», вопрос о его этнической принадлежности не подвергался сомнению. Антропологическая реставрация скульптора Герасимова, проведенная по его останкам после вскрытия могилы Тимура в 1941 г. в рассмотрение не принималась). Во-вторых, высказывания базировались на современных представлениях о нации и народе, которые вряд ли в какой-либо мере применимы к среднеазиатским реалиям шестисотлетней давности. В-третьих, четко прослеживалась линия на противопоставление благодатного и гармоничного существования в «золотую» эпоху отца нации Тимура последующему периоду деградации порабощения, связанного с приходом русских («колонизаторов»). Конкретно, последнее выражалось в высказывании, что грамотность в эпоху Тимура была чуть ли не поголовной (в каждом кишлаке по две школы!), а с приходом «русских» как раз и распространилась общая неграмотность. При этом вопрос о том, что эпоха Тимура и приход русских разделены временным промежутком в 400 – 500 лет, практически не воспринимался.

Сразу может возникнуть вопрос: а стоит ли делать какие-либо обобщения и выводы на таком исключительном, отдельном примере. Думается, что не только стоит, а вполне логично и закономерно. Мы видим, что подобные «исторические представления» не могут быть случайным следствием каких-то отдельных причин (все-таки собеседник – студент-юрист московского ВУЗа!), а является результатом формирования мировоззренческих и исторических представлений в определенной культурной и образовательной среде, возникшей в постсоветский период времени. Попробуем, поэтому, выделить некоторые характерные особенности такого «постмодернистского» сознания.

1. Первая особенность формируемого современного «исторического пространства» в постсоветских государственных новообразованиях связана, как нам представляется, с явно выраженной и быстро прогрессирующей архаизацией сознания. Оно опирается, с одной стороны, на отсутствие как самих систематических знаний о мире в его настоящем и прошлом (географии и истории), так и каналов доступа к этим знаниям, которые в предыдущую эпоху широко обеспечивались школьным образованием, библиотечной сетью, доступностью массовой литературы самого широкого профиля. С другой стороны, изменения в образовательной и культурной среде ведут к удалению рациональной основы знания об окружающем мире: способности к логическому мышлению, к восприятию окружающего мира и его проявлений в системной целостности, умение видеть и фиксировать причинно-следственные связи и закономерности… Можно ожидать, что со временем развитие таких тенденций в корне изменит характер и главные черты восприятия окружающего мира.

2. Не менее значима другая особенность – изменение социальной структуры общества в связи с его архаизацией и исчезновение из общего сознания одной из наиболее характерных сторон личности урбанистической цивилизации ХХ века – ее субъектности. В новых условиях для формирования сознания и «исторического пространства» более значимым становится не вопрос об источнике знания как такового (даже не важно – реального, достоверного или мифологизированного), а об авторитете. Вопрос об истинности представления, образа прошлого и авторитетность источника данного представления и знания в сложившихся условиях все более и более совпадают, а точнее, второе замещает первое!

Это означает, прежде всего, что вопрос выбора истинности того или иного конкретного представления переносится с отдельной личности (как это было выработано в рамках европейской культуры в эпоху Нового времени) на отдельные социальные страты или этнические группы, руководимые достаточно узким слоем элиты основываясь при этом на прагматические и текущие соображения Realpolitic.

В таких условиях искажения исторического знания, отдельные случаи его фальсификации или же масштабные, связанные с изменением тех или иных элементов коллективного представления социума и народа о своем прошлом становятся для социума и государства одним из эффективных и опасных средств нарушения их внутренней целостности, связности и устойчивости. Неосторожное или умышленное вмешательство в сложившееся пространство исторической памяти может приводить к самым неожиданным и радикальным последствиям. Соответственно, и меры возможного противодействия и защиты социальных и государственных структур должны прежде всего учитывать особенности как средств воздействия (прежде всего мировоззренческого и идеологического характера), так и тех для кого предназначены «защитные» действия. По большому счету, в случаях активного внедрения исторических фальсификаций и искажений не достаточно простых «опровержений» – подобные ответные действия, скорее всего, не будут адекватно восприняты теми, для кого они были бы предназначены. Требуется создать определенную среду, среду культурную, идеологическую, образовательную, в рамках существования которой только и можно рассчитывать на успешное противодействие современным методам «искажения» исторического знания, а если говорить прямо – боевым методам проведения современных идеологических диверсий и акций XXI века.

 

 

 

 

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Ulti Clocks content
board

Заказ книг

Ваша корзина пуста

Наши издания

Комната отдыха

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня616
mod_vvisit_counterВчера471
mod_vvisit_counterЗа неделю616
mod_vvisit_counterЗа месяц12993

Online: 15
IP: 54.80.102.170
,

Случайная новость

ФРАНЦУЗСКИЙ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ КОЛЛЕДЖ -- учебный год 2012/2013
Уважаемые коллеги!
Предлагаем Вам подробную программу цикла лекций по международному праву который ежегодно проводится Французским Университетским Колледжем.
Он пройдет 15, 16 и 18 марта 2013 г. в МГУ им.М.В.Ломоносова.