airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home АИРО-XXI Новости Г.А. Бордюгов и А.М. Рыбаков об уроках Е.М. Примакова

Г.А. Бордюгов и А.М. Рыбаков об уроках Е.М. Примакова

primakov logo26 июня – год назад ушел из жизни Е.М. Примаков. В газете "Трибуна" (24.06.2016 г.) вышла статья о значении его творческого наследия и судьбы.

 

 

tribuna

Уроки Примакова

К выходу Собрания сочинений Е.М. Примакова в 10-ти томах

Выход десятитомного собрания сочинения Евгения Максимовича Примакова – значимое событие для всех интересующихся политической жизнью современной России, а также ее недавней историей. Этот издательский проект можно без преувеличения считать уникальным.
В десятитомнике собрана представительная часть наследия выдающегося политического деятеля. Здесь представлены и научные работы, и многочисленные доклады на темы текущей повестки, и основные мемуарные сочинения. В принципе перечисленные материалы нельзя назвать библиографической редкостью, однако собранные вместе и потому доступные для одновременного ознакомления, они производят совершенно особое впечатление. Е.М. Примаков предстает перед читателем в качестве своеобразной точки фокусировки целой эпохи. В результате через его биографию – как профессиональную, интеллектуальную, так и просто человеческую – можно почувствовать пульс времени, в которое он жил и работал, ощутить всю специфику той поры, уже во многом подзабытой, несмотря на то, что автор для подавляющего числа потенциальных читателей его десятитомника не является фигурой из давней истории.

Вот уже год, как с нами нет Евгения Примакова. Кажется, об этом политике, о его роли в нашей недавней истории сказано все что только можно и при этом только положительное. Таких "одноцветных" деятелей, в отношении которых существует как бы по умолчанию разделяемый всеми оценочный консенсус, больше не было не то что в ту эпоху, на которую выпал апогей политической карьеры Примакова, но и, похоже, вообще во всей нашей истории. То есть налицо небывалый, буквально парадоксальный случай: абсолютно правильный и абсолютно безупречный политик в 90-е годы – эпоху тотальной лжи и разнузданного криминала. Возможно ли такое? Точнее, чтобы не ставить под сомнение незамаранность Примакова, – как такое возможно?
По-видимому, секрет тут кроется как раз в том, о чем почему-то до сих пор не говорят ни биографы самого Примакова, ни вообще историки ранней
постсоветской эпохи, ни все те, кто лично знал его или работал с ним. Не говорят не по какому-то преднамеренному умыслу, а, по-видимому, потому что как-то не считают данное обстоятельство чем-то значимым – на фоне быстрого и успешного преодоления последствий дефолта или знаменитой "петли над Атлантикой". Рядом с такими "подвигами Геракла" как-то даже неудобно признаться в банальной истине – просто-напросто Примаков был особенный, другой, не как все и вел себя наперекор тем негласным правилам, которые тогда только сложились, а спустя несколько лет стали чем-то само собой разумеющимся. Вот почему в нашей памяти он такой однозначно положительный, светлый, особенный, несмотря на то что жил и действовал в то окаянное время.
В чем же эта особенность Примакова, его непохожесть на подельников-современников? Иными словами, чему можем поучиться у него мы, живущие во времена еще более окаянные – потому что кривда застыла, зацементировалась и стала чем-то вроде нормы. Какие уроки из 90-х он может преподнести нам, живущим два с лишним десятилетия спустя? Может быть попытка спроецировать эти уроки на нашу теперешнюю действительность откроет нам глаза на многое из того, на что они давно замылились?
Первый урок, преподнесенный нам Примаковым, – это убедительное доказательство несостоятельности одного утверждения, которое принимается по умолчанию и даже не обсуждается. Это утверждение о невозможности делать большую политику в белых перчатках. Примаков же продемонстрировал прямо противоположное – что это не только допустимо, но именно так и должно быть, что лиц, занимающих самые высокие посты, никто не освобождал от необходимости следовать моральным нормам, обязательным для всех остальных. Сегодня подобная установка кажется не просто каким-то анахронизмом, но чем-то вообще неестественным, сказочным, невероятным. Невозможно поверить в то, что лицо, доросшее до премьерского поста, в принципе смогло сделать такую карьеру – и не
замараться. Скажем больше – попытки представить Примакова нравственно безупречным в нашей действительности могут возыметь даже прямо противоположный эффект: мол, нет сомнения, молодец, правильно все делал, олигархов поприжал, спас народ от дефолта, а честь страны – от поругания, развернувшись над Атлантикой, но зачем небылицы-то рассказывать? Чтобы в 90-е – и таким чистюлей почти до самого верха добраться?.. Поэтому чтобы не повергать в смущение наши представления о том, что может быть и чего быть в принципе не может ни при каких обстоятельствах, переформулируем этот первый урок Примакова иначе – как верность раз и навсегда выработанному имиджу, как стойкая последовательность в преподнесении себя окружающим, как неукоснительное следование принципам – и на публике, и в закрытом режиме. В принципе, о том же самом – о морали и нравственности. Но вот так – языком пиара и политтехнологий – как-то понятнее выходит.
Следующий урок Примакова – уже не из эфемерной и по большей части непонятной ныне области представлений о чести и достоинстве, а из самой что ни на есть настоящей политики. Хотя опосредованно этот урок снова упорно выталкивает нас все туда же – к каким-то принципам, которые непонятно зачем нужно соблюдать. Если мы посмотрим на стремительное возвышение Примакова, начавшееся при Горбачеве и завершившееся премьерским креслом, то заметим одну совершенно нетипичную по нынешним временам вещь. От должности к должности он переходил, как рыцарь, один – без эскорта из стаи "имэмовских", "ясеневских", "мидовских", "питерских" или каких-либо еще. С ним повсюду следовали только два самых близких его помощника – своеобразные оруженосцы, если продолжить аналогию с рыцарскими временами. Преднамеренный отказ от стаи "своих" может себе позволить лишь тот, кто абсолютно уверен в себе и готов взять на себя всю ответственность. Сейчас наоборот действуют стаями – или, как это принято более благозвучно именовать, командами. И при этом подобный стайный инстинкт объясняется очень просто: дескать, по-другому
нельзя – если ты вне стаи, то другая стая тебя просто загрызет. Но Примакова почему-то никто не загрыз. Другие времена были? Навряд ли – политика всегда делалась и делается по одним и тем же лекалам. Просто слабые и неуверенные нуждаются в стае – для защиты и для переложения на нее ответственности, если вдруг в том возникнет необходимость. Сильные же и независимые в таком окружении не нуждаются. Да и разбрасываться своей ответственностью они как-то не привыкли.
Еще один урок Примакова, на первый взгляд, ломает его образ политика-одиночки, не нуждающегося в свите: всюду, где только он ни оказывался, он тут же начинал намеренно собирать вокруг себя единомышленников либо делать единомышленниками тех, кто ранее таковыми не являлся. Однако несоответствие данной установки ярко выраженному административному индивидуализму – иллюзорное. Приходить на новое место со своей стаей – совсем не то же самое, что обрастать своей командой на этом самом новом месте с чистого листа. Последнее – совсем по-другому мотивируется. Команда единомышленников, причем команда по возможности максимально широкая, нужна не для обеспечения собственной безопасности, а для невозможности – или, во всяком случае, крайней затруднительности – разрушить, обернуть вспять сделанное, достигнутое, сотворенное этой командой. Собственно, именно в этом и был смысл создании широкой коалиции с левыми силами в антикризисном кабинете Примакова. Именно коалиция обеспечила продавливание пакета мер, предполагавших основательное возвращение государства в экономику и незамедлительно породивших многочисленных и притом влиятельных оппонентов такого курса. Однако помимо силового эффекта коалиция – это еще и способ достижения и поддержания общественного консенсуса по жизненно важным вопросам развития страны. А значит – и способ получения кредита доверия от народа. Примакову был выдан такой кредит. Сейчас же власть все больше плодит конъюнктурные коалиции-однодневки, пробуксовывающие даже на электоральных кампаниях, ради которых они и создаются, и моментально рассыпающиеся после завершения голосования.
Сформулируем другой урок Примакова: политик высокого уровня обязан быть дальновидным и аккуратным. Семь раз отмерь – один отрежь. А при обострении отношений с партнером предпочитай лучше ловко уклоняться от инвектив в свой адрес, нежели выступать зачинщиком, задирой, забиякой. Если вспомнить все ту же "петлю над Атлантикой", то что тогда по сути сделал Примаков? Да ничего особенного – просто не полетел в Америку. А что сделала Америка? На весь мир забряцала оружием и развязала войну против Сербии. И кто при таком раскладе оказался победителем, а кто сел в лужу, хотя бы даже и после видимой удачи, по доведении до конца своего сценария, – понятно. Недеяние в таком случае может оказаться посерьезнее, чем любое действие.
И, наконец, обозначим, пожалуй, самый важный урок, относящийся к тому, что можно условно назвать правильным международным поведением. Сейчас часто употребляют понятие – доктрина Примакова. Суть этой доктрины заключается в выжимании из абсолютно любой ситуации максимума полезного для своей страны. Именно так поступал Примаков, решая вопросы большой международной политики в качестве главы СВР, министра иностранных дел и председателя правительства. Но не надо забывать и важного составного элемента этой доктрины: да, выжимать максимум возможностей, но делать это с неукоснительным учетом интересов партнеров, принимая во внимания полный расклад сил в том или ином регионе и изо всех сил удерживая при этом паритет интересов ведущих мировых игроков. Примаков знал, что уступками и компромиссами можно добиться очень многого. Он понимал, что интересы страны лишь тогда будут по-настоящему обеспечены, когда ты отстаиваешь их филигранной игрой, отточенными действиями, выверенными шагами, постоянными реверансами в сторону партнеров, а не уподобляешься слону в посудной лавке. К тем, кто действовал прямолинейно, уперто и не желал учитывать ничьих интересов,
Примаков относился с иронией и даже с сочувствием, искренне сожалея о том, как много проигрывают такие политики и сколько они недобирают, упускают, как многим рискуют. Все дипломатические победы Примакова были добыты в том числе и его виртуозным джентльменским отношением к тем, перед кем ему приходилось отстаивать интересы России. Насколько полезным был бы хотя бы мизерный учет опыта этой примаковской дипломатии теми, кто ныне своими неуклюжими действиями создает нашей стране проблемы, а потом пытается их героически преодолевать!
Вот пять уроков Евгения Максимовича, которые напрашиваются сами собой. Вероятно, их список можно продолжить и далее. Но подобное форс-мажорное и спешное "доучивание" его уроков вряд ли принесет такой же эффект, какой можно было бы достичь при их вдумчивом и медленном усвоении, при следовании им все эти полтора с лишним десятилетия после его ухода из большой политики.
Политические гении заставляют прислушиваться к преподносимым ими урокам.
Геннадий Бордюгов
Руководитель Международного совета Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI)
Александр Рыбаков
Советник, Центр международной торговли

 

tpp

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ

logo 100 fv

Права на перевод и издания за рубежом

Если Вас интересует

покупка прав на перевод

и издание за рубежом,

просьба писать на адрес:

tehhi.sasha@gmail.com

Ulti Clocks content
board

Заказ книг

Ваша корзина пуста

Наши издания

Комната отдыха

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня150
mod_vvisit_counterВчера813
mod_vvisit_counterЗа неделю2754
mod_vvisit_counterЗа месяц11781

Online: 10
IP: 54.234.247.118
,

Случайная новость

ФРАНЦУЗСКИЙ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ КОЛЛЕДЖ -- учебный год 2012/2013
Уважаемые коллеги!
Предлагаем Вам подробную программу цикла лекций по международному праву который ежегодно проводится Французским Университетским Колледжем.
Он пройдет 15, 16 и 18 марта 2013 г. в МГУ им.М.В.Ломоносова.