airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home АИРО-XXI Новости ЮБИЛЕЙНАЯ КНИГА АССОЦИАЦИИ

ЮБИЛЕЙНАЯ КНИГА АССОЦИАЦИИ

isis2520 марта – Вышел в свет юбилейный сборник "Между канунами. Исторические исследования в России за последние 25 лет / Под редакцией Г.А. Бордюгова. – М.: АИРО-XXI, 2013. – 1520 с. – ISBN 978-5-91022-208-7".

В книге представлены результаты одного из основных проектов Ассоциации. Авторы – представители нескольких поколений ученых – анализируют основные тенденции современного российского историознания, устойчивые научные направления, которые стягивают самую разнообразную проблематику и учитывают актуальные запросы общества. Специальное внимание уделяется исторической политике и внешним факторам существования исторической среды.
Большинство сюжетов носят дискуссионный характер и рассчитаны на преподавателей, научных сотрудников и аспирантов, занимающихся историей.

 

СОДЕРЖАНИЕ


МЕЖДУ КАНУНАМИ
Геннадий Бордюгов 15
Раздел I
1988–1996
ПРЕДИСЛОВИЕ 21
I.I. УСЛОВИЯ
СОВРЕМЕННАЯ АРХИВНАЯ ПОЛИТИКА:
ОЖИДАНИЯ И ЗАПРЕТЫ
Андрей Минюк 23
ИЗДАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
КРИЗИС ИЛИ СТАБИЛИЗАЦИЯ?
Владимир Невежин, Ольга Пруцкова 34
ИСТОРИЯ В ШКОЛЕ: ОБРАЗ ОТЕЧЕСТВА
В НОВЫХ УЧЕБНИКАХ
Александр Шевырев 48
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ
В УЧЕБНИКАХ 1995 ГОДА
Александр Голубев 66
В ПОИСКАХ ТЕХНОЛОГИИ
ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Виктория Тяжельникова 75
I.II. КОНЪЮНКТУРА
РОМАНОВЫ: МЕЖДУ ИСТОРИЕЙ И ИДЕОЛОГИЕЙ
Александр Полунов 90
ИССЛЕДОВАТЕЛЬ И ИСТОЧНИК О КНИГЕ
Д.А. ВОЛКОГОНОВА «ТРОЦКИЙ»
Александр Панцов, Александр Чечевишников 106
«КАК Я ДОКУМЕНТАЛЬНО УСТАНОВИЛ» ИЛИ «СМЕЮ УТВЕРЖДАТЬ».
О КНИГЕ Д.А. ВОЛКОГОНОВА «ЛЕНИН»
Никита Дедков 120
Л.П. БЕРИЯ: ПРЕДЕЛЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ
«РЕАБИЛИТАЦИИ»
Олег Хлевнюк 143
О «ДЕТСКОЙ» ЛИТЕРАТУРЕ И ДРУГИХ ПРОБЛЕМАХ
НАШЕЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ
Елена Зубкова 158
I.III. ТЕМЫ И ПОДХОДЫ
ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ МЕТАМОРФОЗЫ
«КРАСНОГО ОКТЯБРЯ»
Владимир Булдаков 178
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. НОВОЕ ПРОЧТЕНИЕ
СТАРЫХ ПРОБЛЕМ
Александр Ушаков, Владимир Федюк 204
ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ – В ПЛЕНУ
БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ДОКТРИНЫ
Сергей Павлюченков 220
СОВЕТСКАЯ ИСТОРИЯ 1920–30-х ГОДОВ:
ОТ МИФОВ К РЕАЛЬНОСТИ
Михаил Горинов 237
ПРЕДЫСТОРИЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
В СОВРЕМЕННЫХ ДИСКУССИЯХ
Михаил Мельтюхов 275
ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ
ПОЛИТИКИ
Дина Аманжолова 304
ИМПЕРИЯ: ИДЕНТИФИКАЦИЯ
ПРОБЛЕМЫ
Людмила Гатагова 328
МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ
КОМИНТЕРНОВЕДЕНИЕ
Александр Ватлин 349
ИСТОРИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ.
ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ
Александр Куприянов 360
СОЦИАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ РУССКОГО
КРЕСТЬЯНСТВА В XX ВЕКЕ
Ирина Кознова 379
ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ АНОМАЛИЙ,
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕСТВЕННОГО
ПРИЗРЕНИЯ В РОССИИ
Галина Ульянова 397
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. КАЖДОЕ ПОКОЛЕНИЕ
ПИШЕТ СВОЮ ИСТОРИЮ
Геннадий Бордюгов 417
Раздел II
1996–2002
ПРЕДИСЛОВИЕ.
РЕАЛЬНОСТЬ ИСТОРИЧЕСКАЯ И НОВЫЕ
ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
Геннадий Бордюгов 429
II.I. УСЛОВИЯ И СТРУКТУРЫ
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИСТОРИИ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ИСТОРИИ
В РУССКОМ ИНТЕРНЕТЕ
Ирина Каспэ
Образы сетевой истории ? Образы исторического знания ? Кровь, почва,
бессрочное хранение информации ? Новый антикваризм ? Публикаторский
клуб ? История, сжатая до календаря ? Образы внесетевых сообществ
и институций ? История продолжается 433
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРИОДИКА: СИТУАЦИЯ ЯЗЫКОВОГО ВЫБОРА
Наталья Потапова
Образ издания ? Образ автора ? Образ материала ? Герои и их функции ?
Тема: способ проблематизации 451
ПРОБЛЕМА УЧЕБНИКА ИСТОРИИ
Никита Дедков
Вопрос государственной важности ? А споры продолжаются ? Учебники
и эксперты ? Язык и структура ? Концепции и идеологии 464
ДИНАМИКА КНИЖНЫХ ИЗДАНИЙ ПО ИСТОРИИ
И СТРУКТУРЫ ЧТЕНИЯ
Антон Короленков
Общая динамика изданий ? Типы изданий ? Исторические периоды: интересы
издательств и читателей ? Некоторые тенденции издательской политики ?
Рецепция исторической литературы 487
II.II. НОВАЯ КОНЪЮНКТУРА
МИФЫ И «РЕАЛЬНОСТЬ» ИСТОРИИ:
ОБ ОДНОЙ ТЕНДЕНЦИИ
В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Ирина Чечель
«Здравомыслие» в исторической науке: ракурс проблемы ? Методологические
основания исследования проблемы «здравого смысла» в отечественной
историографии 1990-х – начала 2000-х гг. ? Историографическая
«контекстуальность» проблемы «здравого смысла» ? Лингвистическая
«контекстуальность» проблемы «здравого смысла» ? «Здравый смысл»
в отечественной историографии 1990-х – начала 2000-х гг. 499
ВЛАСТЬ: МЕХАНИЗМЫ И РЕЖИМЫ
Дмитрий Андреев
Легитимация власти ? Архитектурно-ландшафтные презентации власти ?
Наследование власти ? Советники власти ? Переходные режимы ?
Становящиеся режимы ? Режимы в апогее ? Тупики представительства ?
Режимы «по краям» 525
КОНСПИРОЛОГИЯ И ЭСХАТОЛОГИЯ
НА РУБЕЖЕ МИЛЛЕНИУМОВ
Дмитрий Андреев, Вадим Прозоров
Новые тенденции в изучении конспирологии ? «Конец истории»
против Конца Света, или Заговор против эсхатологии ? Постмодернистская
тоска по утраченному чувству времени, или Грёзы о Средневековье ?
«Режим» Возрождения: неожиданная находка постмодерна ? «Маятник
Фуко» – энциклопедия постмодернистской конспирологии ? От «Нового
ренессанса» к «Новому гностицизму» ? Литературная подсказка
к конспирологическим загадкам ? Эсхатология как проект ? Перспективы
конспирологии в ситуации экспериментального эсхатологического
проектирования 554
II.III. МОДЕЛИ ПОЗНАНИЯ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ
ПЕРСПЕКТИВЕ
Михаил Кром
Менталитет: pro et contra ? Историческая антропология: от теоретических
дебатов – к конкретным исследованиям ? Микроистория: поиски метода ?
История повседневности: потребность в концептуализации 575
ГЕНДЕРНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА:
ПОДХОДЫ К ОПИСАНИЮ
Татьяна Дашкова
«The best from the West»: феминизм, «женские» и гендерные исследования
на Западе ? «Back in the USSR». «Женские» и гендерные исследования
в России и странах СНГ: возникновение сообщества и развитие институций ?
«Женское», «политическое», «бессознательное»: интеллектуальные стратегии
и формы саморефлексии в трудах отечественных исследователей ? География
и типы научных изданий ? Дисциплинарные границы и познавательные
«повороты» ? «Женские истории»: тематические приоритеты и лакуны 597
ИМПЕРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
И РОССИЙСКАЯ ЭТНОПОЛИТИКА
Александра Бахтурина
Россия – государство-империя? ? Этнополитические
аспекты имперской государственности 637
КРЕСТЬЯНОВЕДЕНИЕ В ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ
ПОЛЕ АГРАРНОЙ ИСТОРИИ
Дмитрий Люкшин
Вновь определяя крестьянство: российский дебют крестьяноведения ?
Крестьяноведческие методы и отечественная традиция аграрной истории:
конфликты и компромиссы ? Рефлексивное крестьяноведение: генезис курса ?
Историческая антропология в крестьянском измерении: функции и границы 657
КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ИСТОРИЧЕСКОГО ДИСКУРСА
В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Сергей Антоненко
Дело государственной важности ?Сакральная лексика в науке: pro et contra ?
Христианство или «двоеверие»? Новое открытие «Святой Руси» ? Церковь
в государстве: «тождество», «симфония» или пленение? ? Апологеты
и обличители православной цивилизации: в поисках формулы русской
истории ? Церковь как субъект исторического познания, или церковная
историография сегодня 670
II.IV. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ
ТЕМА КОНСЕРВАТИЗМА
В НАУЧНО-ИСТОРИЧЕСКИХ
ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ
Константин Сулимов
Исходная «матрица» ? Восстановление «исторической справедливости» ?
«Очевидность» консерватизма ? «Хранители» vs. «охранители» ?
Экстремизм vs. радикализм ? «Русский консерватизм» ? Тематическое
единство – «чехарда понятий» ? Научное сообщество: «творцы»
«консерватизма» 698
УЗЛОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ
РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА
Александр Макушин
Вместилище добродетелей, или вектор мышления? ? Стихийность или
конструктивизм? ? Корни и заимствование ? Либерализм и консерватизм ?
Либерализм и национализм ? Либерализм и демократия ? Либерализм
и радикализм ? Милюков и Маклаков ? Февральская революция ?
Социальная база, или среда восприятия? 722
ИСТОРИЯ РЕФОРМАТОРСКОГО НАРОДНИЧЕСТВА
И ПРОБЛЕМЫ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ
РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
Геннадий Мокшин
Изменение приоритетов в изучении революционного и реформаторского
народничества ? Что такое русское народничество? Новая постановка
проблемы ? «Реабилитация» легально-народнической концепции
модернизации России ? «Либеральное» или «реформаторское» народничество?
Две линии в изучении идеологии правого народничества ? «Ахиллесова пята»
реформаторского народничества (К вопросу о расколе интеллигенции
с народом) ? Проблемы периодизации истории реформаторского народничества 741
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ И ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫЕ ИДЕИ
И ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
Ирина Гордеева
Предметные предпочтения ? Теоретические предпочтения ? «Историософский»
подход ? «Объективистский» подход ? Новая профессиональная субкультура ?
Социалисты изучают социалистов, радикалы изучают радикалов 764
Специальный раздел
МИРОВОЕ РОССИЕВЕДЕНИЕ
ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ РОССИИ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И США:
НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И НАСЛЕДИЕ СОВЕТОЛОГИИ
Ирина Олегина
Изучение России в Британии: традиции и поиск нового взгляда ? «The Russian
Review» как отражение основных тенденций американского россиеведения ?
Споры вокруг «Провала крестового похода» 782
КАК ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ «ПРИГОВОРЕННЫЙ К СМЕРТИ»,
ИЛИ ГЕРМАНСКОЕ РОССИЕВЕДЕНИЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ
Ольга Никонова
Немного институциональной истории ? Дискуссия о судьбе Osteuropaforschung ?
От истории социальной к истории культурной ? Концепции прошлых лет перед
«судом» немецких историков ? В поисках собственной парадигмы: сталинизм
в контексте культурной истории 816
НА ЗАКАТЕ ТЕОРИЙ ТОТАЛИТАРИЗМА: ФРАНЦУЗСКАЯ
ИСТОРИОГРАФИЯ О РОССИИ
Наталья Трубникова
Россия глазами французских историков: общие тенденции ? «Прошлое одной
иллюзии» против усложнённого «Возвращения к коммунизму» ? Теории
коммунизма в единственном и множественном числах ? «Обновленная»
социальная история: новые поля исследований ? Cahiers du Monde Russe –
ведущее периодическое издание французской русистики 844
ГОРЯЧИЙ ПЕПЕЛ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ. ЯПОНСКОЕ
РОССИЕВЕДЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ
Василий Молодяков
«Архивный бум» и его последствия ? Москва как «метрополия» японского
россиеведения ? Народники и «рисовая цивилизация» – национальный вектор
японских исследований ? Россия «из вторых рук»: европейско-американский
фактор ? Научная среда ? Русские учёные в японском россиеведении ?
Японские россиеведы и российские читатели 871
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. ИСТОРИЯ, ИСТОРИК И ИСТОЧНИК
В КОНФЛИКТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
Константин Ерусалимский
Замутнённое отражение ? Чему не подвержено современное источниковедение ?
Диалог с надстройкой посредством базиса ? А был ли историк? ? Письмо на песке 890

Раздел III
2003–2012
ПЕРЕД НОВЫМ-СТАРЫМ ВЫБОРОМ. ПРЕДИСЛОВИЕ
Геннадий Бордюгов 917
III.I. УСЛОВИЯ И СРЕДА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
И ПОЛИТИКА ПАМЯТИ
Василий Молодяков
«Историческая политика» и «политика памяти»: определение и разграничение
понятий ? Историческая политика: историки не нужны? ? Историографическая
ортодоксия: апология «твердой власти» ? Юбилеи: Сталин возвращается ?
Против «фальсификаторов истории»: недостаточно забытое старое ?
Государственная десталинизация? ? С новым 1975-м годом, товарищи! 922
КУРС НА «ПОЗИТИВНУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ».
О НОВЕЙШЕЙ УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
ПО ИСТОРИИ
Татьяна Филиппова
Учебник истории как исследовательская проблема ? Драмы истории – драмы
историков ? Стандарты или эталоны? На пути к положительному сценарию 943
КНИЖНЫЕ ИЗДАНИЯ ПО ИСТОРИИ
И СТРУКТУРЫ ЧТЕНИЯ
Андрей Макаров
Смена парадигм чтения и модели книгоиздания ? Книги по истории
в российском книжном пространстве ? «Малое пространство»: академическая
среда ? «Широкое пространство»: образованные слои, активная часть ?
Преподаватели и ученики ? «Массовая аудитория» 962
ИСТОРИЯ В КИНО И НА ТЕЛЕВИДЕНИИ
Борис Соколов
Иван Грозный – авторитарный тиран или безумец? ? Литература и история
на экране: классика против революции ? Красные против белых: старые
и новые стереотипы ? Был ли заговор Тухачевского? ? Польша – «главный
провокатор» Второй мировой войны ? Великая Отечественная: идеологическая
борьба на экране ? От войны к миру: стабильность как высшая ценность ?
История как телешоу 971
III.II. СТАРО-НОВАЯ КОНЪЮНКТУРА
ФЕНОМЕН ВЛАСТИ: НОВЫЕ
ПРОБЛЕМЫ И ПОДХОДЫ
Ольга Голечкова
Механизмы функционирования политических систем ? Морфология власти
и историческая динамика ? Презентации и легитимация власти ? Новые
фокусировки кратологической оптики ? Носители власти ? Другие субъекты
пространства власти ? В тени столыпинианы, или Как не надо политизировать
историю ? Двадцатилетие 1991 года: что отмечаем? ? Бархатно-цветные
транзиты: революция как технология власти ? Историческая кратология:
промежуточные итоги и возможные горизонты 1017
ЛЕНИН И ЛЕНИНИЗМ:
БЕЗ ПРЕДВЗЯТОСТИ
Елена Котеленец
«Назад к Ленину» ? «Неизвестный Ленин» ? Анафема или осмысление? ?
Зарубежная «лениниана» 1048
СТАЛИН И СТАЛИНИЗМ:
«ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ»
Екатерина Суровцева
Трудности оценки личности Сталина ? Издательские проекты ? Важнейшие
аспекты изучения личности Сталина и феномена сталинизма ? Начало
политической карьеры Сталина ? Репрессии и роль в них Сталина ? Партийная
номенклатура ? Сталин как личность. Политическая биография Сталина.
Личная жизнь Сталина ? Сталин как ритор ? Сталин и религия ? Быт
сталинской эпохи ? Сталин и Великая Отечественная Война ? Сталин
и искусство ? Сталин и литература ? Сталин и архитектура ? Сталин и культура
его времени ? Культ Сталина ? Смерть Сталина ? Сталиниана ? Память
о сталинизме ? Интернет-ресурсы о Сталине ? Причины популярности
Сталина в современном обществе 1063
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ: ВЕЛИКАЯ
ЗАБЫТАЯ ВОЙНА
Ирина Белова, Игорь Гребенкин
Пространство проблем: Мир и Война... ? ...Война и «Мiръ» ? От тематического
многообразия к обобщениям ? Подходы и методы: поиски и находки 1097
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА:
НОВЫЙ ВЗГЛЯД
Антон Посадский
Варианты восприятия войны ? Новые тенденции и подходы ?
Проекты, структуры и региональные аспекты изучения 1124
ЭПОХА РЕПРЕССИЙ:
СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ
Алексей Тепляков
Публикаторский бум: перлы и плевелы ? Новые аспекты изучения советских
репрессий ? Органы госбезопасности глазами гражданских историков ?
Ведомственные особенности изучения проблемы 1135
ПРЕДЫСТОРИЯ ВЕЛИКОЙ
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Михаил Мельтюхов
Политический кризис 1939 г. ? Отношения СССР с великими державами
Запада ? Политика советского руководства в Восточной Европе ?
Военные аспекты подготовки Советского Союза к войне 1170
НОВЫЕ РАКУРСЫ И ПРОБЛЕМЫ
ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Борис Соколов
Основные направления современной российской историографии Второй
мировой войны ? События 1939–1941 годов ? Размер советских военных
потерь ? Роль Сталина, народа, отдельных советских полководцев
и советского народа в достижении победы в войне ? Проблема
коллаборационизма и партизанского движения ? Роль ленд-лиза
и вооруженных сил западных союзников в достижении Победы ?
Уровень советского военного искусства в Великой Отечественной
войне ? Преступления Красной Армии в Европе в 1944–1945 годах ?
Историческая память о Второй мировой войне и конфликты
исторической памяти на постсоветском пространстве ? Причины
советской победы в войне 1205
«ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»: РОССИЙСКИЕ
И АМЕРИКАНСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Пётр Черёмушкин
Американские авторы о «холодной войне» по-русски и по-английски ?
Мэтлок против течения ? Российские историки об истоках
и происхождении «холодной войны» ? Противостояние разведок
СССР и США ? Берлин-1961 – самое опасное место на земле ? Апогей
«холодной войны» ? Секретные каналы и перипетии разрядки ?
Военная операция СССР в Афганистане ? И все-таки Польша ? Роль
советского ВПК в «холодной войне» и истощении ресурсов СССР ?
Ближний Восток: на сцене и за кулисами ? Африка грёз
и действительности 1230
РУССКИЙ МИР И РУССКОЕ
ЗАРУБЕЖЬЕ
Алексей Антошин
Организация, источниковая база, историографические разработки ? Основные
проблемы эмиграции из Российской империи ? «Первая волна»
послереволюционной эмиграции ? Российские эмигранты и Вторая мировая
война ? «Вторая волна» эмиграции из СССР и состояние российской диаспоры
в середине 1940-х – 1960-е гг. ? «Третья» волна эмиграции из Советского
Союза и современная российская диаспора 1258
III.III. МЕТОДЫ И МОДЕЛИ ПОЗНАНИЯ
ИМПЕРСКАЯ ИСТОРИЯ. НОВЫЕ ПОДХОДЫ
К МЕТОДОЛОГИИ ИЗУЧЕНИЯ
Светлана Лурье
Методология «имперской ситуации» и «имперских историй» ? От имперской
ситуации к контекстообразующему и когнитивному повороту ? Примеры
имперских ситуаций ? Проблема концептуального определения «империи»
и «национального государства» ? Методологические проблемы
типологизации империй 1293
ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ: НАПРАВЛЕНИЯ ПОИСКА,
МЕТОДЫ, ПРОБЛЕМЫ
Петр Акульшин, Игорь Гребенкин
В поисках метода и источников ? Профессионалы и любители ?
Темы и проблемы 1309
МИР ВЕРЫ И МИР ИСТОРИИ: «ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ВСЕЛЕННЫЕ»
ИЛИ «СТАЛКИВАЮЩИЕСЯ МИРЫ»?
Сергей Антоненко
Институциализация историко-конфессионального дискурса: обретения
и проблемы ? Два президентства, два патриаршества. Новый «язык смыслов»
как императивное требование эпохи ? Актуализация «византийского
дискурса» ? «Священство и царство»: в поисках утраченной симфонии? ?
Образовательный аспект: ОПК/ОРКСЭ 1329
УСТНАЯ ИСТОРИЯ: ОТ ВСЕОБЩЕГО УВЛЕЧЕНИЯ И КРИТИКИ
К ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ
Ирина Реброва
Возможности устной истории как метода анализа памяти прошлом ?
Тематическая палитра устно-исторических исследований
в современной России 1362
ВИЗУАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
Екатерина Щербакова
Предварительный просмотр ? Точки зрения ? Светопись. Но не фото ? Город
как «визуальная среда обитания» ? Желаемая реальность ? Образ мира ?
Кривое зеркало ? Не глазом единым 1380
СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ:
ФЕНОМЕН «СОВЕТСКОГО»
Владимир Сомов
«Черты советского человека» ? В поисках методологии ? Мы родом
из детства ? Назад в будущее? 1397
ДИКТАТУРА ЮБИЛЕЕВ: МЕМОРИАЛЬНЫЙ БУМ
КАК ПРИЗРАК ИНОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ
Андрей Кузнецов, Артём Маслов
К постановке проблемы ? Память о Смуте и юбилеи событий начала
XVII столетия: размышления о судьбах «одного» «главного» «праздника»
в начале десятилетия коммемораций ? А судьи кто? Историки
на страже юбилеев 1425
СНОВА О ВЫБОРЕ, НО О ДРУГОМ.
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Дмитрий Андреев 1462
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 1465
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН 1472

 

МЕЖДУ КАНУНАМИ
Геннадий БОРДЮГОВ

Четверть века для историографического процесса – ничтожный срок, однако если он приходится на переломное время, на трансформацию всех сторон общественной жизни, такой хронологический отрезок может сравниться со столетием. Подобного рода явление, связанное с методологической революцией и кардинальным обновлением историознания, Россия переживала после 1917 года. Последствия хорошо известны. Но позади еще один период нис-провержения старого и ускоренного создания нового. Начальная и конечная грани этого периода связаны с двумя канунами. Первый приходится на конец 80 х годов ХХ века, когда в стране быстро росла неудовлетворенность смыслом бытия и начинались масштабные преобразования, второй – на начало второго десятилетия века XXI, отчетливо зафиксировавшего вхождение в зо-ну серьезных испытаний не только в области экономики, но и глубоких изме-нений в социальном устройстве. Массовый общественный протест вошел в повестку дня, а источником перемен стал иной тип коммуникаций – Интернет вообще и социальные сети в частности. Кануны всегда активизируют проекцию будущего, которое, как правило, оборачивается совсем другими – неожидаемыми – сценариями.
Научное сообщество историков вместе со всей страной переживало взлеты и падения, эмоционально отзывалось на смену властных парадигм, вольно или невольно впитывало дух времени, который довольно быстро становился неуловимым и трудно описываемым духом прошлого*. Так было в момент обрушения советской государственности и охватившем страну после собы-тий августа 1991 г. хаосе. Открытое вхождение в рынок, приватизация, смена политического режима, форсированное возведение гражданского общества с его отработанными на протяжении множества веков технологиями контроля за властью со стороны собственников сопровождались демократической ри-торикой. Однако результаты этих процессов оказывались неоднозначными. А впереди и подавно были конституционно-политический кризис 1993 г., региональный сепаратизм, угроза самому существованию России как целостного государства.
К концу 90 х пришлось увязывать воедино прямо противоположные друг другу цели. С одной стороны, остановить распад страны и навести в ней хотя бы элементарный порядок, что неизбежно предполагало действия мобилизующего характера. С другой стороны, обеспечить стабильное, без потрясений существование вконец измотанному народу. Началось фактическое переуч-реждение государства через комплекс институциональных реформ. Технократизм и профессионализм заметно уменьшили пространство публичной политики, лишили СМИ своей субъектности. Ликвидация олигархической фронды и кадровая революция повлияли на новую архитектуру власти, равно как «цветные революции» на постсоветском пространстве ускорили заявление серьезного идеологического проекта, который явочным порядком стал назы-ваться «суверенной демократией». Однако и новая идеология не дала ожи-даемого результата. Оставалось неясным, куда движется страна, насколько устойчива государственность, сохранится ли родовой порок номенклатурно-сословной власти и её отрыв от народа? В конце 2011 – начале 2012 г. рождается совершенно иная модель протестного движения в России, непохожего на преддверие классических революций.
В таком контексте последних 25 лет историческая наука переживала и собственные неимоверные перегрузки. Они были связаны с глубокой пере-оценкой основополагающих формул, заданных сталинским «Кратким курсом», интеграцией в мировую науку, вызовами постмодернизма, освоением результатов так называемого культурного поворота в историографии, наконец, кризисом профессиональной идентичности историка. Поначалу заметной тенденцией являлось «отталкивание от всего советского», повышенное внимание к русской эмиграции, к русским антикоммунистическим движениям в годы Гражданской войны, Великой Отечественной и послевоенного времени. Затем главными трендами становятся несколько устойчивых научных направлений, стягивающих самую разнообразную проблематику и подразумевающих, что новые книги пишутся прежде всего для читателей-современников.
Одним из актуальных и принимаемых наукой становится запрос общества на проблематику идентификации. Бурное развитие получают национальные истории, включение этнического и конфессионального материала в поле познания прошлого, изучение феномена исторической памяти и коммеморации, то есть практик введения образов прошлого в пласт современной культуры. Историческая наука, сохраняя интерес к феномену власти, проводимых ею реформ и контрреформ, соскакивания или обрушения страны в революцион-ные фазы, обращается к схемам чередования мобилизационных и модерниза-ционных режимов, механизмам функционирования политических систем. Свободный от ортодоксии анализ идеологических систем сопровождается быстрорастущим интересом к презентации власти, её символам и ритуалам, рукотворным политическим мифам и их демифологизации. Новый ренессанс истории экономики и хозяйствования обусловлен пережитыми жесточайшим кризисом, дефолтами, денежными реформами.
В изучении роли страны в окружающем мире и описании международных отношений по-прежнему преобладают конфронтационные события, Первая и Вторая мировые войны. Их история подверглась серьезной политизации, по-пыткам пересмотра итогов в контексте «войн памяти». Однако политическая история, вопросы цены и ответственности дополняется иным видением вой-ны и мира – осмыслением стратегий поведения людей на фронте и в тылу, формированием и утилизацией образов войны, обращением к новому мышле-нию и народной дипломатии. Для постсоветского времени характерна дискуссия об исторических аспектах встраивания России в атлантическую цивилизацию, вестернизации внутри государственного пространства и о геополитических моделях, в которых новая Россия выступает в качестве полноправного субъ-екта международных отношений. Осмысление роли России в мировой поли-тике задало распространение таких концептов, как «сильное эффективное государство», «национальные интересы», «национально-государственный су-веренитет», «великая энергетическая держава».
Коммуникационная и новая культурная революции, сакральное и духов-ное, эзотерика расширили проблематику повседневности. Изучение частной жизни, межличностных отношений в семье и разных социальных средах, особенностей менталитета, поведения девиантных групп и др. объединяет се-годня историческая урбанистика. Все большее значение приобретают и такие направления, как историческая антропология, «новая имперская исто-рия», или «новая история империй».
Названные и новые направления исторических исследований, безусловно, не будут свободны от борьбы политических элит за «овладение прошлым». Историки учтут и новые вызовы, и результаты неизбежных перемен, тем бо-лее что недостатка в прогнозах нет, включая самые крайние – к примеру, им-перское во всех его проявлениях (от православно-монархического до комму-нистического) или набирающая в последнее время силу так называемая национал-демократия. Однако мне ближе наблюдения тех политологов и со-циологов, которые серьезно обеспокоены другим – возникновением того не-понятного «нового», которое не рефлексируется. Его объем растет, а осмысление и управление социальными процессами ведется в старой парадигме, в рамках прежнего идеологического проекта.

Изучение основных тенденций исторических исследований в России по-следней четверти века являлось целью одного из проектов АИРО. Он старто-вал в 1995 году и его результатом стали три книги (1996, 2003 и 2011 годов изданий), вызвавшие заметный резонанс в научном сообществе*. Две первые книги, ставшие библиографической редкостью, включены в данный сводный том и воспроизводятся практически факсимильно, третья книга дополнена новым материалом, который освещает процессы, характерные для 2012 года – Года российской истории.

 

 

 

ПРОЕКТ АИРО-XXI «СССР-100»

logo 100 cccp 220x170

tpp

Наши издания

Комната отдыха

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня570
mod_vvisit_counterВчера1224
mod_vvisit_counterЗа неделю1794
mod_vvisit_counterЗа месяц37447

Online: 8
IP: 3.236.223.106
,

Случайная новость

ФРАНЦУЗСКИЙ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ КОЛЛЕДЖ -- учебный год 2012/2013
Уважаемые коллеги!
Предлагаем Вам подробную программу цикла лекций по международному праву который ежегодно проводится Французским Университетским Колледжем.
Он пройдет 15, 16 и 18 марта 2013 г. в МГУ им.М.В.Ломоносова.