airo-xxi.ru

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Home Издания 2020 года Бордюгов Г.А., Котеленец Е.А. Ленин: культ и антикульт в пространствах памяти

lenin 150Бордюгов Г.А., Котеленец Е.А.
Ленин: культ и антикульт в пространствах памяти, истории и культуры. С Приложением С.П. Щербины. – М.: АИРО-XXI, 2020. – 632 с.

ISBN 978-5-91022-466-1

Цена
700 р.


Книга представляет собой развитие подхода, заявленного в исследованиях, посвященных образам Победы, Революции 1917 года и восприятию фигуры И.В. Сталина. Этот подход сводится к объяснению тенденций, существующих в общественном мнении, идеологии и культуре, с помощью концепции пространства памяти, в пределах которого коммеморационые практики власти и ее оппонентов развиваются по определенным и повторяемым схемам. В настоящей работе исследуется пространство памяти о В.И. Ленине. Анализ привязан к круглым датам в жизни самого создателя советского государства и его посмертным юбилеям. Выход книги приурочен к отмечавшемуся в апреле 2020 года 150 летию со дня рождения этой исторической фигуры, а ее содержание представляет интерес не только для профессиональных историков, но и для широкого круга читателей, интересующихся нашим недавним прошлым.

 

lenin 150 FB
_

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
Часть I
В ПРОСТРАНСТВЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ БИОГРАФИИ
1880: «…когда был Ленин маленький, такой, как мы с тобой…»
1890: испытание потерями и политический выбор
1900: схватка с Плехановым
1910: «Он даже во сне видит революцию»
Часть II
ВЫСОКИЙ ПЬЕДЕСТАЛ ВОПРЕКИ ЖЕЛАНИЮ ЮБИЛЯРА
1920: террор и возвеличивание, мечта и смерть
Часть III
ИНСТРУМЕНТАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТА СТАЛИНЫМ
1930: «культа бояться не следует» Внешнее или подлинное почитание? • Парадоксы первой волны воспоминаний • «Вульгарный ленинизм» • Воскрешение вождя
1940: вождь должен быть одинСудьба «монопольного истолкователя» • Установление канонов пространства истории • Художественный образ вождя
1950: «двух солнц на небе не бывает»
Часть IV
НАДНАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТСКИЙ СИМВОЛ
1960: новый идеологический поворот Чему служили и что открыли новые источники • Новые исследовательские тенденции • Знамя перемен в культуре
1970: «Ленин всегда с нами»?Торжественный сценарий и его невидимые сбои • Курьезная реакция на юбилей • Открытия и запреты • Уберите Ленина с денег!
1980: эрозия идеологии и культа
1990: «не поддаваться напору ниспровергателей»Первые атаки на культ • Смена знаков или перепроверка оценок и идей? • Новая проблематика дискуссий • Антиленинизм в политической культуре • «Политическое завещание» и уход вождя: запрос на переосмысление • Троцкизм – это антиленинизм? • Близкий и неблизкий круг вождя • Ленинизм и сталинизм: сопоставление учений • Десакрализация художественного образа вождя
Часть V
ОТ АНТИКУЛЬТА К НОВОЙ ВОСТРЕБОВАННОСТИ ЛЕНИНА
2000: от антиленинизма к антикультуЛиберальный поворот • Анафема или критика? • Личностные детерминанты биографии • Трактовки культа и новая апологетика вождя • Переосмысление отношений в ленинском окружении • Взаимосвязь ленинизма и сталинизма: новые грани споров • Расставание с ленинианой
2010: титаны не умираютСтаро-новая проблематика исследований • Отношение к идеям христианства • «Кающийся дворянин» • Верность «героическому сценарию» • Имя России • «Бороться за самого слабого…»
2020: поворот к Ленину на перепутье эпохЛенин в проекте «Революция-100» • Новые проблемы коммеморации • Путин о Ленине и большевиках • От методологии до последней завесы тайны смерти • Обобщающие биографии • Лениниана возвращается?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ
Мемплекс [Ленин] в наши дни • [Ленин-вождь] • [Ленин на броневике] • [Ленин в Разливе] • [Ленин и бревно] • [Лампочка Ильича] • [Дедушка Ленин] • [Ленин и зайцы] • [Ленин и Человек с ружьём] • [Ленин и печник] • [Ленин в Октябре] • [Ленин в Зимнем] • [Ходоки (у Ленина)] • [Учиться, учиться и учиться] • [Вечно живой Ленин] • [Ленин – В.О.Р] • Самоизоляция

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН


Путин о Ленине и большевиках.
Фрагмент из книги:

«… Со строго научной, исторической точки зрения суждения Путина о Ленине выглядят уязвимыми для критики. Однако это следует считать очередной недоработкой его экспертной обслуги и обратить внимание не на допущенные президентом неточности или откровенные ляпы, но на его совершенно последовательную и ярко выраженную, можно даже сказать – предельно личную, позицию в отношении создателя советского государства и попытаться понять, чем она продиктована. Совершенно очевидно, что не теми примитивными мотивами, какие приписывают Путину его критики: мол, с державностью, с имперскостью у Ленина не всё в порядке было, вот и невзлюбил его Путин, дескать, другое дело – Сталин, но нынешний глава государства осторожничает и не решается признаваться в своей любви к «отцу народов», хотя такая любовь по определению в крови у каждого чекиста.
Думается, что позиция Путина не столь прямолинейна. Точнее, она прямолинейна, но в другом. Президент на протяжении всех 20 лет пребывания в эпицентре общественного внимания неоднократно демонстрировал свой предельный прагматизм в вопросах не только конкретной реальной политики, но и всего того, что ее обрамляет, то есть в сферах идеологии, культуры, смыслового конструирования. История для него – это не просто прошлое. Это – некая область представлений, которые непременно должны «работать» на настоящее: объяснять, оправдывать, оттенять, доказывать, уязвлять, учить, критиковать и пр. Поэтому история в его представлении ни в коем случае не должна быть неоднозначной – каковой она является в действительности.
Ленин же – фигура именно неоднозначная, причем как раз в том самом вопросе, который является для Путина основополагающим – в вопросе о государственности. Он то разрушитель империи, то – интересант мировой революции, то – самый что ни на есть имперец (причем такой же холодно расчетливый и прагматичный, как и сам Путин). Поэтому Ленин для президента – явно неудобная фигура, а значит, гораздо лучше объявить его негативным героем истории с точки зрения ценностей государственности, тем более что во многих отношениях такая оценка не будет прегрешением Главное, что эта выверенная оценка «работает», а тем, что она многим, в том числе и определенной части путинского электората, не нравится, можно пренебречь. В конце концов, эти «ленинцы» всё равно никуда от Путина не денутся. Возможно, подобная позиция и была бы оптимальной для выстроенного Путиным режима, но лишь в том случае, если бы он по контрасту с «плохим» Лениным показал бы какого-то «хорошего» героя недавнего прошлого.
Понятно, что на эту роль напрашивается Сталин. То есть по схеме, вот уже более двух веков отработанной во Франции: с одной стороны – блистательный и яркий Бонапарт, а с другой – все те, кто после 1789 года методично расчищал ему дорогу к власти и затем погибал на гильотине. Однако Путин молчит о Сталине с той же явной личной заинтересованностью, с какой он демонизирует Ленина. Заимствовать схему «Робеспьер–Бонапарт» он не собирается. И вместе с тем не только не очерняет советский период, но последовательно представляет его как определенный идеал. И тут же называет Сталина «папашей», что уже само по себе не позволяет далее раскручивать эту фигуру как «правильного» и «положительного» антипода Ленина. Но в таком случае как в представлении Путина работает «история»? И работает ли она вообще? Понятно, что такая энигматичная путинская «историософия» вряд ли могла повлиять на тематику собственно академических исследований. Историки же в преддверии полуторавекового юбилея Ленина по-прежнему оставались в плену старой проблематики и старых вопросов».

 

ПРОЕКТ АИРО-XXI И СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ МОСКВЫ «ПОБЕДА-75»

logo pobeda 75